"Красавец…": в гостях и дома

Его полное имя — "Красавец-мужчина". Место и месяц рождения — театр "На Большой Морской", ноябрь 2008-го. Но, несмотря на этот почти младенческий возраст, наш герой успел очаровать множество севастопольских театралок и театралов. А совсем недавно обзавелся новыми поклонниками — уже вне пределов родного города. Случилось это на международном фестивале "Славянские театральные встречи" в Чернигове, куда он отправился в первое в жизни путешествие.Любая премьера — это событие для любого театра. Что же тогда сказать о "Красавце-мужчине", премьера которого ровно год назад состоялась в ТБМ? Ведь впервые в своей истории наш театр для юношества обратился к наследию Александра Островского. Впервые в своей биографии соприкоснулась с ним его творческая молодежь. Еще обучаясь профессии, каждый из занятых сегодня в спектакле молодых слышал от театральных "стариков": "В Островском надо выйти на сцену хотя бы единожды! У русского актера без этого судьба не судьба…". И не о судьбах ли своих питомцев в первую очередь думала худрук Людмила Оршанская?

Месяцы кропотливейшей подготовки спектакля (эта пахота, слава Богу, что скрыта от глаз достопочтенной публики!). Молодая труппа осваивала доселе незнакомую творческую "территорию" с изрядным напряжением. Спотыкались на "неподъемном" тексте. Сопротивление вызывала непривычная назидательность материала, когда порок предсказуемо наказывается, а добродетель торжествует. Как преодолеть этот грех пьесы, не заразить публику собственным недоверием?

Забегая вперед, скажу, что с этим, в конце концов, справились блестяще. Наглядный пример того — работа Валерия Сенчикова. Уж на что резонер этот "дядюшка" Лотохин, но в исполнении артиста — обаятельнейший чудак, живой до кончиков ногтей. Но Сенчиков — он "заслуженный", корифей здешних подмостков, другим — приходилось куда сложнее.

Справедливости ради скажем: "Красавец…" и впрямь орешек крепкий. Когда-то, едва выйдя из-под пера Александра Николаевича, он озадачил даже расположенных к нему критиков. В чем только ни упрекали автора "Грозы" — в отступлении от собственных принципов, в легковесности и неестественности ситуаций и даже в натурализме! Но приоритеты в искусстве с течением времени имеют обыкновение меняться. Недостатки пьесы (по мнению современников Островского) способны обернуться достоинствами в глазах ее нынешних зрителей — в этом не сомневались режиссеры-постановщики спектакля Людмила Оршанская и Ольга Ясинская. Если, конечно, исполнители сумеют передать со сцены тот нешуточный накал страстей (и комичных, и остродраматичных), кипящих в "Красавце-мужчине". Да и чем провинился сюжет о брачной афере, придуманный драматургом? Разве не "звучит" он сегодня, почти полтора века спустя? Разве состарился, не напоминает кого-то близкого молодой проходимец-альфонс, изо всех сил цепляющийся за обломки "красивой жизни"? Пытаясь удержаться на ее плаву, он растаптывает чувства других — искренние, прекрасные, теряя то единственно ценное, что имел. Обманутая любовь, бешеные деньги — разве эти "темы" вышли из моды? Да ничуть не бывало!

Все это в свежей и оригинальной интерпретации молодежного театра задело за живое — ныне, спустя год после премьеры, говорить об этом можно с уверенностью. Не остались незамеченными интересная режиссура, выразительные актеры, превосходные костюмы и музыка спектакля, деликатный подход к классическому первоисточнику.

Ну а как оценят спектакль "чужие", к тому же фестивальные зрители? Правда, ТБМ уже не новичок на подобных смотрах, но "Славянские театральные встречи", на которые он приглашался впервые, имели отличительную черту: по заведенной на них традиции в Чернигове показывали спектакли в основном заслуженных, академических коллективов Украины, России и Белоруссии. Вот и на XX, юбилейные "Встречи…" в число участников попали, к примеру, Московский театр оперетты, Киевский театр им. Леси Украинки… Не затеряется ли среди "академиков" "Красавец-мужчина" севастопольской молодежной труппы?

Не затерялся! Практически все 800 мест Черниговского академического музыкально-драматического театра были заполнены. Сказать, что спектаклю оказали "теплый прием", — значит ничего не сказать. Ему устроили овацию! Казалось, никогда не смолкнут аплодисменты и крики "браво, севастопольцы!"

"Ни один из коллективов не приветствовали так, как ваш, — подтвердят затем коллеги — устроители этого театрального праздника. — Да и не было на нынешнем фестивале спектакля, который произвел бы такое впечатление".

Вот уж когда пожалеешь, что в программу иных фестивалей ("Славянские театральные встречи" из их числа) не входит награждение победителей, не предусмотрены номинации лауреатов. То, что случилось в Чернигове, увы, останется лишь в памяти участников представления и, можно надеяться, его зрителей.

В тот вечер коллектив не мог играть иначе, чем с полной отдачей. И это относится не только к таким мастерам, как Жанна Терлецкая, Виктор Куклин или заслуженный артист Украины Валерий Сенчиков. И даже не только к талантливым исполнителям центральных ролей — Матвею Черненко и Екатерине Мухановой. Как никогда точны и выразительны были молодые артисты Елизавета Бессокирная, Игорь Петров, Людмила Глазунова, Илья Спинов, Александр Безродный, да и все исполнители даже крошечных ролей этого спектакля.

Но "Красавец…" — новость прошедшего сезона. Что дальше? Как что? Конечно русская классика! Рекламные тумбы увешаны афишами с новым названием: Николай Гоголь, "Чичиков". Премьера спектакля назначена на конец ноября. Кстати, его рождению (как и появлению работы по Островскому) поспособствовали севастопольские депутаты, профинансировав театр из фонда поддержки русского языка и культуры. И почти готова следующая за "Мертвыми душами" инсценировка "Кроткой" Ф. Достоевского. В ней севастопольских театралов ожидает свидание-открытие: ведь в будущей постановке их любимый комедийный актер Матвей Черненко (Аполлон Окоемов!) предстанет в глубоко драматическом, даже трагическом образе.

Встретимся на премьерах!

Другие статьи этого номера