Дорогие гости, не мешают ли вам хозяева?

Лето чаще всего у нас ассоциируется с отдыхом. Правда, не всегда с собственным. Но это, как водится, издержки почти всех южных приморских городов. Севастополь, нравится это нам или нет, — тоже из их числа.
Безусловно, когда в чудовищный зной подавляющее большинство из нас вынуждено (сказать "идти" — язык не поворачивается, скорее, плестись) на работу, вид праздно шатающейся, изо всех сил отдыхающей публики, мягко говоря, раздражает. Но мы же люди гостеприимные, не так ли? Поэтому прилагаем максимум усилий для того, чтобы не выставлять свое недовольство напоказ.
Но бывают моменты, когда даже правила гостеприимства не позволяют молчать и делать вид, что ничего не происходит. Письмо на эту тему и открывает наш сегодняшний откровенный разговор:

"ЧТО ТУТ ТАКОГО? ЭТО Ж ПАМЯТНИК!"

"Здравствуйте, уважаемая редакция! Я, как человек "совковый", приучена все волнующие проблемы обсуждать на кухне. Так привычней и спокойней, что ли. Но так совпало, что в один и тот же день я стала свидетелем ситуаций, которые подвигли меня взяться, нет, за перо — это слишком помпезно, — за шариковую ручку. Взялась и впервые в жизни написала в газету, потому что молчать сил нет…

Иду на работу. Путь пролегает через сквер, в котором чуть больше года назад установлен памятник императрице Екатерине. Достойный памятник, ухоженный сквер. У памятника — две дамы бальзаковского возраста. В трусах и майках — по-другому то, что на них было надето, назвать язык не поворачивается. Одна из дам, для которой габариты 90-60-90 — несбыточная мечта, пытается взгромоздиться на постамент, дабы быть сфотографированной на фоне царственной особы. Затем на это место водворяется ее спутница. Кадры сделаны. И плевать, что при этом помяты кем-то принесенные к подножию памятника матушке-императрице цветы, что испачкан постамент, вовсе не предназначенный для того, чтобы по нему так беспардонно топтались ногами. На сделанное замечание тут же получаю ответ: "Что тут такого? Это ж памятник!" Дальнейшие препирательства считаю бессмысленными — товарищи не понимают!..

Вечер. Не поздний. Иду с работы. Центр города. Публика все больше полуголая. Разомлевшие от южного солнышка девушки и женщины двигаются по центру, чуть прикрывая оголенные тела прозрачными парео. Мужчины вообще такими мелочами не заморачиваются — идут себе почти в плавках с обнаженными торсами. В таком же виде они, извините, впираются в магазины, троллейбусы и маршрутки. Плюхаются на сиденья, оставляя на них мокрые разводы…

Предпринимаю жалкие попытки уговорить себя не сердиться — ну, отдыхают люди, наверное, они этот отдых честным, непосильным трудом в течение всего года заслужили. Терпимее нужно быть, голубушка. С тем и бреду к остановке, чтобы сесть в маршрутку и отправиться домой. Час пик. Людей — тьма-тьмущая. Издалека замечаю "свою" маршрутку. Считаю, что повезло мне несказанно — автобус останавливается прямо передо мной. И тут, как в сказке, откуда ни возьмись, нарисовывается мальчишка лет шести-семи с надутым резиновым кругом в ручонках. Проскакивает в салон маршрутки практически у меня под рукой, я захожу следом. А мест-то, как оказалось, уже нет. Этот шустрый пострел на одно место сел сам, на второе кинул свой круг, а на третье (вот это скорость!) успел поставить целлофановый пакет. Следом в автобус, посмеиваясь, вошли его родители и, бесцеремонно отодвинув меня, заняли "забронированные" сыном места. Водитель строго объявил, что стоячих пассажиров он не берет, и мне пришлось выйти из салона. Сил не осталось даже на то, чтобы возмутиться. Да и смысл? Все равно ничего бы не изменилось.

Гости города с ветерком покатили домой. Я стояла на остановке и вот о чем подумала: может быть, нам пора отбросить излишнюю стыдливость и начать ставить наших драгоценных гостей на место? Ведь должны же ими в конце концов соблюдаться хотя бы элементарные правила приличия. Или я не права?

С уважением

Ирина Кольцова".

Почему же не правы, уважаемая Ирина. Правы. И, между прочим, совсем не одиноки в своем праведном гневе. В подобных письмах редакция недостатка не испытывает. Севастопольцы, не сговариваясь, поднимают одни и те же вопросы. А еще предлагают ввести штрафы для тех, кто "бесплатно" не понимает, что взбираться, подобно обезьянам, на памятники по меньшей мере неприлично, что шататься по городу, ездить в общественном транспорте, заходить в магазины, аптеки и т.д. и т.п. полуголыми — неуважение к находящимся рядом людям (как, впрочем, и к себе), что демонстративно швырять бутылки, огрызки, окурки и обертки мимо урны — это отвратительно… А все вышеперечисленное вместе взятое — от недостатка воспитания… Конечно, отдельные жители белокаменного тоже в последнее время особой щепетильностью не отличаются, всякое себе позволить могут, но с началом курортного сезона эти проблемы обостряются до неприличия. Так и подмывает ехидненько спросить: "Дорогие гости! А не мешают ли вам отрываться по полной хозяева?"

