Игрок

Игроки — очень азартные люди! Вспомнить того же Достоевского или Пушкина… Азарт свойствен увлеченным, одержимым натурам, поэтому и игорный бизнес (как бы его ни загоняли в подполье) будет процветать, как и все прочие отрасли, паразитирующие на человеческих слабостях и пороках. Но в XXI веке игра сильно мутировала — это уже не "Что? Где? Когда?" или "Кто хочет стать миллионером?" (хотя корни у всех игр одинаковые). К традиционному набору — карты, казино, ипподром, бильярд и игровые автоматы — добавились новые, не менее "увлекательные": собачьи бои, стрит-райсинг, подпольные бои без правил и… парные и командные компьютерные игры. Разумеется, с призовым фондом! То есть с основным признаком азартной игры. Севастопольский "геймер" Виталик — в умеренно азартной рубрике "Профили".Пытаюсь вспомнить, что я делал в двенадцать лет. Что вообще делали севастопольские мальчишки в прошлом веке? Взрывпакеты из магния, который мы воровали на "кладбище кораблей" в Инкермане. Еще выкапывали патроны, снаряды и гранаты из окопов времен Второй мировой в лесах Мекензиевых гор. Еще доставали заржавевшее оружие со дна Голубой бухты. Занимались каким-нибудь спортом. Ловили крабов, играли в подъездах на гитарах, ходили на "Ивушку". Иногда дрались. Ах да, забыл: еще мы учились в школе и влюблялись в девочек из параллельного класса! Вот, пожалуй, и все развлечения.

С Виталиком я познакомился в интернет-кафе: зашел проверить почту, а он… А он там практически живет! Я не шучу, ведь Виталик — уважаемый в своей тусовке авторитет. Он — Гэймер, и это, по его мнению, звучит гордо! С такой внешностью надо было сниматься в "Ералаше": длинный, нескладный, худой, рыжеволосый, с веснушками на вздернутом носике. Взгляд у него, как у взрослого человека, озабоченного проблемами глобального кризиса и падения цен на нефть. Даже когда он не за компьютером, в мыслях продолжает играть. Напомню, что Виталик — Гэймер, а это, поверьте, очень серьезное занятие для настоящего мужчины!

Играть он начал чуть больше года назад. Быстро прошел все "лабиринты", автогонки, ночные бомбардировки, единоборства и остановился на "мясе"! Для непосвященных: "мясо" — это освобождение заложников, ликвидация террористов и всякой прочей нечисти, дуэли со всевозможными противниками и боевые действия в одной из "горячих точек" планеты. Со мной он разговаривает, не отрываясь от экрана, — сейчас у него сложное задание. Виталик в одиночку (напарника "замочили"!) должен проникнуть в реактор АЭС, разминировать его, освободить уцелевших сотрудников и, по возможности, "наказать" террористов. Занятие, прямо скажем, благородное, если бы не одно "но". Этот двенадцатилетний мальчишка воюет по семь-восемь часов в день! В интернет-кафе он приходит, как на службу! Кто-то ведь должен Родину защищать! А если завтра война?!

— Послушай, где-то я слышал, что в твоем возрасте дети… прости, ребята ходят в школу. Хоть изредка.

— Хожу иногда. Что там делать? Скучище!

— Говорят, что там преподают физику, математику, химию, языки всяческие изучают… В футбол играют, наконец!

— Спорт — для лохов! Накачивать надо мозги, а не мышцы. Где-то я услышал, что "Бог создал людей: сильных и слабых. А Кольт изобрел свой 18-миллиметровый, чтобы уравнять шансы"! Смотри, какой красавец!

Заглядываю через его плечо: от Виталика пытается убежать по тоннелю огромный верзила с винтовкой М-16. Уворачиваясь от града пуль, Виталик одним выстрелом дробит ему коленную чашечку! Верзила с громким криком падает, роняет винтовку и корчится от боли. Мы с Виталиком "подходим" к нему.

— Казнить нельзя помиловать! Куда поставишь запятую?

Террориста мне, в принципе, не жаль — "он убил несколько сотрудников атомной станции и заминировал реактор". Но я смотрю не на него, а на этого мальчишку, который хладнокровно "достает" пистолет с глушителем, вставляет дуло в рот виртуальному человеку и… с улыбкой нажимает на курок.

— Добро пожаловать в ад, сынок! (видимо, услышанная типичная фраза из боевика). Где-то еще двое. Так, тихо!

Сижу тихо, ведь моего собеседника в любой момент могут "убить", а виноват буду я! Смотрю не на экран, а в глаза Гэймеру. Ощущение, будто передо мной — матерый спецназовец из "Альфы" в момент штурма дворца Саддата. Это взгляд профессионального киллера: холодный и безучастный! Для него человеческая жизнь не имеет никакой ценности. Он не воспринимает человека, пусть даже и виртуального, как личность, индивид. Это — цель. Или "объект". Или мишень, которую надо во что бы то ни стало уничтожить любым способом: от разрыва гранаты до саперной лопатки. И Виталик непременно этого добьется, ведь он — Гэймер! Это же просто игра! Обыкновенная игра для настоящего мужчины. Правда, согласно исследованиям психологов всего мира, такие вот "игры" сильно снижают планку сострадания и в мирной жизни. По статистике, большинство подростков, расстрелявших своих одноклассников в реальном времени, увлекались виртуальными "стрелялками". Любая игра — самый быстрый способ обучения жить в этом мире. Игровое обучение широко распространено во всем мире, ведь, играя, ребенок приобретает необходимые знания. Игра, которую так любит Виталик, учит его… убивать! Конечно, он убивает плохих дядек и спасает хороших, но… Кому решать, кто хороший, а кто плохой?! Только самому Виталику! И он решает моментально, принимает единственно правильное — по его мнению! — решение. Это и есть обучение, а знания, полученные в игре, обязательно найдут применение и в той, другой жизни, в которой живем мы — не гэймеры! Виртуальный и реальный миры однажды пересекутся, и я не хотел бы оказаться на пути у Виталика! Вдруг он решит, что я — плохой дядька!

