Сергей ТИГИПКО: Независимость — это экономическая категория…

Бывший советник премьер-министра, бизнесмен, екс-сопредседатель Совета инвесторов при Кабинете Министров Украины Сергей Тигипко заявил о намерении баллотироваться в президенты. Свое решение вернуться в большую политику в одном из публичных выступлений он объяснил так: ?Сегодня перед нами всеми стоит выбор: смириться с тем, что происходит в стране, быть наблюдателем или влиять на ситуацию, пытаться изменить ее? Активнее всего можно влиять через политику. Я сделал свой выбор. Наблюдателем быть не хочу?
Сегодня мы предлагаем нашим читателям интервью с кандидатом в президенты Сергеем Тигипко, в котором затрагиваются самые острые, злободневные вопросы.

— Сергей Леонидович, как уже сообщалось в средствах массовой информации, в настоящий момент вы ездите по разным регионам Украины, чтобы лучше понять чем живут люди, почувствовать их настроение, чтобы на основе увиденного и услышанного выработать собственную стратегию, программу, которая определит ваши дальнейшие действия по преодолению кризиса, стабилизации ситуации в стране.

— Севастополь — 13-й регион в Украине, куда я приехал с целью понять, что сегодня больше всего волнует наших граждан. Везде, где я уже побывал, я сталкивался с острыми, болевыми вопросами. Правда заключается в том, что за последние годы мы потеряли больше всех стран СНГ, Европейского Союза. Если во времена СССР Украина занимала 20 место по уровню производства, то сегодня — уже 45. 30% составляет спад промышленного производства, на 20% сократился ВВП. У нас самый высокий процент девальвации валюты и уровень роста цен среди стран Евросоюза и СНГ. И каждый год мы продолжаем сдавать позиции. Мы что, самые ленивые и бестолковые? Ответ, на мой взгляд, простой. У нас неграмотная, неконсолидированная власть. Бездарная, неэффективная экономическая политика. Любой конструктив гасится. До сих пор так и не действует антикризисная программа. И когда я говорю, что подобную систему надо ломать, то в первую очередь я имею в виду систему, основанную на взяточничестве и коррупции. Тот, кто задействован в сфере бизнеса, знает, что если во времена правления Л. Кучмы так называемый ?откат? предполагал 10%, то теперь — все 40%. Мы живем в Безвременье, когда деньги творят все. Если уже сейчас не начинать предпринимать кардинальные меры, не начинать вытягивать страну из глубочайшего кризиса, я уверен, люди нам не простят. И тот ?майдан?, который был в 2004 году, покажется нам пустым бунтом. Сегодня мы все стоим на эскалаторе, который спускается вниз. И чтобы выжить, надо постараться бежать впереди.

Я знаю ?болевые точки?, на которые надо надавливать. Уверен, мы можем в достаточно краткий срок изменить ситуацию в корне. Украине нужен сильный руководитель, которой в состоянии навести порядок во внутренних и внешних делах страны. Не стоит думать, что кто-то придет извне и поможет нам. В России, США, странах Евросоюза свои проблемы. Нам надо оставить политическую риторику и в духе здорового прагматизма начинать вытягивать страну из ямы.

Могу сказать так: я хочу скучной политики в Украине. Я, как и все люди, устал смотреть на то, как дерутся между собой народные избранники, на противостояние Парламента и Президента. Нет конструктива, все заняты лишь разборками между собой. А мы должны создать такой институт власти, который работает в любых ситуациях. В мире много стран с нестабильной политической системой, взять ту же Италию. Но там государственная система такова, что волнения ?наверху? мало отражаются на уровне благосостояния рядовых граждан.

— Почему, на Ваш взгляд ни президент, ни депутаты так и не смогли научиться идти на компромиссы, договариваться между собой?

— Сегодня практически каждое из известных нам политических объединений работает исключительно на себя, отстаивает свои интересы. Все предыдущие выборы не объединяли, а только разъединяли страну. Лидеры многих партий осознанно идут на то, чтобы манипулировать своим электоратом. В результате в Западном и в Восточном регионах страны словно позабыли, что все мы — единое целое.

Настоящий патриотизм, не в ?шароварах?, не в любовании очередными историческими черепками. Независимость страны — это, прежде всего, экономическая категория. Эффективная экономика поможет нам решать все остальные проблемы.

