Биоробот со звезды Бернарда

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.В 1961 году я жил в Москве, где остался работать после службы в авиационных частях. Мой дядя, доктор медицинских наук профессор Хромов Илья Петрович, занимал какой-то очень важный пост в Минздравоохранении СССР и любезно помог мне устроиться, как я всем говорил до распада СССР, в "одной закрытой шарашке". Приняли меня туда охранником.

Сейчас можно рассекретить место моей работы. Это был Институт медико-биологических проблем Минздрава РФ, конкретно — подземный бункер-спецлаборатория, располагавшийся по адресу: Москва, Хорошевское шоссе, 76-а.

Кстати, если бы постороннему лицу довелось зайти в это учреждение, то никаких бункеров, естественно, там он бы не обнаружил. Все респектабельно, буднично. Я охранял в этом бункере на втором ярусе бокс N 14/2. Одежду нам выдавали особенную, кстати. При наличии табельного оружия мы, охранники, выглядели очень экзотично: белые просторные комбинезоны, длинные перчатки, бахилы на ногах из плотной серебристой резины, а на голове — что-то типа прозрачного желтого шлема четырехугольной формы с респиратором для дыхания.

В этой лаборатории работали несколько польских врачей. Они попеременно приезжали к нам из Кракова в командировку, сменяя друг друга через каждые три месяца.

Чем занимались и наши врачи, и поляки? Конечно, их деятельность была глубоко засекречена. И мы, охранники, между прочим, дали подписку о неразглашении профиля своей работы на целых 20 лет, хотя с нами особо никто и не делился секретами лаборатории.

И все же, конечно, жить в "лежбище" секретов и ничего о них не знать — невозможно. Среди польских спецов оказался один молодой парень (лаборант), который, как и я, сильно увлекался бильярдом. Как-то в буфете мы познакомились, обрадовались, что есть общее хобби. Парень довольно сносно говорил по-русски (его бабушка была родом из Воронежа). Пару раз Ольгерт был у меня в гостях. Конечно, как-то он, выпив, все-таки разговорился.

То, о чем рассказал мой новый знакомый, конечно же, не могло не поразить. Оказывается, в конце января 1959 года в бухту морского порта Гдыни вечером с неба упал небольшой полусферический НЛО с ярким оранжевым хвостом. Через несколько дней в госпиталь Гданьска с портового пляжа доставили раненое существо, совершенно не похожее на человека. На нем был облегающий комбинезон из неизвестного металла. Рост существа составлял примерно 1,5 метра, конечности — шестипалые. После того как с лапы (руки?) сняли браслет неизвестного предназначения, существо перестало жить.

Вот после этого в замороженном состоянии пилота неизвестного корабля доставили в Москву, на Хорошевку, 76-а, где его досконально изучали.

Что интересно, я уволился из этой лаборатории в 1962 году, т.к. жена срочно должна была выехать в Севастополь, чтобы вступить в наследство: дядя Артем ей завещал после своей смерти домик на ул. Коммунистической. Домик оказался хорошим, добротным, с яблоневым садом и парником для клубники. Так мы и переселились, в конце концов, в Севастополь…

Что касается моей диковинной службы в Москве, то я, где мог, пытался найти какие-нибудь сведения о польском уфологическом феномене. И мне повезло. В 2001 году в московском альманахе "Мир зазеркалья" я наткнулся на интересную статью польского уфолога Б. Ржепецкого. Он подробно описывал все перипетии поиска упавшего в воду НЛО в акватории порта Гдыни 21 января 1959 года. Оказывается, водолазы под слоем ила все-таки нашли одну половину потерпевшего бедствие космического корабля малого диаметра. Его долго, до 1969 года, хранили в Политехническом институте Гданьска, а затем вывезли в Варшаву, в некую секретную лабораторию, где обломок хранится и изучается по сей день.

А в прошлом году, опять же совершенно случайно, в одном из номером "Интересной газеты" в рассекреченном отчете куратора спецгруппы "Лотос", созданной в 1960 году при Главном разведывательном управлении Генштаба МО СССР, я прочел о том, что неведомое существо, доставленное в биологический НИИ в Москве из Польши, поставило в ходе изучения в тупик многих наших медицинских светил, ибо головы как таковой на существе не обнаружили, а система кровообращения имела спиральную форму. Высказывалась мысль о том, что это был биоробот, управляемый с самолета-разведчика с межгалактической станции, доставленной на орбиту Земли со звезды Бернарда.

…Если бы не отрывочные рассказы Ольгерта, в это было бы трудно поверить. Но я работал на Хорошевке и прекрасно помню, как тщательно основной персонал лаборатории охранял свои секреты. Между прочим, очень обидно, что подобные феноменальные сведения недоступны человечеству. От кого мы так тщательно охраняем знания о потустороннем мире? От себя самих?

Другие статьи этого номера