Утоление жажды

В незапамятные советские времена в центре Верхнесадового в поисках пресной воды принялись бурить скважину. Но из-под земли ударил источник подогретой минерализованной воды. Как ни пытались, но ее уже нельзя было остановить.

Местный люд начал попивать отдающую сероводородом влагу. От этого один почувствовал облегчение в желудке, второй — в печени. Третий же, наоборот, после употребления воды ощутил ухудшение в организме. Руководство совхоза "Садовод" возьми и отошли образцы воды на пробу специалистам Одесского института курортологии. Результаты проведенных ими исследований превзошли самые смелые прогнозы. Да, сказали ученые, вода может лечить и то, и это, если только употреблять ее так, как пропишет врач.

Что произошло бы в стране цивилизованной? Верно, на базе источника подняли бы водолечебницу. Так и планировали. Но до водолечебницы ли было в Советском Союзе? Из последних сил ему крайне надо было не отставать от зажиточного лагеря капитализма в вооружении, удерживать лидирующее положение в космосе, материально поддерживать в мире коммунистические и рабочие партии, кормить Латинскую Америку и Африку… Так идея о перспективах здравницы в Верхнесадовом заглохла.

Но вода ведь журчит. Самое большое, на что мог сподобиться совхоз "Садовод", так это на строительство бани. Зачем добру пропадать? Вода мягкая. Вымытая в ней шевелюра на голове так и рассыпается от малейшего дуновения ветерка. Нашлось и другое применение наделенной природной силой воде. Оказалось, что в ней чище отстирывается роба механизаторов. Комбинезон, фуфайка становятся как новые. Хозяйки заметили еще, что в этой воде хорошо развариваются фасоль и горох. Супы, борщи получаются — пальчики оближешь.

Пробил час — и развалилась великая держава. После этого события посыпалась и баня у источника. На ее месте сформировалось что-то вроде свалки. Одно было неизменно: из трубы с тем же постоянством текла вода. Начали вокруг источника круги описывать дельцы. Некоторые из них — с депутатскими мандатами. Они настойчиво осаждали сельсовет и сельского голову Михаила Хрячкова. Слышались посулы, угрозы — все вперемешку.

Михаилу Михайловичу не казалась привлекательной роль собаки на сене. Может, действительно надо было уступить людям оборотистым, при деньгах. Они бы нашли применение воде — то, которого она заслуживает. Но ведь при этом, рассуждали сельский голова и его единомышленники, вокруг источника поднимется заборище и мало-помалу доступ верхнесадовцев, севастопольцев к воде будет закрыт. Тем более, что на тот момент водоснабжение Верхнесадового и других сел рядом вызывало много нареканий.

Чтобы застраховаться от возможных неожиданностей, Михаил Хрячков согласился со строительством у источника часовни в честь святого Николая Угодника. В день его прославления, 19 декабря прошлого года, возведенный храм был освящен благочинным Севастопольского округа отцом Сергием.

Часовенка и примыкающая к ней территория вместе с самоизливающимся источником получились на славу. Верхнесадовцы вправе гордиться этим настоящим украшением села, его теперь уже главной достопримечательностью. С утра до вечера сюда идут, едут люди с канистрами, иными емкостями. Запасаются водой впрок. Как будет дальше — не скажет никто, а пока так: источник оказался на участочке, переданном в пользование общине православных верующих во главе с отцом Георгием.

Десятилетиями Верхнесадовое и окрестные села изнывали от жажды. Источник в центре села — скорее всего символ, чем решение старой-престарой проблемы. Тысячи проживающих здесь жителей обеспечивались водой из расположенных в долине Бельбека пяти мелких скважин. О нарушениях их санитарных зон, низком качестве воды в официальных документах писали, повторюсь, не год, не два, а десятилетиями. Текст одной из последних бумаг составлен специалистами Севастопольской санэпидстанции 18 октября 2005 года. "Границы зон санитарной охраны скважин не утверждены, — писали они. — Вода этих скважин по санитарно-техническим показаниям не отвечает ГОСТу "Вода питьевая" по концентрации сухих остатков, нитратам… Для питья непригодна…" Но эту воду пили. Куда было деваться? Но и такой воды в пору полива огородов хватало не всем.

Михаил Хрячков возглавляет в Верхнесадовом представительную и исполнительную власть без малого полтора десятка лет. И все эти годы упорно и настойчиво хлопочет о том, чтобы наконец подать в Верхнесадовое и Пироговку пригодную для питья воду. Болью верхнесадовцев прониклись народный депутат Украины, ныне покойный, Виктор Заичко и работавший ранее первым заместителем председателя городской государственной администрации Петр Кудряшов. После того как они вмешались в сложившуюся ситуацию, дело сдвинулось, без преувеличения, с мертвой точки.

Но вскоре пошли кардинальные перемены в городских коридорах власти. А при них, как известно, часто происходит замена приоритетов. Были опасения: как бы пришедшие к руководству городом люди не забыли о Верхнесадовом.