— Не раз в выступлениях Вы использовали выражение ?сильный президент?. Какой смысл вкладываете в это понятие, и что, прежде всего, имеете ввиду?

— Нам необходима сильная централизованная власть, которая быстро поменяет страну. Я выступаю за усиление полномочий Президента. Сегодня у нас очень запущенна ситуация по целому ряду направлений: взять уровень коррупции, судебную систему, преграды для развития малого и среднего бизнеса, проблемы образования и здравоохранения. К парламентской республике мы еще не готовы. Возможно, это будет потом, но пока что у нас и гражданского общества как такового нет. Есть какие-то лидерские образования, которые с трудом можно назвать современными партиями. Стране нужна президентско-парламентская форма правления. Можно привести немало примеров, когда страны, считающиеся аутсайдерами, преодолевали кризис с приходом сильного лидера. Появился сильный лидер — появилась стратегия. Но важно, чтобы этот сильный лидер имел такие волевые качества, которые позволят эту стратегию внедрить и контролировать. А на сегодняшний день складывается впечатление, что никто ни за что не отвечает. Львовский судья ?наколядовал? миллион гривен. Что дальше, его как-то наказали? Народный депутат застрелил человека и скрылся. Ни прокуратура, ни СБУ не смогли остановить этого человека. И когда я говорю, что должен придти сильный президент, я подразумеваю лидера, который будет обладать не только большими полномочиями, но и определенными человеческими качествами, который сумеет спросить и если надо, одного-другого мошенника посадить, чтобы другие боялись.

— Коррупция в нашей стране действительно достигла невиданных размеров. Какие вы видите способы, чтобы это зло победить?

— Как показывают рейтинги, по уровню коррупции и взяточничества мы сравнялись с африканскими странами, где-то на 150 месте.Необходимо внедрять иные экономические рычаги, способные сделать систему прозрачной. У нас сто налоговых сборов, в то время как в странах Балтии их около 40. Чтобы открыть новое дело, развить новое направление надо больше года по кабинетам ходить, давая каждому чиновнику взятки. Отсутствует предпринимательский климат, способствующий развитию малого и среднего бизнеса. Зарплату по-прежнему считается выгодно раздавать в конвертах. На одном из форумов стран СНГ в Санкт-Петербурге я разговаривал с представителями белорусской делегации и был удивлен, что их страна по созданию предпринимательского климата с 125 места перешла на 85-ое. А через два года белорусы планируют войти в ?тридцатку? самых лояльных к развитию бизнеса стран. Нам необходимо создавать новый Налоговый кодекс, урезать количество налоговых сборов, что в свою очередь высвободит целый штат бухгалтеров и налоговиков. Один из первых шагов по борьбе с коррупцией — дерегуляция экономики.

— Севастополь — особый регион, где многие люди в силу разных причин, в том числе исторически обусловленных, болезненно относятся к постановке таких вопросов, как вступление Украины в НАТО к функционированию и развитию русского языка. Где такие явления, как попытки иначе пересмотреть некогда общую отечественную историю, особенно касающуюся периода Великой Отечественной войны, вызывают, мягко говоря, неприятие и непонимание. Ваша позиция в этих вопросах.

— На мой взгляд, вопрос НАТО решен сам собой. Нас никто там не ждет. Кроме того, есть заявления ряда стран, считающих, что Европа — это едва ли не территория вплоть до Урала, поэтому не учитывать интересы России нельзя. Для меня абсолютно понятно, что можно активно работать в Евросоюзе, и при этом не быть членом НАТО. Кроме того, спрашиваю: если вопрос о членстве в НАТО так разъединяет страну, то зачем поднимать его? Это же касается русского языка. Очень больная тема. И во Львове, поверьте, тоже. Там также народ выходит на митинги. Считаю возможным дать право определяться самим регионам, на каком им разговаривать языке. Хотят севастопольцы разговаривать на русском, значит, у вас так и должно быть. И в Крыму, и в Одессе, Днепропетровске и так далее. Насильно никого нельзя научить. Более того, начинать надо с детей. Создавать специальные программы, предлагать людям качественный украинский продукт. Где хорошие мультфильмы на украинском? Почему кинофильм о Тарасе Бульбе сняли не мы, а те же россияне? Но есть один важный момент. Мы живем в Украине. И если ты человек, состоящий на государственной службе и к тебе по разным вопросам обращаются разные люди, ты должен уважать их и, прежде всего, их язык. Во Львовской области, например, около 400 школ с обучением на польском языке. Значит, местным чиновникам надо знать и польский язык тоже. И для этого не нужно вводить второй или третий государственный язык.

