Сюрпризы "невестки" Гефеста

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

…Вечеринка уже подходила к концу. Поводом послужило 70-летие любимой учительницы, которую мы, выпускники нашей школы, спустя тридцать лет после ее окончания неизменно любим и помним. Конечно, в городе осталось нас, бывших учеников 10-В, совсем мало, всего семь человек, но мы тесно общаемся, помогаем друг другу. Днем, кстати, мы все посетили нашу любимицу, "забросали ее цветами", подарили роскошную соковыжималку. А вечером вот собрались у Тольки Топилина за "рюмкой чая"…

Итак, вечер давно уже плавно "перетек" в ночь, когда мы с изумлением убедились, что за окном давным-давно вовсю хозяйничает гроза. Дождь шел неровными полосами: то как из ведра, то затихал. Но молнии сверкали исправно, а гром периодически тревожил люстру в той комнате, где мы сидели.

Одна из наших женщин, Люда Чекаду, уже вторично порывалась бежать домой — приболела свекровь. Когда она, одевшись, уже была на пороге, за окном сверкнула такая жуткая молния, что все мы вздрогнули, а Петя Гомозкин прямо-таки грудью встал на пороге: "Не пущу!"

Позвонили Людкиному мужу, попросили его приехать за женой на своем "Пежо", хотя остановка автобуса была сразу за углом дома. Сели за стол, затем заказали такси, налив всем вроде бы на посошок. А Петька, чтобы "заполнить паузу", рассказал по случаю такую историю.

— С молнией, друзья, шутить очень опасно, — так начал свой рассказ наш приятель. — Это я понял, будучи на практике в одной из агрофирм Краснодарского края. Дело было ранним вечером. Мы с одним местным жителем поехали на рыбалку, сидели себе спокойно у костерка, когда разразилась гроза. Как только на противоположном берегу реки засверкали молнии, дядя Витя, уже пожилой мужчина, ему было за 60, заволновался и рванулся было к дубу, который стоял посреди поляны, метрах в тридцати от речки. Я так и не успел его удержать, хотя помнил, что под одиноко стоящим во время грозы деревом прятаться опасно.

Метрах в трех от дуба молния все-таки настигла дядю Витю. Казалось, что она вонзила свое "копье" рядом с ним, но он упал. Я подскочил к нему и, схватив под мышки, потащил к речке. Здесь, в палатке, мы переждали грозу. Мой спутник тяжело дышал, лицо его стало багровым. У меня с собой была фляжка со спиртом, я отвинтил крышку и просто дал ему понюхать спирт. Видимо, хмельные пары возымели какое-то действие — дядя Витя вскоре открыл глаза.

Каково же было мое удивление, когда я увидел, что от его нательного золотого креста и цепочки остались лишь следы. Золото испарилось, зато на теле просматривались четкие очертания и цепочки, и креста в виде рисуночного ожога.

Дядя Витя окончательно очухался и сообщил, что чувствует себя хорошо. Более того, он с удивлением обнаружил, что видит все в темноте и, как ему кажется, даже различает два небольших дупла на довольно далеко стоящем на лужайке дубе. А свои очки он спрятал в карман.

…Вернулись мы в станицу утром, долго о пережитом рассказывали родственникам дяди Вити. Я остановился в другом доме, поэтому довелось с Виктором Петровичем встретиться уже перед отъездом. Он вручил мне на прощание целую сетку отборных груш, баночку меда. И попросил на минуту отойти в сторонку.

— Слухай, Алексей, тут со мной такие чудеса творятся после того электроудара, что я и не знаю, как все это людям рассказывать. Ведь засмеют, — сказал он мне. И пояснил, что теперь каждый день ему снятся сны, которые на третьи сутки неизменно сбываются. Например, позавчера виделось, что станичный кузнец Никита получил сильный ожог ноги. И точно, раскаленная подкова упала ему на колено, когда он неловко поддел ее клещами, ожог получился нешуточным.

— Ты, это, когда приедешь домой, позвони, чтобы жена тебя или встретила, или отпросилась с работы. Сдается мне, в дом сразу не попадешь, — такую странную фразу я услышал на прощание от дяди Вити, но особого значения ей не придал.

А зря. Мой ключ от квартиры, едва я по приезде домой сунул его в замочную скважину, как бы мгновенно заклинило. Туда, сюда — никакого толку. В конце концов, я еле его вытащил и с огорчением убедился, что один из металлических выступов согнулся, более того — дал трещину. Хорошо что вскоре подъехала жена, и мы, наконец, вошли в квартиру. Вот вам и сны дяди Вити, и молния с ее сюрпризами…

А. БАШИНДЖАНЯН, агроном.

ОТ РЕДАКЦИИ:

Скорость выпущенной из огнестрельного оружия пули такова, что человек не в состоянии уследить за ее полетом. Он услышит лишь выстрел — и тут же чувствует удар в грудь. Нечто подобное происходит и со вспышкой молнии, нацеленной точно в вас. Удар "небесного" электричества, как правило, смертелен. Однако известны случаи, когда после, казалось бы, испепеляющего электрического удара люди оставались живы. Лечебное воздействие на человека "небесного" электричества давно известно медицине. Но конкретного объяснения этому наука пока дать не может, довольствуясь лишь версиями и предположениями.

Другие статьи этого номера