Призрак Чегемского ущелья

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Этим летом несколько человек с нашего курса решили отдохнуть в горах Кабардино-Балкарии. У старосты курса Витьки Гаусса в Нальчике жила большая родня по матери-балкарке — люди гостеприимные, хлебосольные. Компашка наша состояла из пяти человек: трое парней, две девушки. Все мы хорошо, надо сказать, знакомы с особенностями активного отдыха в горах: освоили Крым, в 2008 году слетали на Алтай, а предстоящее путешествие к подножию Эльбруса манило своей новизной.

…Итак, тридцатого июля красненький "ПАЗик" с желтой полосой на уровне двери доставил нас в деревушку Максан, что в 30 км от Кабардино-Балкарского заповедника, а оттуда мы пешком направились к Чегемскому ущелью. Подъем оказался не экстенсивным: горная тропа змеилась вдоль молодых дубков, огибала крутые подъемы. К четырем часам дня мы почти уже вышли к тому месту, к которому намечали дойти, когда стали собираться тучи, кое-где вдали, на склонах гор, прорисовывались пеленообразные дождевые простынки.

Надо было решать, где разобьем лагерь. Забыл сказать, что с нами пошел в горы племянник Виктора Гаусса Рамиль. Одна из наших девушек, Светлана, предложила поставить обе наши палатки на небольшой поляне, близ водопада. Мы, кстати, все обратили внимание на то, что посреди этого места, в древние времена, наверное, был облюбован людьми обугленный пень гигантского бука. Если приглядеться, можно было увидеть, что на западной стороне этого пня стилизованно выложены серым камнем глаза, нос и рот некоего загадочного существа. В далекие времена, видимо, наши предки каменным долотом выдолбили в дереве ямки и вбили туда диоритовые сколыши.

Мы было направились к этой поляне, когда решительно запротестовал Рамиль.

— Давайте разобьем лагерь на южном склоне, а здесь никто никогда не останавливается на ночлег, — сказал он.

Одна из девушек, конечно же, вставила свои "пять копеек": "Это почему же?".

Тогда Рамиль и рассказал нам старинную легенду о том, что именно на этом месте разъяренный отец девушки из горного селения настиг своего обидчика — молодого джигита Арзамаса, который выкрал его дочь, чтобы потом жениться на ней. Парня привязали веревками к древнему пню и… подожгли. С тех пор в этих местах бродит его неуспокоенная душа…

…Через 40 минут наша группа достигла южного склона ущелья. Там мы нашли уютную пещеру и разбили лагерь. В это время уже вовсю лил дождь, горные ручьи несли довольно увесистые камни, так что мы вообще-то вовремя приняли решение спрятаться в пещере.

Ну а теперь о самом главном. Не успели мы отойти от злополучной поляны метров на сто, как гром на миг прекратился, исчезли блики молний на склонах ущелья. Резко запахло озоном. И в тот же момент мы все оторопели: по воздуху, прямо накатывая на древний пень, плыла огромная фигура… джигита. Одной рукой он как бы прикрывал глаза, а в другой держал что-то похожее на кисейный женский шарф.

Рамиль дернул за рукав оторопевшего Виктора: "Идите скорее! Это Арзамас подает нам тревожный знак".

…Ночь прошла в грозовых разрядах, спали мы урывками. А наутро, когда проходили мимо поляны (решили обследовать северный склон Чегемского ущелья), мы оказались просто в шоке: на том месте, где мы вчера собирались ставить палатки, была беспорядочно насыпана куча камней, каждый из которых, ударь одного из нас, таил бы в себе серьезную угрозу.

…Оказывается, один из селей развернулся по западному склону ущелья именно в сторону этой поляны. Он-то и обрушил на нее груду камней во время грозы.

А Арзамас? Выходит, призрак подал нам очень своевременно спасительный сигнал. Такие вот чудеса…

Ф. ЗАРУДНЕВ, студент.

Другие статьи этого номера