По поводу расхождений в трактовке некогда общей отечественной истории, особенно касающейся периода Великой Отечественно войны, могу ответить в том же духе. Если мы не можем найти общего видения, то давайте и не трогать эту тему. Живы свидетели тех событий, зачем пытаться переубеждать их? Сегодня действительно есть перекосы, и это не консолидирует общество. В Одесской области, например, установлено 88 памятников Голодомору… Ничего, история всем воздаст.

А теперь давайте зададим себе еще один очень важный вопрос: зачем отдельными политиками все это делается? Затем, как я уже говорил, что у них есть свой интерес: выделить свой электорат, встряхнуть его эмоционально и заставить идти и голосовать за себя. А тем временем в самых насущных, жизненноважных, экономических вопросах страна продолжает топтаться на месте. Хочу заметить, что с европейским, американским избирателем эти уловки не прошли бы. В развитых странах избиратель хорошо ориентируется, где, извините, пустая болтовня, популизм, демагогия, а где предлагаются конкретные меры и берутся конкретные обязательства. Президент США с чего начал? Объявил, что стране нужна 10-летняя реформа здравоохранения. А о чем говорим мы?

— Учитывая разные настроения в обществе, некоторые политические силы уже начинают заводить разговор о федерализме…

— На федерализм нам переходить нельзя. Появятся ?царьки?. Разорвут нас "на кусочки".

— Давайте подробнее поговорим о том, что сегодня волнует севастопольцев. На что вы, как крупный политик и экономист, знакомясь с ситуацией в городе, встречаясь с людьми, в первую очередь обратили внимание?

— Самым "кричащим" на данный момент показался вопрос, связанный с обостренностью экологической проблемы — планируемым строительством угольного терминала. 90 процентов горожан, с которыми я общался, выступают против. Городские власти, насколько я понимаю, в этом вопросе занимают нечеткую позицию. Считаю, что в таком месте города, едва ли не в центре, строить угольный терминал нельзя. Как минимум, он должен находиться в 15-20-ти километрах от города. И эти вопросы не политики должны решать, а общество, вы сами, потому что вашим детям и внукам здесь жить.

Успешное развитие Севастополя вижу в трех основных направлениях: У вас должно быть ?три крепких ноги?. Это сельское хозяйство (в частности, переработка), создание наукоемкого производства (было бы не разумно не использовать сильный интеллектуальный потенциал, который есть в городе), и развитие города как курорта. Все это — с максимальным использованием портовой инфраструктуры. Люди должны ехать сюда как в здравницу, а между тем в городе, принимающем в курортный сезон свыше миллиона людей, до сих пор не построено хороших очистительных сооружений. А если здесь не будет нормальной экологии, если пляжи то и дело из-за очередной кишечной палочки будут закрываться, кто же завтра сюда приедет?

— Еще один очень важный вопрос, касающийся жизни города. Как известно, в 2017 году предполагается вывод с территории Украины Черноморского флота России. Ваше отношение?

— Что касается вывода ЧФ РФ, то это, прежде всего, относится к самой России. Москва должна сделать какое-то предложение, показать свой интерес. Если это предложение будет экономически и политически выгодным Украине, то Киев может согласиться с этим. В противном случае — флот уйдет. Но к такому развитию ситуации мы тоже должны быть готовы. Необходимо уже сейчас начинать разрабатывать социально-экономическую программу, которая в случае вывода ЧФ РФ поможет городу перейти на новый уклад. Необходимо привлекать сильные инвестиции, создавать новые рабочие места, поскольку по предварительным подсчетам без работы останется около 17 тысяч человек.

— На одной из пресс конференций представители СМИ задали Вам провокационный вопрос: не считаете ли Вы, что присутствие в Севастополе российского флота едва ли не угрожает независимости Украины? Так же вас спросили о том, можно ли принимать решения по поводу его присутствия, руководствуясь одними экономическими интересами?

