Дороже всех богатств

В бескрайнем океане книг прослеживаются мощные течения. Мы делим их по принадлежности к национальным литературам, к отдельным эпохам, школам, тематической направленности… Два зала в Морской библиотеке имени адмирала М.П. Лазарева Севастопольского Дома офицеров Черноморского флота Российской Федерации отведены для бережного хранения фонда редких изданий.Их так много, что стеллажи потемневшего от времени дерева установлены и вдоль стен залов, и поперек. Заведующая отделом книгохранения Елена Баринова говорит, что вверенное под ее опеку несказанное богатство, в свою очередь, тоже неоднородно. Полки этих стеллажей прогибаются под грузом фолиантов, переплеты многих из которых сработаны из кожи с глубоким тиснением и появились на свет божий в ХVII-ХХ веках (до 1917 года). А рядом книги, вышедшие в период с 1917 года до Великой Отечественной войны. Обособлены также редкие книги, изданные в течение последних 60 лет.

Сам удивляюсь, но сразу рука потянулась не к вековым раритетам, а к тому большего формата, обложки которого вместили эпопею С.Н. Сергеева-Ценского "Севастопольская страда".

Год издания книги — 1942-й. Какими событиями он вошел в историю? Тяжелейшими сражениями на полях Великой Отечественной. Немецко-фашистские войска оказались у стен Москвы, они рвались к Волге, на Кавказ. Стоял вопрос о существовании государства. Именно в этот кульминационный момент осуществляется издание "Севастопольской страды". Чем не пример для дня сегодняшнего?!

Люди старшего поколения, несомненно, помнят обычай далекого прошлого оставлять отзывы где-то на внутренней стороне обложки библиотечной книги: читал, дескать, понравилась. Обычай, признаться, неоднозначный. Но какие автографы, однако, оставлены на прошедшей войну книге! В них изложена добрая часть ее биографии.

"…Эта книга поступила в 16-й стрелковый корпус в августе 1943 года в станице Крымской на Кубани, — читаем каллиграфически выполненную запись, принадлежащую руке старшего лейтенанта Демидова. — Эту книгу получил я от начальника связи 16-го стрелкового корпуса подполковника И.С. Карнаухова во время боев с немецко-фашистскими захватчиками под Керчью в январе 1944 года и читал ее во время наступательных боев за Севастополь до мая 20-го дня 1944 года. Оставил ее 31 августа 1944 года в Старом Крыму у товарища Сорокина М.М. После возвращения из Германии получил ее 10 февраля 1946 года и привез в Симферополь". Привез с новой подписью: "Эту замечательную книгу прочитали сотни солдат и офицеров 16-го стрелкового корпуса отдельной Приморской армии в 1943-1944 годах на Кубани и в Крыму".

Как и когда "Севастопольская страда" оказалась в фондах Морской библиотеки — неизвестно. Зато мы можем назвать имена некоторых бойцов, которые, как и Демидов, прочитали произведения Сергея Николаевича. Вот они: "Эту книгу с большим вниманием прочитал начальник связи 16-го стрелкового корпуса И. Карнаухов", "Эту книгу прочитал сержант Василь К. из Целинного района Ростовской области. Севастополь будет наш! Смерть немецким оккупантам!", "Эту книгу прочитала весной 1944 года под Керчью лейтенант Валя Чараева"… Как нам сегодня не хватает людей, способных "с большим волнением" прочитать "Севастопольскую страду"! Как нужна нам сейчас духовная среда, которой дышали воины, одолевшие сильного и коварного врага!

В окопах защитников черноморской твердыни оказалась и книга А. Левинцева "Под щитом Севастополя". Обратим внимание на то обстоятельство, что она появилась на свет в 1905 году с посвящением полувековому юбилею Крымской кампании. Несмотря на внешне грозное заглавие — "Под щитом Севастополя" — это, скорее всего, мелодрама о любви молодого офицера и прелестной девушки. Хотя героями произведения являются и исторические личности: В. Корнилов, П. Нахимов, другие адмиралы и генералы. На книге мы находим дарственную надпись следующего содержания: "Севастопольской военно-морской библиотеке от участников обороны Севастополя 1941-1942 годов. Данную книгу мы читали в окопах. С уходом закопали у стен Константиновского равелина. Вернулись, откопали и привели в порядок. Прошу хранить. С. Филиппов. 25 марта 1961 года".

Защитники города не могли взять книгу с собой, так как 24 июня 1942 года вплавь добирались от Константиновского равелина на Южную сторону. Бывшие воины с любовью восстановили утраченную обложку. Ее уголки — из стойкого цветного, под золото, металла.

Морская библиотека — старейшая в городе, наверное, и в Крыму. Через три года ей исполнится 190 лет. Старше ее — хранящиеся в ней книги, рукописи и документы. В надежном месте находится собственноручная записка Петра Великого "О правилах ведения морского боя". Ну и почерк, доложу вам, был у императора! Поэтому драгоценнейшие его каракули потребовали своеобразного "перевода" на машинопись. "Ежели от стрельбы слышать не будет голосу, тогда будет поднят сигнал, а именно зеленый гюйс на грот-стеньге при вымпеле, который для позывания того фрегата командира учинет" и так далее, в том же петровском стиле.

