"Торжество было необычайное"

К 125-летию открытия в Севастополе хоральной синагоги.
В тот далекий день, 30 августа 1884 года, то есть 125 лет назад, в Севастополе произошло забытое ныне событие, которое один из его свидетелей отметил особо: "Торжество было необычайное". Такое восприятие современником подчеркивалось среди прочего и тем, что к месту памятного мероприятия прибыли самые важные гости: градоначальник вице-адмирал Иван Григорьевич Руднев и городской голова Федор Николаевич Еранцев.На Центральном городском холме у нового здания на улице Малоофицерской, 7 (ул. Воронина) их встречало более полутысячи горожан. Они пришли на открытие главной хоральной синагоги. Раввин Д. Полонский в своих воспоминаниях записал: "Присутствовало все еврейское население города Севастополя. Престарелые евреи, бывшие при закладке синагоги десять лет назад и не ожидавшие дожить до торжества освящения такого храма в Севастополе, плакали от радости и бросались друг другу в объятия". Богослужение совершал приглашенный из Таганрога кантор с хором при сослужении духовного и общественного раввина С.М. Шохора. Особых почестей удостоились староста синагоги И.И. Файнберг и казначей Я.Г. Гонзва — за успешную и бескорыстную общественную деятельность.

О первой синагоге — двухэтажном каменном здании, — действовавшей в 30-40-е годы XIX века, писал купец С. Шмерлинг в газете "Разсвет" в 1861 г. По его словам, она была разрушена во время осады Севастополя. В 1874 году возник первый молитвенный дом николаевских солдат (как называли участников обороны Севастополя) по ул. Мичманской, 13 (ул. Дроздова).

Тогда же был заложен первый камень в фундамент главной хоральной синагоги. Земельный участок для храма еврейскому обществу выделили как дарение императора Александра II, о чем свидетельствует Еврейская энциклопедия (1913 г.).

Строительство растянулось с перерывами на 10 лет из-за постоянной нехватки средств. Постройка храма встретила поддержку и нееврейского населения. В листах для добровольных пожертвований записаны И.И. Нельговский (200 рублей), Горников, Дрюнет, Чумаков (по 25 рублей). В начале 1884 года работы возобновились благодаря усилиям нового состава духовного правления синагоги, в том числе Израиля Файнберга и Арона Эпштейна. Значительное материальное содействие оказывал казначей синагоги Яков Гонзва — участник обороны Севастополя 1854-1855 гг.

Строительству синагоги оказывали содействие и городские власти. Это отражено в обращении в городскую управу Севастопольского еврейского общества:

"…В настоящее время здешние евреи не располагают готовыми средствами, между тем как постоянное помещение для синагоги представляется существенной необходимостью благоустроенного общества вообще, и севастопольских евреев в особенности, ввиду всеобщего обновления города и постепенного увеличения населения. Само собой разумеется, что в этом предприятии мы можем иметь полный успех лишь тогда, когда встретим сочувствие всех сограждан города и представителей его, как например: городского управления и высокопочитаемого градоначальника нашего, его превосходительства Павла Александровича Перелешина. На первых же порах мы имели счастье пользоваться покровительством думы и великодушного начальника: утвердили наш план предполагаемого здания и выдали нам за подписью и скрепою книги для ведения отчетности по делам постройки".

В день открытия синагоги от имени правления была направлена в Санкт-Петербург телеграмма Его Императорскому Величеству. Вскоре еврейская община получила нижеследующее уведомление градоначальника:

"Государь Император, по всеподданнейшему Министра внутренних дел докладу телеграммы моей об освящении сооруженной в г. Севастополе еврейской синагоги и с выражением верноподданнических поздравлений и чувств беспредельной преданности Его Императорскому Величеству от севастопольского еврейского общества, по поводу высокоторжественного дня тезоименитства Его Величества, Всемилостивейше повелеть соизволил: "благодарить названное общество за принесенные поздравления и выраженные чувства".

