Взрывной характер Бельбека

Последние дни 1999 года, а вместе с ним всего ХХ века, жителям населенных пунктов Бельбекской долины запомнились как кошмарный сон. 27-29 декабря над ними словно разверзлось небо. Не переставая лил дождь, да такой, что количество осадков превысило месячную норму. Вдобавок в верховьях реки соседи-бахчисарайцы подняли заслонки плотин для аварийного сброса воды. На просторы Бельбекской долины дошла не вода даже, а селевый поток из бревен, ила, гальки… На своем пути он смывал дамбы, мосты, валил в садах фруктовые деревья.Как только река более-менее угомонилась, уже в начале января наступившего 2000 года, а вместе с ним и ХХI века, образованная в Нахимовском районе Севастополя комиссия выехала на место для подсчета нанесеннных непогодой убытков. Они были весьма существенные. После паводка оказались забитыми илом дренажные каналы протяженностью 2624 метра, выявлено также 1957 метров размытых дамб. В Любимовке, на улице Новой, в зоне подтопления оказались 11 усадеб граждан, в Верхнесадовом, на улице Локомотивной, — три подворья, в воде оказался и пятиквартирный дом на гидроузле N 10 "Севгорводоканала". Оказались залитыми также сады на 307 гектарах и пашня на 55 гектарах в совхозе "Садовод", ЗАО имени С.Перовской и на Крымской помологической станции. Было подсчитано, что только на скромных владениях Крымской помологической станции было смыто 87 тысяч кубометров плодородного слоя земли. На ее место нанесено 3,5 тысячи кубометров бесплодной гальки. В составленном комиссией акте произошедшее квалифицировалось как "стихийное бедствие природного характера".

Бельбек — одна из самых крупных крымских рек. Ее водосбор раскинулся на 505 квадратных километрах. Бельбек имеет протяженность 62 километра. В реку несут свои воды Биюк-Узенбаш, Кучук-Узенбаш, Кокозка, Манаготра и другие притоки. При длительном отсутствии осадков некоторые из них пересыхают, а Бельбек, как говорят, местами воробью по колено. Но прав оказался в своих выводах ведущий специалист проектного института "Крымгипроводхоз" А.К. Галан, написав, что характерной особенностью гидрологического режима реки Бельбек являются частые паводки.

О декабре 1999 года уже сказано. Исключительно сильными ливнями крепко запомнились 26-28 мая 1967 года. За эти три дня на гористый водосбор Бельбека плюхнулось воды столько, сколько ее обычно не выпадало за 2-3 месяца. Она вышла из берегов, залила сельхозугодья, рушила мосты, размывала дороги. Все, как всегда. Поэтому из предложений, выработанных комиссией в январе 2000 года, уместно выделить, как представляется, главное. Документ завершают слова: "Подготовить документы для выделения ассигнований городом для укрепления берегов реки".

Совхоз "Садовод" изыскал 23,4 тысячи гривен на ликвидацию последствий паводка. Этих средств хватило на устранение завалов у мостов, а также по руслу реки. То же делали и соседи, находящиеся внизу по ее течению. "Садовод" пошел еще дальше. Руководители хозяйства потратили еще 1784 гривны на оформление согласований проекта работ по берегоукреплению Бельбека. Сам проект был заказан управлением капитального строительства городской государственной администрации. Материалы проекта его составители из "Крымгипроводхоза" (главный инженер проекта — упоминавшийся уже нами А.К. Галан) разместили в трех тематических папках: пояснительная записка, чертежи, сметы. Изготовление проектной документации обошлось городу в 19,3 тысячи гривен.

В последующие годы только из совхоза "Садовод" Верхнесадовского сельсовета послано обращений по одиннадцати адресам, то есть "наверх". Ответы поступили в положенные сроки. Авторы этих ответов, как сговорились, писали об одном и том же: на работы по берегоукреплению на Бельбеке нет средств. Нет, и точка.

Не такие уж это большие деньги, которые требуются на осуществление проекта — 571 тыс. 937 гривен в ценах середины текущего десятилетия. Нынче иные цены. С учетом их, может, потребуется миллион. Это при сумме-то потерь, которые в 2000 году понесла только одна Крымская помологическая станция — свыше 470 тысяч гривен. Еще в тех ценах.

Очень быстро улетучились из голов отдельных должностных лиц впечатления от последствий паводка конца 1999 года. Не принимаются доводы о бессмысленности земледелия там, куда открыт доступ паводковых вод. Верхнесадовский сельский голова Михаил Хрячков показал мне участок реки, где дамба, посуществу, отсутствует.

В наши дни бьет тревогу руководитель Бахчисарайского межрайонного управления водного хозяйства Н.И. Рольский. Он обращает внимание руководства Крымской помологической станции на состояние русла Бельбека в границах хозяйства. Дно реки заилено. Оно уже поднялось до уровня долины. Требуются безотлагательные дноуглубительные работы. Но много ли наработает помологическая станция при пустой казне и имеющихся долгах?

Там же, в Крымской помологической станции, в долине возле Камышловского моста были общественные сады, цветущие дачные участки, некоторые из которых приватизированы. Сегодня и сады, и дачи залиты родниковой водой. Когда-то из-за нехватки средств была остановлена ее откачка. Неизвестными растащены насосы. Образовавшееся огромное озеро усложнило и без того нелегкую гидромелиоративную обстановку у реки Бельбек.

Кое-кто забыл и 1967 год, и 1999-й. Кто-то, видимо, надеется, что очередной потоп минует период его сидения в руководящем кресле. Кому-то, может, кажется, что паводок не случится вообще. Но истина состоит в том, что каждый день не только удаляет нас от уже пережитой природной стихии, но и приближает следующую. Необратимо. Мягко говоря, неосмотрительно не замечать надвигающуюся угрозу. Характер Бельбека не изменился. В очередной раз он может показать свой крутой норов в любой момент.

Если более-менее обвалованная, углубленная река в 1999 году натворила столько бед, то в нынешнем своем состоянии последствия могут быть куда более тяжелыми. Рядом не только сады и пашня. Тут же села, железная дорога, линия электропередачи. Да и 10-й гидроузел никуда не делся. В настоящее время на предупреждение возможной стихии хватит миллиона гривен, на ликвидацию ее вполне возможных последствий не хватит и десяти миллионов. Об этом может нам сказать печальный опыт горных регионов Западной Украины.

Чего мы ждем? Милости от природы? Ничего хорошего от нее не дождемся после того, что мы с ней сделали. И не сделали для нее, кстати, тоже.

Другие статьи этого номера