Мы, конечно же, не против приезда в Севастополь гостей. Пусть едут на здоровье, пусть знакомятся с нашим великолепным во всех отношениях городом. Тем более что перспектива у Севастополя (о которой нас, налогоплательщиков, правда, в очередной раз забыли спросить), видимо, одна — быть туристическим и рекреационным центром. Хотя до этого еще, по нашему мнению, как до Нью-Йорка пешком, но готовиться необходимо, и лучше заранее. В том числе и вырабатывать правила поведения, одинаковые для всех, а еще строго следить за их исполнением.

* * *

А продолжит наше общение постоянный подписчик "Славы" жительница ул. Большой Морской Э.А. Бурлыка. Ее письмо — это скорее размышление умудренного опытом человека, но еще и призыв к действию. Какому? Читайте дальше:

СПЕШИТЕ ДЕЛАТЬ ДОБРО!

"Уважаемая редакция главной и уважаемой газеты "Слава Севастополя+"… В N 121 за 9 июля прочитала замечательную статью Г. Ильиной о севастопольских благотворителях XIX века. Не могу не откликнуться: спешите делать добро! Действительно, имена этих людей с гордостью будут носить потомки и с благодарностью вспоминать жители Севастополя. А значит, они никогда не умрут…

У меня под окном за день проезжают, обгоняя друг друга, тысячи машин, особенно маршруток. И очень редко я вижу самый безопасный, самый дешевый в эксплуатации и самый экологически чистый транспорт — троллейбус. Весь мир переходит на электротранспорт, а руководство нашего города почему-то от него избавляется. Так вот, может быть, надо обратиться к добрым, умным, очень богатым людям, которых много в нашем городе: "Спешите делать добро! Приобретайте за свои заработанные деньги троллейбусы и дарите их городу". А на троллейбусе пусть будет написано: "Подарок, например, от Иваненко или Перова…"

И я уверена, что пассажиры, заходя в этот троллейбус, добрым словом будут вспоминать тех людей, благодаря которым воздух в городе станет намного чище и будет обеспечена безопасность пешеходов. А еще можно помочь водоканалу погасить его долги, обеспечить ремонт сетей и следить, чтобы ни одна благотворительная копейка не ушла без пользы. Ведь вода — это жизнь. Богатые люди, спешите делать добро, и оно вам обязательно вернется. В этом меня полностью поддерживает моя соседка…

Э.А. Бурлыка, В.Т. Шумская".

Спасибо вам, уважаемые Эла Алексеевна и Валентина Тимофеевна, за неравнодушие и неиссякаемый оптимизм. Кто знает, может быть, действительно ваше искреннее и очень-очень доброе письмо подвигнет состоятельных людей Севастополя к конкретным действиям. И спустя какое-то время мы с вами увидим на улицах города новенький троллейбус, подаренный не президентами страны или мэриями городов — побратимов Севастополя, а нашими местными меценатами и благотворителями.

Тем более что прецеденты уже были. Помните, на городские маршруты выходили машины с надписями, извещающими о том, что троллейбус отремонтирован на средства, например, сети магазинов "Купеческий"? То есть начало положено. Будет ли продолжение, зависит от всех нас.

* * *

Завершит наш сегодняшний разговор письмо-благодарность, присланное в редакцию Лидией Павловной Черных:

ДОБРОЕ СЛОВО И ОТКРЫТОЧКА К ПРАЗДНИКУ…

"Уважаемая редакция газеты"! Наша семья выписывает "Славу" уже более 40 лет. Читаем с большим интересом! Много проблем в стране, городе. Много уничтожено предприятий. А отдельные из оставшихся находятся в коматозном состоянии: хозяева меняются, профсоюзы не работают. О пенсионерах, проработавших всю свою жизнь, некому и вспомнить. Хорошо, если есть семья, а если пенсионер одинок, неужто так накладно послать ему открыточку к празднику?

Я 35 лет проработала в морском торговом порту, уже 20 лет — на пенсии. Держится порт и все еще считается лицом нашего славного города, хотя проблем — уйма. Работают портовики, получают зарплату, отчисляют деньги в пенсионный фонд… И никогда не забывают поздравить пенсионеров открыткой к празднику и небольшим денежным подарочком.

Большое вам спасибо, портовики! Здоровья вам всем и благополучия! Большое спасибо руководству порта во главе с С.Г. Таракановым, профкому и его председателю Н.Ф. Кульша. Всех благ вам.

С уважением

Л.П. Черных".

20 лет на пенсии, а родной коллектив помнит о своем бывшем работнике, поздравляет с праздниками, по возможности помогает материально. Это прямо как будто из нашего недалекого советского прошлого, когда молодым была "везде у нас дорога, старикам — везде у нас почет"…

И все-таки как здорово, что в городе еще есть такие коллективы, для которых люди — главная ценность. Жаль, что таких руководителей и профсоюзных организаций с каждым годом остается все меньше и меньше. Очень жаль. Ведь по-хорошему наши пенсионеры многого не требуют — всего-то звонок по телефону или открыточку к празднику. Для них важнее всего сознавать, что о них помнят, что их уважают, что отдают должное их вкладу в работу предприятия. Все правильно: человеческое тепло и участие еще никто ничем не смог заменить…

Другие статьи этого номера