Один из севастопольцев, Г. Гофман, поделился своими впечатлениями о происходившем событии в газете "Севастопольский листок" за 13 сентября 1884 года:

"Кто искренне заинтересован возрождением Севастополя, тот, я думаю, согласится, что факт сооружения здесь новой синагоги — явление отрадное! Помимо того, что синагога, как дом Божий, куда люди собираются для того, чтобы выплакать перед Богом свое горе и вознесть ему свои горячие молитвы, должна быть желательна для всех граждан благоустроенного города, она еще тем важна, что является в числе прочих сооружений украшением Севастополя. Торжество освящения происходило 30 прошлого августа в день тезоименитства Его Величества. Были приглашены и удостоили своим прибытием г-н градоначальник (вице-адмирал И.Г. Руднев), городской голова (Ф.Н. Еранцев), представители всех консульств, чиновники всех ведомств и именитые граждане. При встрече у синагоги представители еврейской общины поднесли градоначальнику позолоченный ключ на серебряном подносе. Он изволил собственноручно открыть двери и первый вошел в синагогу, за ним последовали остальные. Кантор с хором певчих произнес молитву, затем приступили к освящению синагоги. По окончанию обряда кантор прочел молебен за Государя, Государыню, наследника Цесаревича и всех членов Августейшей семьи, пропел на еврейском и русском языках гимн "Боже, Царя храни", повторенный оркестром военной музыки. По выходе из синагоги приглашенные приступили к завтраку, на котором звучали тосты за здравие Государя и Августейший дом его, за здравие всех присутствующих. Городской голова дважды произнес тосты за возрождение и процветание города, отметил, что за последние два года Севастополь стал неузнаваем. На месте развалин красуются прекрасные дома, благодаря неутомимой энергии севастопольцев, стремящихся возродить свой исторический и дорогой для них город! В заключение он поблагодарил еврейское общество за внесенную им лепту в пользу города постройкой такого "хотя небольшого, но прекрасного дома Божьего". Градоначальник предложил еврейскому обществу пожертвовать в пользу благотворительного общества Севастополя 50 рублей. Это и было исполнено в тот же день. В отправленной градоначальником телеграмме на Высочайшее имя содержалось поздравление и просьба еврейского общества наименовать синагогу Александровскою".

О судьбе еврейских культовых сооружений рассказывает заместитель директора госархива Севастополя Наталья ТЕРЕЩУК:

— В составе различных национальных групп, прибывающих в Севастополь после его основания в надежде найти применение своим знаниям и навыкам, появились и евреи, прежде всего ремесленники. А после императорского Указа 1827 г. "Об обращении евреев к отправлению рекрутской повинности" — и военнослужащие. Так, по сведению Морского ведомства, на 1 ноября 1852 г. на Черноморском флоте служили 1178 матросов и солдат иудейского вероисповедания. При наличии в одном месте не менее 300 военнослужащих-иудеев по уставу предполагалось назначение к ним казенного раввина и посещение ими синагоги. Первое упоминание о еврейском молитвенном доме относится к 30-м годам XIX века. На протяжении многих лет количество еврейского населения в Севастополе составляло от 4,5 до 6,5%. Например, в 1886 г. здесь проживало 28660 жителей, евреев — 1832 (6,4%), по первой всероссийской переписи 1897 г. в Севастополе 53000 жителей, евреев — 3910 (7,4%), а уже в XX веке, согласно переписи 1939 г., при численности населения 112000 человек евреев — 5640 (5%).

Ко времени установления советской власти в Севастополе в 1920 г. на учете состояли: главная хоральная синагога (600 мест), солдатская синагога (200 мест), молитвенный дом Ю.М. Файнберга и молитвенный дом крымчаков. На основе декрета ВЦИК и СНК РСФСР от 20 января 1918 г. "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" президиум Севастопольского горисполкома в январе 1923 г. создает ликвидационную комиссию. Вскоре последовало закрытие молитвенного дома Ю.М. Файнберга.