— Когда я говорю, что в политике стараюсь придерживаться принципа прагматизма, это значит, что в первую очередь надо уметь видеть и отстаивать интересы Украины, чтобы не быть разменной монетой других стран. Вспомните девиз Черчилля: ?Нет постоянных врагов, нет постоянных друзей, есть постоянные интересы?. Надо садиться за стол переговоров и в повседневном рабочем режиме проводить свою политику. Что, разве у нас нет политических вопросов к России? У нас все нормально с ратифицированными границами? Нас больше не волнует перспектива развития ?газовых? взаимоотношений? Ведь это тоже политика. Относительно того, что мы якобы что-то теряем в своей независимости, оттого что в Севастополе присутствует российский Черноморский флот, я думаю, это не так.

— Вы считаете, надо расширять экономические отношения с Россией?

— В Украине, особенно в западной ее части, есть определенный комплекс, который сложился по отношению к России. Некоторые политики этим пользуются. Все, что ни скажешь о России, воспринимается негативно. Мне кажется, это происходит от большой неуверенности, что мы можем конкурировать с ней. А между тем многие наши секторы развиты ничуть не хуже. Россия — это огромный рынок сбыта, не говоря уже о том, что там работают 3,8 миллиона украинцев

— Много острых социальных проблем существуют и на ВМФ Украины. Вы встречались с украинскими моряками. Какое сложилось впечатление?

— Впечатление, что серьезно проблемами флота, его жизнеобеспечением, социальной защитой военнослужащих и их семей никто не занимается. Нет общей стратегии — нет и результата.

— Как до сих пор нет и общенациональной идеи…

— Главное, что нам сейчас нужно — консолидация. Давайте займемся насущными делами. У нас пенсионеры получают по 500-600 гривен, из которых большую часть выплачивают за коммунальные услуги и квартплату. У нас дети недоедают в детских домах. Мужчины и женщины уезжают в другие страны, чтобы прокормить семьи. Давайте решать эти проблемы — чем не национальная идея?

— Наша газета уже в течение длительного времени поднимает вопросы, связанные с земельными махинациями. Законодательная и исполнительная власти города до сих пор не выяснят отношения, кто из них в этих вопросах обладает большими полномочиями, кто виноват, кто прав. Тем временем простой человек просто теряет доверие к власти. ?Золотые реки? текут мимо людей.

— Я уже говорил, что для наведения порядка стране требуется сильный президент. Что касается сути этого вопроса — приедет прокурор и сделает свою работу. Все, что было отдано незаконно, будет возвращено, где отсутствует реальная цена, будет доплачено.

— Исходя из Ваших слов, следует сделать заключение, что для преодоления кризиса в Украине необходимы компетентная власть, сильная политическая воля, грамотная экономическая политика. Какие ресурсы для достижения этих целей Вы видите у себя?

— Я чувствую себя уверенно как профессионал. Я хорошо понимаю макроэкономическую ситуацию и, главное, как это необходимо делать в стране. Я работал с конкретными предприятиями, с конкретными производствами. Я выступаю за жесткий прагматизм, но при этом считаю себя достаточно компромиссным человеком. На сегодняшний день я ушел со всех бизнесовых должностей, чтобы заниматься политикой. На это я для себя отвел, как минимум, пять лет. Через пять лет посмотрим на результаты.

— И последний, совсем не политический вопрос. Как к Вашему решению баллотироваться в президенты отнеслась семья? Кто ваши близкие люди?

— У меня второй брак. От первого брака замечательная дочь Аня, ей 25 лет. Она получила образование в Лондоне и сегодня работает в одной из моих компаний. Во втором браке у меня родились дети: Тимофей — 6 лет, Ася — 3,5 года, Леонтий, которому исполнилось всего 10 месяцев. Жена меня поддерживает меня во всех начинаниях и даже рвется помогать.

— Большое спасибо Вам за откровенный разговор. И, как говорят моряки: попутного ветра!

Интервью провела Оксана НЕПОМНЯЩИХ.

* * *

Не все ответы Сергея Тигипко в виду ограниченности газетной площади мы можем сегодня предложить вниманию наших читателей. Во время разговора были затронуты темы энергообеспечения страны, политики инвестирования, национализации банков, а также перспективы создания Сергеем Тигипко собственной партии и другие. Однако мы надеемся, что это не последняя наша встреча.

Другие статьи этого номера