Валентин ШЕСТАК: "У Севастополя — два пути развития: стать или "тупиком" или современными морскими воротами страны"

О своем видении решения конфликтов между общественностью и бизнесом Севастополя в контексте организации в городе-герое контроля за охраной природы в интервью корреспонденту "Нового Севастополя" рассказал заместитель председателя президиума Севастопольской организации Украинского общества охраны природы Валентин ШЕСТАК.

— Валентин Владимирович, этим летом мы являемся свидетелями конфликта между ЗАО "СК "Авлита" и севастопольской общественностью, ряд представителей которой высказываются против готового к реализации проекта по перевалке угля. Как, по вашему мнению, можно цивилизованно наладить взаимоотношения между бизнесом и городом, как позволить городу зарабатывать на инвестиционных проектах, но в то же время и сберечь экологию?

— Давайте начнем с путей развития Севастополя. У него их два: или стать морскими воротами, позволяющими получать в развитие города огромные инвестиции, или тупик — провинциальный город в конце дороги, жители которого говорят: "Нам ничего не надо".

Задекларировано, что Севастополь должен развиваться в туристическом и героико-историческом формате. У нашего города, прошедшего две обороны, великое имя. Я уверен, что в будущем интерес к городу будет увеличиваться.

Далее. Город должен развиваться и как своеобразная Мекка высокоинтеллектуального производства. И в этом плане у города неплохие традиции. Здесь были конструкторские бюро. Все прекрасно знают флагман таких КБ — это ЦКБ "Коралл". И самое главное, я считаю, направление развития — это город-порт. Имея такую удобную бухту, грех, не использовать город как порт. Тем более это экономически выгодно.

— Вы говорите, что городу нужно развиваться. Но в нем немало тех, кто с пеной у рта доказывает, что городу как раз-таки лучше быть "неприступным" и завоенизированным "тупиком". Какие аргументы привести противникам развития города?

— Да, у нас своеобразный город, со своей историей. Но ею одной сыт не будешь. Но пока мы гордимся этой историей, другие, так сказать, "несвоеобразные" и небогатые историей порты Причерноморья зарабатывают и развиваются. Я считаю: если мы хотим поддерживать дружеские отношения с Россией, их надо строить не на политике, а на бизнесе. Уверен, России и Украине было бы очень выгодно иметь еще одни морские торговые ворота, причем как со Средиземноморским регионом, так и с Каспийским. В этой связи мне представляется очень перспективной перевалка грузов по цепи "Средиземноморские страны — Севастополь — Украина — Россия — Дальний Восток и страны Юго-Восточной Азии".

То есть Севастополь должен нормально отнестись к тому, что в порт будут приходить суда- 150-тысячники. Это нормально. Поверьте, весь мир переходит на крупнотоннажный флот, ибо везти груз из США, из Австралии малыми судами невыгодно. Единственный порт, который сейчас на Черном море может принимать огромные суда, — это Констанца.

И все бизнесмены — и российские, и украинские, и казахские — вынуждены платить румынам деньги, а потом еще и через три границы везти свои грузы. Почему бы не составить Констанце альтернативу?

— Но для приема таких судов нужен глубоководный порт: фарватер и причальная стенка…

— Да, глубоководный порт нужен. Что касается глубоководного фарватера, то это элемент экологической очистки дна бухты. Вот у нас есть пользователи акватории, та же "Авлита". Почему бы городу с помощью этих компаний не углубить фарватер?

Ведь это большие затраты — это не двор подмести. Но то, что нужно очищать и приводить в порядок бухту, — это факт. И у государства на такие дорогие дноуглубительные работы нет денег. Я думаю, надо поставить условие: хотите развиваться — помогайте в очистке. Выгодно будет всем.

— Но у бизнеса за эту — черновую — работу есть свой интерес. И этот интерес, как мы видим, вступает в конфликт с интересами части общественности города.

— Я считаю так: если "Авлита" хочет решить вопрос с глубоководным фарватером (а это ей нужно), то она дает мощный шанс для развития и Севморпорту, и тем потенциальным инвесторам, которые, к примеру, захотят взять в аренду причальный фронт. Это большие поступления в севастопольский бюджет в виде налогов.

Но у подобных проектов есть серьезные противники — одесские порты Ильичевск и Южный, которые не могут принимать большие суда. Они не заинтересованы получить явного и сильного конкурента — Севастополь.

Я слышу мнения, что крупнотоннажные суда — это беда для Севастополя. Я с этим не согласен. Вон Вентспилс на Балтике: там тоже палки в колеса по перевалке угля вставляли. В итоге суда не обрабатывались и город просто захирел. Сейчас там современное немецкое перевалочное оборудование. Суда пошли — и город ожил.