— Ты сегодня ел что-нибудь?

— Не-а! На "охоту" надо выходить голодным, иначе реакция не та.

Смотрю на часы — пол-третьего. Этот двенадцатилетний мальчишка ничего не ел и, похоже, не хочет. Он уже привык, ведь в этом уютном кафе он проводит каждый день. Он на войне! Вот закончится война, тогда он отъестся и выспится. Но, боюсь, что его война никогда не закончится!

— Слушай, Ветал, но ведь для игры нужны деньги. Родители дают?

— Еще чего! Во-первых, это не деньги, а понты. Во-вторых, когда мы играем вдвоем-втроем или командами, то платит тот, кто проигрывает, а я уже забыл, когда проигрывал. Ну и, к тому же, после игры я за деньги переустанавливаю слетевшие "винды" "юзерам". Научился переустанавливать с сохранением всех данных на "жестком" диске, а за это очень хорошо платят! Так что это я еще мамуле подкидываю деньжат! Чтобы не вопила.

— Она знает, что ты каждый день играешь?

— Конечно! Правда, не знает, что во время занятий.

— А если узнает?

— Закатит очередную истерику, а я ей дам денег, и она успокоится.

— А где ты научился переустанавливать windows?

— Немного друзья показали — у нас здесь знаешь какие супер-хакеры есть! Потом почитал литературу, ну и опыт…

— А в той, мирной, жизни ты бы кем хотел стать?

— Еще не решил. Скорее всего — хакером. Программистом — скучно! Сидишь, как дурак, по восемь часов в офисе и делаешь вид, что что-то разрабатываешь. А так: раз — и "развел" какой-нибудь средний банк на "бабло". Только не на крупную сумму, а то… Сам знаешь, читал, небось?

Я-то читал! Читал про питерского парня, который в шутку перевел приличную сумму одного из американских банков на счет его генерального директора! И против этого директора возбудили дело, а когда разобрались, стали искать "шутника". А когда нашли, то предложили выгодный контракт на создание программ, защищающих бизнес от таких же талантливых "шутников". А еще я читал стихи Бродского и Ахматовой — кое-что понравилось! Я читал Маркеса и Соловьева, Кастанеда и Баха… Я даже читал самого… Зачем я это делал, если я так и остался в мире "юзеров", которым, как лохам, периодически переустанавливают слетевшую "винду" и ставят новые программы за каких-нибудь 70-80 гривенок такие вот "виталики", которые, в свою очередь, большую часть жизни проводят в Игре, выходя из нее лишь для того, чтобы "взломать" код доступа к банку или NASA?! Зачем я пишу статью, если эти четырнадцать тинейджеров никогда ее не прочитают, потому как заняты серьезным делом?! Каждый — своим. А если в их мире и появится Ахматова, то только в игре, где она будет хладнокровно в упор расстреливать старшего и младшего Гумилевых, корчащихся от боли на бетонном полу каземата!

Действительно, зачем Виталику учиться?! В свои двенадцать лет он уже умеет взламывать коды любой лицензионной игры в Интернете. Совсем скоро он научится "шутить" с банком данных нужной корпорации, за что их конкуренты отвалят Виталику "прожиточный минимум". И зачем тогда школа, институт, аспирантура?! Он уже зарабатывает себе на жизнь. Еще и маме дает, "чтобы не вопила".

С другой стороны, у него нет вредных привычек, присущих его сверстникам.

— Ты куришь?

— Не-а. Отстой! Тут в туалет иногда не успеваешь сходить, а он — "куришь"!

— Пивко, к примеру?

— Не мои тяги. Вообще алкашей не люблю. "Мочил" бы их со страшной силой! У меня папашка по "синьке" откричался.

— Про наркотики, видимо, спрашивать неуместно?

— Какая наркота?! Смотри, куда, гад, зашхерился! Сейчас ты у меня получишь!

— Слушай, а девушка-то у тебя есть?

— Была.

— Что значит "была"?! (С ужасом наблюдаю, как Виталик приканчивает ножом человека в черном).

— Расстались недавно. Она — не Гэймер. Постоянно меня чморила, что это для меня важнее, чем она! Но это действительно так. Девушки приходят и уходят, а… Ого-го! Вот ты какой, засранец! Хорошо, обойдем с другой стороны.

От выстрелов, взрывов и криков в этом обыкновенном интернет-кафе у меня разболелась голова. До чертиков захотелось курить! С мыслью о пиве пришлось расстаться: а вдруг именно в момент, когда я сделаю первый глоток, наши миры пересекутся, и напротив себя я увижу Виталика в полной выкладке и с металлическим блеском в глазах?! И вдруг он решит, что я — плохой дядька. Не сомневайтесь: если он так решит, то спокойно подойдет, достанет свою любимую "беретту" с глушителем и так же спокойно выстрелит мне в голову! Один раз! Виталик не любит делать "контрольный" — по его мнению, это непрофессионально! "Один патрон — один труп". И, даже не обернувшись, пойдет по жизни дальше: все время собран, все время начеку, ведь в мире (я уже запутался, в каком именно), пока еще живут плохие дядьки, миссия Виталика — очистить Землю от таких, как я!

Другие статьи этого номера