Надежда ЧЕРНЕНКО: "Каждый акт аудита — проверка нашего профессионализма"

Традиционно налоговый аудит является одним из ведущих подразделений налоговой службы. О нем нам рассказывает заместитель председателя ГНА в Севастополе Надежда Черненко, которая курирует подразделения налогового контроля.

— Надежда Георгиевна, вы работали в налоговой службе и других городов Крыма. Можете сравнить. На ваш взгляд, есть ли нарушения налогового законодательства, характерные лишь для Севастополя?

— Наверное, нет. Почти все схемы уклонения от налогообложения в нашей стране практически одинаковы и мало зависят от региона. Но они отлично известны налоговой службе. Устаревшие законодательные подходы к применению упрощенной системы налогообложения для частных предпринимателей (ставки единого налога, учет объема выручки и пр.) приводят к возможности использовать различные теневые схемы. Выгодной альтернативой как для частных предпринимателей, так и для государства стал бы, на мой взгляд, возврат к налогу с оборота.

Также нередки случаи использования заниженной торговой наценки, приобретения фиктивных услуг нематериального характера (маркетинговых, консультативных) и т.д. Схемы, связанные с такими способами уклонения от налогообложения, аудит очень легко выявляет. Финансовые санкции, доначисления в бюджет при этом неминуемы, что в сумме в разы превышает те налоги, которые предприятие заплатило бы добровольно.

Но, конечно, самыми негативными являются факты взаимодействия с субъектами хозяйствования, которые имеют признаки фиктивности (ликвидированными, банкротами, объявленными в розыск и др.). Надо сказать, что материалы проверок с крупными нарушениями передаются в управление налоговой милиции для возбуждения уголовных дел. Только в этом году переданы дела по 48 проверкам на сумму более 30 млн грн.

— Расскажите подробнее о результатах работы подразделений налогового аудита ОГНС Севастополя в этом году.

— За 10 месяцев этого года проведено более тысячи документальных проверок, в т.ч. встречных, в бюджет доначислено почти 29 млн грн. К слову, в прошлом году доначисления были почти в 2,5 раза ниже. По результатам октября налоговый аудит Севастополя, по оценке ГНАУ, занял второе место среди региональных подразделений контрольно-проверочной работы Украины. Я бы хотела заметить, что высокие результаты работы одного подразделения не могут быть обособленными. Успехи возможны лишь при слаженной работе всего коллектива ведомства.

— Не могли бы вы привести конкретные примеры нарушений, выявленных во время проверок налогового аудита.

— Наиболее часто встречающееся нарушение — неправомерное завышение валовых расходов, что приводит к сокращению налогооблагаемой базы и, как следствие, — к уменьшению поступлений в бюджет налогов на прибыль и добавленную стоимость. Например, одно из винодельческих предприятий города списало на валовые расходы более 27 млн грн, потраченные на маркетинговые услуги, которые реально не получены. "Партнер" предприятия установлен налоговой службой как субъект хозяйствования "с признаками фиктивности". В этом случае проверка показала не только занижение уплаты налога на прибыль, но и необоснованное требование возмещения НДС из бюджета по фиктивным налоговым накладным. В общей сложности доначисления в бюджет в этом случае составили 5,3 млн грн.

Распространенным уходом от налогообложения является завышение убытков. Такое нарушение установлено на одном из городских коммунальных предприятий. Во время проверки установлены факты необоснованного завышения убытков более чем на 6 млн грн. Предприятию доначислены налог на прибыль и штрафные санкции — 3,6 млн грн. Другому предприятию придется доплатить в бюджет более 6 млн грн. В ходе проверки выявлены экспортные операции, не характерные для хоздеятельности предприятия: приобретение и переправка за границу труб и звериных шкур. Причем такие виды деятельности не являются разрешенными для данного предприятия.

— По закону срок налоговой проверки не должен превышать 20 дней. Неужели за это время инспектор успевает осуществить ревизию? Ведь проверяется налоговая дисциплина предприятия за три года!

— Да, на предприятии инспектор сталкивается с огромным количеством документов. Но еще до выхода на проверку налоговики проводят так называемый кабинетный аудит. Вот этот процесс бывает достаточно долгим: длится и неделю, и месяц, и два… Способность обобщать, анализировать информацию является залогом эффективности будущей проверки. На вооружении современного аудитора находятся новейшие программные комплексы, автоматизированные системы, информационные базы данных.