Рукопись крупного реформатора России имел "честь препроводить в дар" Севастопольской Морской библиотеке Морской Генеральный штаб 18 января 1911 года, что засвидетельствовано специальными документами.

Есть и печатные труды Петра Первого — это воинский устав, написанный в 1716 году. А еще "Первый морской устав России" от 1763 года. Чуть позже, в 1784 году, вышел "Пехотный строевой устав".

Читательское любопытство, азарт разбирает, когда держишь в руках книгу В.П. Ильинского "Адмирал Ушаков в Средиземном море". Она издана в 1799 году.

Со дня основания Морской библиотеки ее уникальному книжному собранию угрожали войны, революции, пожары и прочие испытания. Прочие — это какие? В 1931 году в Севастополь, в Морскую библиотеку, был командирован некто П.П. Шибанов. Он представлял столичную организацию "Международная книга". Ее сотрудники занимались изъятием из библиотек изданий, представлявших интерес для зарубежных коллекционеров. А вырученные на аукционах деньги направлялись на индустриализацию страны.

В Морской библиотеке хранится машинописный отрывок воспоминаний П.П. Шибанова. "Я много слышал о богатой севастопольской Морской библиотеке, — пишет он. — Вот тут-то и пожива для целей экспертного отдела "Международной книги", в которой я играл главную скрипку".

В коллективе Морской библиотеки в ходу предание. Говорят, днем гость откладывал в сторону бросившиеся в глаза книги. Но стоило ему отвернуться, как библиограф, имя которой четверть века назад установлено в поисковом материале "Славы Севастополя", а именно А.Г. Бобровская, некоторые тома возвращала на "проревизованные" стеллажи. Может, благодаря рисковавшей многим этой женщине в фондах осталось изданное в 1800 году самим Мусиным-Пушкиным "Слово о полку Игореве". Вполне возможно, что Анна Геннадьевна спасла для нас и книгу о постановке в Англии морской службы. На британских островах она увидела свет в 1836 году. А в России попала в руки читателей в 1839-м стараниями капитана первого ранга В. Корнилова. Будущий прославленный адмирал сам осуществил перевод книги.

Но если А.Г. Бобровская смогла спасти отдельные тома, то хранившееся отдельно книжное собрание адмирала М.П. Лазарева, завещанное им Морской библиотеке, уплыло-таки за рубеж. Где оно в настоящее время? На этот вопрос никто не может ответить. Можно только догадываться о его судьбе. "Если бы библиотеку Михаила Петровича распылили, — говорит Елена Баринова, — то хоть один том из его библиотеки где-то да всплыл бы. Такой случай не отмечен. Значит, библиотека адмирала целиком хранится у одного коллекционера".

В эпоху И.В. Сталина придерживались строгих правил. Достаточно взглянуть на отдельные тома Большой Советской энциклопедии 1947 года издания. Фамилии отдельных членов редакционного коллектива вымараны бдительными сотрудниками канувшего в Лету Главлита. Есть томик с аккуратно срезанными страницами предисловия. Так, видимо, изымались из обихода имена "врагов народа". Боже мой, как нам несказанно повезло, что чиновники из Главлита по незнанию ли, по халатности ли или, хотелось бы верить, с добрыми намерениями пропустили, не заметили, скажем, том о походе эскадры адмирала Чухнина вокруг Азии и Европы и книгу воспоминаний об адмирале его сослуживцев. Расстрел мятежных кораблей 1905 года как-никак, лейтенант П. Шмидт, А. Куприн… Мог пострадать Чухнин. Но уцелел.

В книгах говорится: дельный был адмирал.

Дошел до нас и легендарный альбом П.Ф. Рерберга с фотографиями и списками участников первой обороны Севастополя. Ладно бы там только простые солдатики и матросики, а так генералы, адмиралы, бароны, князья, венценосные лица.

Фигурирует "белая кость" и в "Морских сборниках". Но почти все они на месте с 1848 года.

Умиляешься первому, более чем вековой давности путеводителю по Севастополю, еще одной книжечке чисто прикладного значения, где пункт за пунктом изложены льготы участникам Крымской кампании и их потомкам.

Для книг с автографами авторов — отдельная полка: Бутаков, Менделеев, Паустовский, Пикуль, Крон, Соболев… 12 апреля 1963 года Константин Паустовский подарил Морской библиотеке томик со своими произведениями; препроводил его словами: "Любите и берегите свой великий город".

Начальник Морской библиотеки Николай Краснолицкий в беседе со мной сказал, что руководимый им коллектив делает все возможное, чтобы книжное богатство было доступно всем желающим. Вышли факсимильные издания отдельных раритетов, в ходу и современные носители информации.

Но актуальной остается проблема, о которой предупредил Нобелевский лауреат Иосиф Бродский. "…Среди преступлений… наиболее тяжким является не преследование авторов, не цензурные ограничения и т.п., не предание книг костру, — писал поэт. — Существует преступление более тяжкое — пренебрежение книгами, их нечтение. За преступление это человек расплачивается всей своей жизнью; если же преступление это совершает нация — она платит за это своей историей".

На этом хочется поставить точку в рассказе о богатстве — книгах. Они действительно богатство дороже золота, дороже всех богатств, но только тогда, когда их читают и следуют прочитанному.

Другие статьи этого номера