Нас пугают: мол, таких судов будет очень много и это повредит экологии. Я вам так скажу: пусть только какое-либо из судов прольет за борт пол-литра соляра, наша Азово-Черноморская инспекция оштрафует его на десятки тысяч долларов. В Европе с этим очень строго. И мы тоже должны за это спрашивать и сразу приучать к тому, что здесь — не мусорная яма. А если вдруг иностранцы насорят, то заплатят, а мы эти средства направим на рекультивацию бухты, так, как и в иностранных портах. Иными словами, путем штрафных санкций мы можем привести экообстановку в городе в более достойное состояние. И новые приборы контроля за эти деньги купить, и на уход за бухтой деньги выделять.

— Однако видно, что ряд ваших коллег не доверяют государственным экологам. Как избавиться от такого недоверия и начать диалог, а не прослушивание только монолога протестующих?

— Правильно — диалог. У нас есть карантинная служба, управление экологии, экологическая инспекция, бассейновая санэпидстанция. Мы их никого не видим или в защиту, или против того же инвестора "Авлиты" на ТВ, в газетах, на "круглых столах" с общественностью. Пусть выйдут и скажут свое видение того или иного вопроса. Они просто обязаны информировать население.

— Но мы же видим их подписи на документах различных проверок…

— Понимаете, если все легитимно, нужно подтвердить изложенное в них фактами и сказать, мол, "по нашим замерам здесь и здесь все в норме". И люди не будут накручивать себя. Пока же эти структуры сами вносят элемент непрозрачности, если хотите. По сути, выходит так, что эти государственные экологические структуры независимы от общественной оценки Севастополя. Они назначаются в Киеве, они подотчетны Киеву. И они, по сути, игнорируют общественность. Эта "молчанка" — путь к дальнейшей конфронтации.

— Ну, раз нет веры в чиновников, может, просто верить показателям воздушных датчиков?

— Посты контроля воздушной среды — это хорошо. Это превентивная мера, позволяющая "карасю" помнить о том, что есть "щука". Более того, если предприятие, в данном случае "Авлита", уверено в своей технологии, оно должно пройти этап общественного госконтроля: за свой счет поставить автоматические посты контроля за воздушной средой.

— Валентин Владимирович, а сколько и где в Севастополе их поставить?

— Три. Один — на Павловском мысе, второй — в промзоне "Авлиты", а третий — на Мекензиевых горах. Эти три поста позволят обнаружить загрязнение и определить его источник. Пост на Павловском мысе может определить источник со стороны рудоуправления или со стороны "Югторсана".

И поэтому пока государственные экоструктуры самоустранились, "Авлита" сама способна успокоить общественность. Чтобы снять сомнения общественности, я посоветовал бы "Авлите" еще заняться добровольным экологическим страхованием.

— Поясните, пожалуйста…

— С 2002 года Кабинетом министров Украины утверждено постановление о добровольном экологическом страховании объекта с повышенной опасностью от ущерба третьим лицам, т.е. гражданам. Поверьте, страховщик проверит предприятие лучше любого инспектора. Почему? Потому что страховка — это бизнес. Если страховщики "прошляпают" нарушения, то в случае какой-либо техногенной катастрофы они будут платить за локализацию последствий. Это нормальная схема, которая давно внедрена на Западе и потихоньку внедряется в России.

— Валентин Владимирович, на заседаниях экологической комиссии горсовета экологической общественностью неоднократно поднимался вопрос об установлении экологических постов на территории санитарно-защитной зоны "Авлиты", в частности такие письма в комиссию есть от ассоциации "Аура" (руководитель А. Семенов), от совета общественных организаций (руководитель М. Литвиненко). Получается, что экологи, в принципе, не против дальнейшего развития "Авлиты", но при контроле со стороны общественников, в т.ч. при помощи названных выше экологических постов?

— Конечно, я еще раз хочу подчеркнуть, что в работе общественников должен быть конструктивный подход, и если руководители указанных общественных организаций были искренни в своих обращениях по поводу такого взаимодействия общественности и промышленных предприятий, то я только это приветствую.

Я знаю о достаточно эффективном взаимодействии ассоциации "Аура" с предприятием "Морепром", которое осуществляет мониторинг окружающей среды в Инкермане с помощью такого поста.

— Валентин Владимирович, какие еще шаги примирили бы общественность и "Авлиту"?

— Отдадим должное стивидорной компании: "Авлита" немало помогает городу, но где — в отдаленных от промзоны районах. А следовало бы это делать именно на улице Богданова, что на Северной. Я предложил им сделать вокруг предприятия "зеленую зону". Понимаете, работать надо с населением.

А населению надо идти не под стены предприятия, а под стены контролирующих органов. С них надо спрашивать. Может, они и контролируют ситуацию, но нигде об этом не слышно. А ответственность этих чиновников предполагает диалог с народом. Иначе недовольство людей будет продолжаться.

— Спасибо за беседу.

С. МЕЩЕРЯКОВ. ("Новый Севастополь").

Другие статьи этого номера