Гаранты и поклонники

Не ошибусь, если сделаю заявление: самая популярная ныне тема — выборы очередного гаранта Конституции, то бишь президента. Так отчего бы не поговорить с одним из гипотетических избранников и слуг народа в самой аполитичной рубрике "Профили"?! Тем более что это интервью суть вымысел автора, так что все совпадения считать… совпадениями! Редкий случай, когда автор статьи не несет никакой ответственности за "мысль изреченную", коя является, если кто не помнит, ложью. Рискнем?!Итак, мой воображаемый собеседник решил баллотироваться на предстоящих выборах. Похвально. (Интересно, что движет человеком, когда он решает стать первым лицом государства?! Детская психическая травма, комплекс неполноценности или эдипов комплекс? Надо подумать на досуге). На меня его вывели политтехнологи из его же штаба: дескать, живет такой парень в "нужном" городе Севастополе, пишет все, что в голову придет, и задает "странные" вопросы. Для вашего имиджа, господин будущий президент, такое интервью необходимо. Встречу мы подготовим. Подготовили. Встречаемся.

— Вы и есть тот самый "неправильный" журналист?

— В смысле?

— Ну… мне говорили, что вы умеете вывернуть наизнанку своего собеседника.

— Скорее, наоборот: мои собеседники, как правило, сами хотят вывернуться. Я только помогаю. Вы тоже хотели бы?

— Мне надоело, как обо мне пишут придворные журналисты за немалые деньги. Захотелось на самого себя посмотреть глазами электората. Порекомендовали вас. Вы за кого голосовали в последний раз, если не секрет?

— Не секрет — за Компартию Советского Союза.

— Это как?!

— За всю свою долгую жизнь я подходил к урне всего один раз, но это было в прошлом веке. А в то время выбирать можно было только между коммунистами и КПСС. Я выбрал коммунистов.

— Вот из-за таких, как вы, и фальсифицируют настоящие демократические выборы! Думаете, если не пришли на участок, то ваш голос не учтен? Ничего подобного, добрые дяди и тети впишут туда нужного кандидата. Так что рекомендую прийти и проголосовать.

— Я плохо разбираюсь в политике, могу не на ту лошадь поставить. Не обижайтесь, я не про вас.

— Вам что, безразлично будущее ваших детей и внуков? У вас внуки есть?

— Нет пока еще.

— А дети?

— Есть.

— И вам все равно, в какой стране они будут жить?

— А вы всерьез верите, что будущее моих детей и внуков зависит от вас?! Мне больше нравится Конфуций: "Мать — это тетива, отец — это лук, а ребенок — стрела, которой можно придать скорость и направление только в момент рождения". Так что, думаю, моя дочь полетит своим путем при любом гаранте. Не в этой стране, так в другой.

— Политическая близорукость! Не хочешь заниматься политикой — политика займется тобой. Именно сейчас страна находится на грани катастрофы, и каждый голос имеет непомерно высокую цену, а он мне про Конфуция… Вот в какой стране ты хотел бы проснуться завтра утром?

— А шо это вы ко мне на "ты"?

— А шо ты мне "шокаешь"?!

— Простите, я вырос в городе, где никогда не преподавали украинский, а теперь призывают на него перейти. Получается суржик. Отсюда и "шо".

— Скажу тебе честно: я и сам его толком не знаю. Но, сам понимаешь, положение обязывает. Ну так в какой стране ты хотел бы проснуться уже завтра?

Я задумываюсь. Прямо как в сказке о Золотой Рыбке: проси, что хочешь. Действительно, а в какой стране я хотел бы жить? В принципе, меня и эта устраивает, если бы не…

— Вот видишь, задумался! Никто не может сразу ответить, что бы он хотел изменить в жизни.

— Мне легче ответить на вопрос, в какой стране я не хотел бы жить.

— В какой?

— В стране, где шестидесятилетние женщины на холоде под дождем лопатами укладывают асфальт. Где в подвалах от холода умирают бомжи. Где пенсия меньше прожиточного минимума. Где строят многомиллионные особняки, в то время как голодают беспризорные дети. Где правоохранители контролируют сбыт наркотиков. Где законы не работают, когда речь идет о высокопоставленном чиновнике…

— Вот видишь, в этом я с тобой абсолютно согласен. Но чтобы этого не было, к власти должен прийти принципиальный и сильный лидер. Только он сможет излечить страну и избавить ее от всей этой гадости. Ты меня понимаешь?

