"Окна трех королей"

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Так как предмет этого разговора с некоторых пор стал у меня вызывать особый интерес, то вначале неосведомленному читателю доложу, что на месте форпоста римского полководца Агриппы вот уже более 2 тысяч лет стоит немецкий город Кельн. А первый камень в основание знаменитого Кельнского собора был заложен 761 год назад, однако собор строится и по сей день…

К чему весь этот экскурс? Дело в том, что полтора года назад я был в командировке в г.Белгороде-Днестровском (Одесская область). Когда все свои дела порешал, стал знакомиться с достопримечательностями этого древнего городка и случайно попал на местный ?блошиный? рынок. Уже уходя, обратил внимание на одну старушку. Она продавала небольшое живописное полотно в серой тряпице. Я бы не сказал, что это был раритет. На картине вертикального плана маслом был изображен Кельнский собор. Рама была сделана из багета, и, по первому впечатлению, холст писался где-то перед Второй мировой войной, в тридцатые годы.

Чем-то мне это полотно приглянулось. В правом нижнем углу стояла, кстати, авторская подпись — Вс. Ливнев. Почему-то вспомнился прижизненный портрет А.С. Пушкина, нарисованный малоизвестным художником с такой же фамилией, с другими инициалами, хотя в последние годы в нескольких публикациях маститые пушкинисты настаивают на том, что пушкинский портрет был перерисован с посмертного изображения поэта…

Но не в том суть. Короче, я очень даже за приемлемую цену приобрел у старушки это полотно, чему она весьма обрадовалась. Приехал домой, повесил картину в спальне. Характерно, что вечером, когда на нее падали лучи заходящего солнца, она как бы вся светилась густо-малиновым колером…

…Все началось с первыми раскатами ?кризисного грома? в Украине. Как-то вечером я совершенно случайно обратил внимание на то, что в моей спальне, заметим, при невключенном свете очень даже, правда, робким камельком вдруг засветилось среднее окошечко в ?окнах трех королей? собора. Дело в том (пришлось уж изучить историю вопроса), что передний план моей картины изображал вид на боковую капеллу, где в центре и располагались так называемые окна трех королей.

Солнце давно уже село, живу я на седьмом этаже 12-этажки на ул. Юмашева — никакой посторонней подсветки быть не может. Зову жену, показываю на чудо-юдо в спальне. Снимаем с гвоздя картину, рассматриваем ее ?чудный? фрагмент вблизи, на расстоянии вытянутой ладони: ни-че-го!

Отходим к двери — вновь обнаруживаем свечение. Зажигаем свет — весь эффект насмарку.

На следующий день — никаких загадочных подсветок. Я уже стал было подумывать, что давеча мы с супругой на пляже маленько перегрелись, когда знак все-таки сработал: на службе начались расследования по линии КРУ, ревизоры нашли какие-то серьезные нарушения, и в итоговом приказе по фирме мне навесили серьезный штраф, хотя я в докладной выразил сомнения в том, что виноват.

Прошел месяц после целого ряда неприятностей на работе. И как-то замечаю: опять светится уже правое окно в ?окнах трех королей? на картине. Правда, чудо сие отмечалось лишь один вечер. Прошла неделя, и моя ?Хонда? попадает в групповое ДТП на Ялтинском шоссе. Пострадало серьезно правое крыло машины, а я сломал три пальца на левой руке. Ну чем не зловещий знак?

После появления третьего ?фонарика? в левом окне ?окон трех королей? на картине я уже ни в чем не сомневался. Стойко пережил смерть тетки в Ярославле и отнес злополучный холст на мусорник, предварительно согнув картину пополам, чтоб впредь другим людям не доставляла негативных переживаний.

Конечно, объяснения случившемуся дать я не в силах. Разве что сработала некая злобная энергетика художника. Говорят ведь, что почти все персонажи портретов кисти Репина как-то подозрительно быстро уходили из жизни, заполучив на руки желанный живописный заказ из рук мастера.

Другие статьи этого номера