Дальнее: потери и надежды

Длительное время Крымская помологическая станция пребывает в финансовом штопоре. Решением судебных инстанций управляющей санацией агропредприятия назначена Роза Трубо. Она живет в Феодосии, а на хозяйстве оставлен Валентин Демченко — заместитель Розы Тамерхановны. В одной официальной бумаге Валентин Петрович назван заместителем директора Крымской помологической станции по производству. На нынешнюю должность он назначен в конце прошлого года. Но на Крымской помологической станции он не новичок. В звездный период агропредприятия свыше десяти лет назад Валентин Демченко состоял в его руководящем ядре.С утра минувшей пятницы Валентин Петрович уехал по срочным делам в Севастополь. "Вернусь домой рейсовым автобусом ближе к 15.00", — сказал он по мобильному телефону.

Как было в течение выдавшихся полутора-двух часов ожидания не задуматься над услышанным? Не ведаю, как предшественник Валентина Петровича и его позапредшественник раскатывали по хозяйству и его ближним и дальним окрестностям на "Волге" белого цвета. С ветерком, только километровые столбы мелькали. Потихонечку я обошел по периметру трехэтажный административно-лабораторный корпус. Удивительно, но в рабочие часы он был закрыт на все замки. Кое-где сквозь разбитые в окнах стекла сквозняки играли выгоревшими, давно не стираными занавесками. В некоторых окнах их не было вовсе. Одно окно оснащено решеткой. Через стекла видны старенькие столы. На них разложены толстенные папки с подшитыми приказами о приеме на работу в помологическую станцию и увольнении, как минимум, за последние полвека. Еще в одном окне безлюдного здания в глаза бросились неизвестно когда остановившиеся часы на стене. В соседнем кабинете та же худая мебель и настенный календарь за… 2005 год. Видимо, четыре года назад помологическая станция еще кое-как держалась на плаву.

Нахлынули воспоминания. Перед глазами встали картины визита сюда в начале 90-х годов прошлого века группы американских фермеров. По крайней мере, так гостей представили гостеприимным хозяевам. Один заокеанский господин щелкал фотоаппаратом во все стороны. С ехидненькой ухмылочкой, например, с разных точек он "расстрелял" Доску почета с портретами, подписями. Сегодня от нее — лишь один ржавый металлический каркас.

Вспомнилась еще некогда проходившая на базе Крымской помологической станции Всесоюзная научно-практическая конференция: переполненный зал, стол президиума, доклады мэтров садоводства. А еще выставка местной продукции. Что за яблоки были, что за груши! От них буквально ломились старый и новый холодильники. Как премию в расчете на заработанный рубль плоды развозили по дворам тружеников машинами. Нехорошо это, но яблоками кормили скотину. Иначе пропали бы, настолько их много было. В балочке, которая между собственно поселком и хозяйственным двором, весной и осенью шла бойкая торговля саженцами плодовых культур. Их счет не ограничивался миллионом. Посадочный материал Крымской помологической станции в Севастополе и далеко за его пределами считался лучшим.

В лабораториях напряженно трудились ученые и их помощники. У приборов, над бумагами. Ученых же направляли в экспедиции с целью пополнения и без того богатейшей коллекции. Количество сортов груш насчитывало в ней 1080, а яблок — 1200! Всего же коллекция плодовых и орехоплодных культур превышала показатель в пять тысяч. Севастополь (бери выше — Украина), по праву гордился этим собранием растений. После испытаний и научных наблюдений самые продуктивные сорта, с самыми лежкими плодами при хранении, самыми устойчивыми перед болезнями и вредителями рекомендовались для районирования, остальные использовались в работе селекционеров страны. Еще в середине 90-х годов я был свидетелем, как из Крымской помологической станции снаряжали в дорогу экспедицию для сбора образцов дикорастущих плодовых культур: ежевики, кизила, барбариса, боярышника… Возглавлявший в то время коллектив станции Дмитрий Щербатко мечтал о создании коллекции и этих растений. Наверняка они пригодились при выведении новых сортов плодовых и орехоплодных культур.

Дмитрий Митрофанович возглавлял Крымскую помологическую станцию свыше двух десятков самых успешных в ее истории лет. Некоторые сменившие его у руля управления небольшим, но структурно сложным агропред-приятием люди фонтанировали идеями. Мы, говорили они, займемся селекцией непосредственно на месте, мы у себя наладим производство пользующихся спросом сушеных фруктов. Мы… Мы… Замысел рождался за замыслом, а дела шли все хуже и хуже.