— …И чтобы медицина была доступной всем, вне зависимости от толщины кошелька. Чтобы талантливые дети из небогатых семей могли учиться бесплатно. Чтобы наши девушки не уезжали в турецкие бордели…

Говорю, а сам понимаю, что все это иллюзия! И мне кажется, что изменить в нашей стране что-либо к лучшему уже невозможно, вне зависимости от гаранта — все слишком запущено. Я уже не верю тем, кто говорит, что именно он спасет страну. Предчувствие, будто ее уже невозможно спасти. Хотя… Германия тоже лежала в руинах, но встала, отряхнулась, отдышалась и рванула вперед. Послевоенная Япония наверняка тоже до конца не верила, что встанет с колен. Ведь встала же! Да и Россия в последние годы не оставляет впечатления лузера. Значит, не все потеряно?! Но для движения вперед нужен настоящий лидер, а не красноречивый оратор в окружении политтехнологов. А где его взять? Один обещает выслушать всех (прямо как из рекламы прослушивающих устройств). Другой идет на войну с коррупцией (с этой войны еще никто не возвращался). Третий… ну вы в курсе.

— А ты мог бы описать идеального кандидата? Каким бы ты хотел видеть своего президента?

— Во-первых, состоятельным. Не верю в бедноту у власти. Во-вторых, он должен четко сформулировать национальную идею, которая бы могла заинтересовать и сплотить народ, тогда и все трудности переносились бы легче. Вот у вас есть такая идея?

Мой визави задумался, наморщил лоб, сжал губы.

— Представь, я об этом все время думаю. Да, сильная экономика нужна. И согласие между двумя ветвями власти тоже нужно. Сплоченность, единство нации, демократические ценности… А вот национальная идея?..

— Вот видите. Гитлер и Сталин за короткий срок создали империи лишь потому, что смогли ясно объяснить своим народам, что и во имя чего делается.

— Ну ты сравнил! Снова захотел диктатуры пролетариата, ГУЛАГа, красного террора? В эпоху демократии очень тяжело придумать новую концепцию, объединяющую общество. Современные ценности одинаковы во всем мире, и самой большой из них является сам человек!

— Вы всерьез верите, что в нашей стране это утверждение верно? Покажите мне того человека, чья жизнь является национальным достоянием! Первые лица государства не в счет. Похоже, что мы с самого рождения становимся некой бесформенной биомассой, о которой вспоминают только перед выборами. Кого интересует судьба ребенка, умирающего от лейкоза? Или собирающего бутылки, чтобы заработать денег на порцию клея?! Кому интересны старики, перебивающиеся крупами и супами?

— Так и я о том же. Как только я стану президентом, все это канет в Лету! У меня хватит сил и энергии, чтобы поставить на ноги и медицину, и образование, и службу соцобеспечения… Пойми: лично мне ничего не нужно, я вполне обеспеченный человек. А для простых людей я могу сделать очень многое. И я сделаю это!

— Тогда почему до вас это никому не удавалось? А ведь предвыборные лозунги у всех примерно одинаковые. У меня подозрение, что даже нормальный человек, попав во власть, становится зомби. Иначе как объяснить эту перемену.

— Как только ты попадаешь во власть, к тебе тут же меняется отношение общества. Любой маленький промах расценивается как провал. К тому же вы, журналисты, умеете из мухи сделать слона. Вот и получается, что руководитель любого ранга автоматически становится врагом народа! Ты делаешь для людей что-то хорошее, нужное, а твои оппоненты и противники выворачивают все наизнанку. Вот ты бы смог управлять страной?

— Я и с собой не всегда могу справиться. Нет, разумеется, но я туда и не стремлюсь.

— Все так говорят, но ведь кто-то должен делать и эту работу, заметь, не самую легкую. Согласен?

Представляю себя в президентском кабинете, сидящим под своим же портретом… А тут тебе говорят, что надо встретить дипломатов из Гонолулу. Я иду и встречаю. А в 15.30 мне надо вылетать с официальным визитом в… Корею. Но к ужину необходимо вернуться — встреча со шведскими бизнесменами! И так каждый день! Как жалобно причитал Илья Ильич Обломов: "А жить-то когда!?" Нет, президентом я точно быть не хочу, но кто-то должен. У людей так заведено: кто-то должен быть избран вождем племени. Сейчас начну жалеть своего собеседника. Да и всех остальных кандидатов: бедные люди, никакой жизни — одна забота об Отечестве и о каждом из нас в отдельности.

— Как журналист посоветуй мне что-нибудь для увеличения рейтинга.

— Публично откажитесь от участия в выборах, поезжайте за город и выращивайте капусту.

— Капусту? Зачем?

— Один римский император так сделал, после чего весь Сенат на коленях умолял его вернуться.

Кандидат в гаранты сначала нахмурился, а потом рассмеялся. Простым заразительным человеческим смехом. Настолько заразительным, что я тоже рассмеялся. Так мы и хохотали минут двадцать под недоуменными взглядами его охраны и членов предвыборного штаба. Причем каждый смеялся о своем: он, видимо, над поступком императора Веспасиана, а я — над ним, над собой, над всеми нами накануне Нового года, Рождества и президентских выборов.

Другие статьи этого номера