Еврейская религиозная община стремилась продемонстрировать лояльность к советской власти. Так, общее собрание евреев — прихожан солдатской синагоги 31 августа 1924 г. по предложению председателя И. Мордковича почтило вставанием "память незабвенного вождя мирового пролетариата В.И. Ленина".

До середины 20-х годов XX века взаимоотношения советской власти и еврейских религиозных организаций вполне уравновешенные. Но 30 ноября 1929 г. правительство Крыма (на основе требования постановления СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. "О религиозных объединениях") выпустило инструкцию "О порядке перерегистрации религиозных объединений в Крыму". Этот акт имел, несомненно, политическую направленность, ограничивая деятельность религиозных организаций всех конфессий, и привел в итоге к их закрытию. Еще 25 февраля 1930 г. была закрыта крымчакская синагога. Ее прихожане в своем заявлении написали: "Ныне под руководством Коммунистической партии и советской власти мы поняли вред этого (религиозного) дурмана и просим удовлетворить нашу просьбу. Мы устроим культурный очаг для наших детей там, где до сего времени был беспросветный мрак".

Перерегистрацию прошли 14 религиозных организаций всех конфессий Севастополя, в том числе главная и солдатская синагоги. Но это "процесс" уже не остановило. Согласно совершенно секретному циркуляру НКВД Крыма от 16 марта 1930 г., вопрос о ликвидации теперь решался в совокупности как административных действий, так и при широкой общественной поддержке и в уверенности, что ликвидация не вызовет активного противодействия со стороны верующих. Так, 21 марта 1933 г. после доклада раввина М.В. Хейфеца "из-за колоссальных расходов на содержание" главная синагога была закрыта. Это здание по решению президиума КрымЦИК от 4 сентября 1933 г. передавалось управлению военно-морского строительства под общежитие.

В годы Великой Отечественной войны здания главной хоральной и солдатской синагог, молитвенного дома Файнберга в результате бомбардировок подверглись полному разрушению, пригодность крымчакской синагоги составила 20% и восстановлению не подлежала.

Более внимательное и непредвзятое изучение документов и свидетельств "проклятого царского режима" позволяет в несколько ином свете (в отличие от того, чему нас долго учили) представить себе некоторые картины общественной жизни России второй половины XIX века конкретно на примере Севастополя. Начнем с самого верха: российский самодержец выделяет (безвозмездно) каких-то 15 соток полуторатысячной общине инородцев для возведения храма, затем городская дума способствует его строительству, православные сограждане вносят "свои кровные" на такое богоугодное дело, которое становится общегородским без письменных указаний, и все это подробно освещено в единственной газете "Севастопольский листок" за 13 сентября 1884 года. Перечитывая это письмо в редакцию, возникает крамольная мысль: царский режим, черта оседлости, ни слова о демократии, о правах нацменьшинств, а градоначальник-христианин в адмиральских эполетах на глазах у чиновников, иноземных консулов да почтенной публики отворяет позолоченным ключом двери иудейского храма…

И вот возвращаюсь в наши благословенные времена. Слышу прямую речь мэра Ужгорода: "…жертвами станут прежде всего простые евреи", его поддержку единомышленниками-депутатами. Вижу репортаж из Симферополя о презентации книги о "подвигах" добровольцев из дивизии СС "Галичина"… И от власти, и от общественности — ни слова. Не слышали, не заметили? Толерантность, однако!

По официальной переписи 2001 г. в Севастополе числилось 1018 евреев — примерно 0,2% от всего населения. Ныне иудейская религиозная община арендует помещение, оборудованное под синагогу. Здесь проводятся традиционные еврейские праздники и памятные дни, ежедневно совершаются утренние и вечерние молитвы.

Севастопольский еврейский благотворительный центр "Хесед-Шахар", открытый в 1997 году, объединяет более 2500 евреев и членов их семей. Здесь действуют социальные и гуманитарные программы, проводится активная культурно-просветительная работа со всеми возрастными категориями на основе еврейских духовных традиций.

Жизнь продолжается…

Другие статьи этого номера