Что имеем сегодня, как говорится, в сухом остатке? Мало, очень мало чего. Производственная деятельность на станции, по существу, остановлена. Об этом стало известно в ходе беседы с подъехавшим на рейсовом автобусе в назначенный час Валентином Демченко. Пропахший плесенью административно-лабораторный корпус давно отключен от электричества, от системы отопления, от линии связи. Разговаривать не с кем и не о чем. Коллектив Крымской помологической станции в настоящее время насчитывает менее десяти человек: Валентин Демченко — замдиректора по несуществующему пока производству, главный бухгалтер на полставки и семь сторожей. Все! Оставшуюся на ходу технику можно пересчитать по пальцам одной руки. Такое хозяйство принято Валентином Демченко. Из пяти тысяч сортов богатейшей коллекции плодовых и орехоплодных культур свыше двух тысяч утрачены.

— Безвозвратно, — уточняет Валентин Петрович.

На отдельных участках растения вымокли от подтопления, сказалось также отсутствие ухода за ними. С 1 января текущего года Национальная академия аграрных наук полностью прекратила финансирование Крымской помологической станции, в том числе и науку. Киев ссылается на управляющую санацией. Еще раньше Крымскую помологическую станцию сбагрили под крыло расположенного в Ялте Никитского ботанического сада. С тех пор официально Крымская помологическая станция наделена мудреным названием КПСНБС — ННЦ УААН — Крымская помологическая станция Никитского ботанического сада — Национального научного центра Украинской академии аграрных наук. Едва воздуха хватило, чтобы произнести это название. Что на деле — худо-бедно ялтинцы содержат троих ученых, одного младшего научного сотрудника и троих лаборантов. Но что они могут сделать без лабораторий, рабочей силы?

Крымская помологическая станция создана легендарным подвижником науки академиком Николаем Вавиловым в 1937 году. В минувшее воскресенье жители села Дальнего, где размещена станция, отмечали юбилей — 40-летие с того дня, когда в 1969 году Крымская помологическая перебазировалась из Бахчисарайского района на свое нынешнее место, на лучшие земли. Собственно, 1969 год, 16 августа в Дальнем считают днем рождения села.

В минувшее воскресенье, несмотря ни на что, люди собрались вместе. Они вспомнили достойных упоминания людей, громкие дела прошлого, ученых и производственников, послушали концерт артистов известных творческих коллективов города.

Организаторами проведения праздника, посвященного 40-летию Дальнего, выступили депутаты Верхнесадовского сельского совета Геннадий Назаров, Светлана Шипота, культработник Галина Ермолаева. Нашлись и щедрые меценаты. Торжества прошли в своем тесном кругу, без приглашения высоких гостей. Но, возможно, причина тут в ином: не хотелось юбилярам выносить на люди нынешнюю свою нищету. А кто-либо иной в Киеве, Севастополе испытывает неловкость по поводу нынешнего состояния форпоста фундаментальной науки?

Дальнее — самый молодой населенный пункт на территории Большого Севастополя. Но его называли и Камышлами, и поселком ВИРа, а также Вавилово и Дальнее. Сравнительно недавно людьми овладело желание закрепить за своим поселком имя выдающегося ученого — Вавилово. Но им сказали, что будет дорого стоить: перепрописка, переоформление приватизированного жилья и т.д. "Подождем", — вздохнули дальненцы.

— Реализация идеи отложена до лучших времен, — сказал мне Валентин Демченко.

— Наступят ли лучшие времена?

— Наступят, — убежден Валентин Петрович. — И очень скоро.

О перспективах Дальнего речь шла и в ходе посвященных юбилею поселка торжеств. На Крымскую помологическую станцию пришел инвестор. Он уже погасил некоторые старые долги предприятия, в том числе и по заработной плате. Инвестор обещает сохранить то, что осталось от коллекции. По конкурсу идет поиск проектантов и строительного подрядчика. Осуществление одобренного различными инстанциями, в том числе и судебными, плана оздоровления обстановки в Дальнем стартовало 13 июня.

…В годы Великой Отечественной в пухнущем от голода, умирающем Ленинграде сохранили собранную великим Николаем Вавиловым богатейшую коллекцию злаков. Да, мы переживаем нелегкий период отечественной истории. Но он не идет ни в какое сравнение с испытаниями войной. Тем не менее мы по частям теряем достояние страны — коллекцию плодовых и орехоплодных культур, у истоков создания которой стоял Николай Иванович. Тогда мы сохранили собрания злаков потому, что противостояли коварному внешнему врагу. Нынче, видимо, уступаем, снедаемые врагами, которые внутри нас. А может, мы являемся свидетелями рождения чего-то нового, знаменующего выход из кризиса?

Другие статьи этого номера