И даже если на проверке аудитору представляется "правильная" первичная документация, а допроверочный анализ свидетельствует о том, что субъект хозяйственной деятельности укрывается от налогообложения, то, потянув за ниточку, инспектор выявляет обман. Для каждой теневой схемы есть отработанные методики ее раскрытия. Кстати, не менее 30% акта проверки специалист налоговой службы составляет на рабочем месте, не посещая предприятия. Вот это и есть так называемый кабинетный аудит.

— Вы говорили о новейших программных комплексах и автоматизированных системах. Не могли бы вы уточнить, о чем конкретно идет речь.

— В налоговой службе я работаю с момента ее образования. Помню, когда-то на каждое предприятие у ведомства была карточка, куда заносились все данные о нем, словно в каталог библиотеки. Сегодня у нас есть развитая компьютерная сеть, множество автоматизированных баз данных, которые сопоставимы между собой. Технические новшества оказывают помощь при взаимодействии как со структурными подразделениями налоговой службы, так и с другими контролирующими ведомствами. Такая способность обмениваться информацией позволяет выявлять недобросовестных плательщиков налогов.

На одном из совещаний председатель ГНА в Севастополе Александр Трахачев заметил любопытный факт: те предприятия, которые все еще пытаются представлять налоговой службе недостоверные данные, ведут себя не только нечестно и непрофессионально, но и неразумно. Так может делать только тот, кто едва ли представляет, что в наши дни обман вскрывается практически сразу. Подавляющее большинство плательщиков НДС, например, давно использует специальное программное обеспечение для формирования реестра налоговых накладных. Причем, если отчет по НДС представляется на бумажном носителе и предприятие настойчиво не желает сдавать отчетность в электронном виде, налоговая служба склонна считать, что у такого предприятия есть что скрывать. А хаос в документах нередко специально создается для того, чтобы уйти от налогообложения. В то же время электронная отчетность очень выгодна для тех субъектов хозяйствования, которые работают честно.

— Значит, в сборе информации о предприятии основным источником являются его отчеты?

— Это весомый источник данных о структуре работы субъекта хозяйствования. Однако внимание налоговой службы предприятие привлекает не только тогда, когда сдает декларации, но и при постановке на учет. Уже на этом этапе налоговики анализируют данные и о видах деятельности нового субъекта хозяйствования, и о его должностных лицах, учредителях, взносах в уставный фонд, и другое.

Как, скажем, директор предприятия, официально имеющий минимальную зарплату, может содержать неработающую жену, учить двух детей-студентов в других городах на коммерческой основе, содержать дорогой автомобиль? К сожалению, наше налоговое законодательство не позволяет использовать косвенные методы работы. Например, во Франции, налоговая служба анализирует не только доходы, но и расходы, и, сопоставляя эти данные, легко находит тех, кто уклоняется от налогообложения.

Но для отечественной налоговой службы вполне приемлемы сведения от других государственных органов (ГАИ, МВД, МЧС, СЭС и т.д.). Кроме того, информация поступает и от граждан, которые сигнализируют о случаях уклонения от налогообложения. И если у нас появляются основания сомневаться в добросовестности плательщика, инициируется проверка.

— После выявления схем уклонения от налогообложения на предприятии появляется ли надежда, что в будущем нарушитель будет щедрее с бюджетом?

— Проверку нельзя назвать исключительно фискальным мероприятием. В аудиторской работе не только суммы доначислений имеют значение. Основной принцип работы с налогоплательщиками — партнерство. Налоговый аудит ни в коем случае не должен мешать работе предприятия. Напротив, он способствует улучшению, оптимизации деятельности субъекта хозяйствования. Бухгалтер получает возможность из первых уст специалиста налоговой службы получить консультацию по вопросу ведения налогового учета, чтобы не допускать нарушений налогового законодательства. Таким образом, подразделение аудита как составной механизм системы налоговой службы работает на увеличение уровня добровольной уплаты налогов и рост доходной части бюджета.

— А что, по-вашему, отличает сотрудников этого подразделения?

— Аудитор должен быть хорошим бухгалтером и безупречно знать налоговый учет. Кроме того, он должен быть специалистом и в той отрасли, которую проверяет: быть и строителем, и судостроителем, и сталь уметь варить, и известняк добывать. Ведь у каждой отрасли своя специфика. И, проверяя конкретное предприятие, нужно знать все тонкости налогообложения, характерные для организации производства именно в конкретной отрасли. При этом численность сотрудников подразделений аудита не так велика. Но наша работа очень интересная. Лично я люблю свою работу и горжусь тем, что работаю в налоговой службе.

— Спасибо!

Подготовил Сергей КОШКИН.

(По материалам пресс-центра ГНА в Севастополе).

Другие статьи этого номера