Расположенный в долине Бельбека 10-й гидроузел водоканала подает воду в поселок Мекензиевы Горы, в села Фруктовое, Дальнее и Поворотное. Теперь к 10-му "привязали" Верхнесадовое и Пироговку. На север к ним был протянут "долгоиграющий" водовод из новейших стойких материалов. Строительство, как и финансирование, шло рывками, трудно, но шло. Намечалось его завершить к 2006 году. Но только в прошлом году глава УКС городской государственной администрации Андрей Малышев пригласил группу журналистов, чтобы продемонстрировать окончание основных работ. По этому случаю были подняты бокалы с шампанским.

Казалось, нажали кнопку — и вода побежит в Верхнесадовое. Но не тут-то было. В водоканале справедливо рассудили: коль нагрузка на 10-й гидроузел увеличивается, необходимо подтянуть до необходимого уровня и без того отставшую его инфраструктуру. На это потребовались и время, и средства. УКС также согласился попутно поменять магистральные трубы на верхнесадовских улицах: Титова, Гагарина, Фрунзе, в направлении Пироговки — всего около 1100 метров. Водоканал объявил, что до 15 июня 2009 года технические условия на установку водомеров будут выдаваться бесплатно.

Был момент после выпитого шампанского, когда пополз слушок о том, что в скважине 10-го гидроузла воды для Верхнесадового не хватит. Словом, шла утряска иногда болезненных вопросов. Некоторые из них решались на уровне заместителей: городской государственной администрации — Мирослава Сагайдака, горсовета — Петра Кудряшова. Все возникавшие трудности были преодолены, и наконец 15 апреля сего года началась постоянная и устойчивая подача воды в Верхнесадовое и Пироговку.

— Если бы этого не случилось, — говорит Михаил Хрячков, — у нас произошло бы нечто невероятное, настолько изношено оборудование существовавших скважин. Вряд ли мы смогли бы подать землякам и ту воду — крайне неподходящую, которую до сих пор употребляли. Это была бы катастрофа.

Михаила Хрячкова посещают мысли о выполненном сложном деле. Хотя Михаилу Михайловичу многое удалось сделать и по другим направлениям деятельности. Немалых, например, усилий потребовалось, чтобы в селах сохранить учреждения социальной сферы. Но ощущения полного удовлетворения нет. По-прежнему сложно с организацией водоснабжения жителей Фронтового. Целиком разладились системы канализации Верхнесадового и Дальнего. Нечистоты в объеме почти полутора тысяч кубометров ежесуточно сбрасываются в Бельбек. И по руслу реки они устремляются прямехонько в море в районе пляжа поселка Любимовка, где воду принято считать самой чистой в городе. Но так ли это?

Систему канализации можно и нужно передать по ведомственной принадлежности водоканалу. Но после ее капитального ремонта. А где на его проведение деньги взять? За них Михаил Хрячков сражения выдерживает. Видимо, чтобы он отцепился, запишут в бюджет отдельной строчкой необходимую сумму. А рядом графа: "Источник финансирования" — вестимо — от аукционов на аренду земли. Известно многим, что этот источник порядком заилен, от него в большинстве случаев не каплет.

* * *

Ранее были опубликованы два очерка о положении дел в селах Верхнесадовского сельсовета ("Дальнее: потери и надежды" и "Взрывной характер Бельбека". "Слава Севастополя+" за 20 и 22 августа), на них успели откликнуться наши читатели. Их волнует судьба долины. Некогда созревавшие в ее садах груши доставляли vip-персонам не куда-нибудь, а в Париж. Кандидат сельскохозяйственных наук Светлана Шипота в свое время немало поездила по стране. Она убеждена, что только в Бельбекской долине груша наиболее полно раскрывает свои лучшие качества. Вот он, наш капитал! Неужели там, где произрастало это чудо-растение, построят нечто иное, далекое от успешного элитарного плодоводства? Неужели мы способны только кабаки строить?

Волнует людей и угроза реальных наводнений. Бельбек — самая полноводная река в Крыму. Бельбек — в переводе "сильная и крепкая спина". Прежнее название реки — Хабарта, что в переводе — "вздувшаяся". Вздувшаяся в период паводка. Нам отпущены дни, месяцы, может, год-два, чтобы подготовиться к очередной стихии. Но время уходит впустую. Конечно, будничный труд на предупреждение природных катаклизмов не виден. Иное дело — в момент катастрофы обрядиться в камуфляж, натянуть болотные сапоги и руководить перед объективом телекамер. Геройство! Вот только стоит вопрос: а где мы были раньше?

Третий очерк сложившегося цикла, который перед вами, уважаемый читатель, предпосылает надежды на то, что сложнейшие проблемы поддаются решению. Рано или поздно при условии объединения усилий всех.

Другие статьи этого номера