Каравай-каравай…

Что "эксклюзивного" предлагают севастопольцам кандидаты на должность Президента Украины, пытался выяснить журналист "Славы Севастополя".
До президентских выборов осталось меньше месяца. А с учетом новогодне-рождественских празднеств — и того меньше, дней двадцать. Смотришь на календарь и понимаешь, что никто, кроме самих кандидатов и работников их штабов, в первую январскую декаду не будет задумываться о политике, рейтингах, программах и прочей предвыборной мишуре. А потому, пока праздники не наступили, мы попытаемся пробежаться по предвыборным программам кандидатов в гаранты.

Сразу оговоримся, что этот анализ не будет полновесным. В том смысле, что мы не станем анализировать экономические, военные, социальные, включающие медицину и образование, и прочие пункты деклараций от "Б" (Богословской) до "Я" (Яценюка). Мы обратимся лишь к тому, что всегда волновало севастопольцев во время выборов. Сосредоточимся на тех основных пунктах, которые всегда служили наживкой, охотно проглатываемой севастопольскими избирателями: проблемы языка, отношений с Россией, ЕЭП, Евросоюзом, НАТО. Ну а поскольку 30 мая 2010 года нам предстоит пойти на избирательные участки в связи с выборами в местные советы, то обратимся и к теме местного самоуправления.

И еще одно отступление. В данном материале не будет анализа предвыборной программы Михаила Бродского, озаглавленной "Друзi, давайте жити дружно". Только по той причине, что в ней двойной тезка Лермонтова обошелся лишь общими фразами. Нам же нужна конкретика.

ЯЗЫК ДО КИЕВА…

Сразу скажем: НИ ОДИН из кандидатов НЕ ГАРАНТИРУЕТ принятие русского языка в качестве второго государственного.

Инна Богословская: "Государственным языком Украины есть и будет украинский — как язык национального самоопределения. Русский язык будет официальным. Государство обеспечит право граждан пользоваться русским языком в образовании, культуре, медицине, общении с государственными учреждениями и др. Им могут пользоваться в любых условиях все, кто считает это нужным".

Вторит Инне Германовне Анатолий Гриценко: "Государственным языком в Украине будет один — украинский. Но я обяжу чиновника общаться с людьми на том языке, на котором к нему обращаются".

Сторонник Большой Европы Арсений Яценюк считает, что для достижения его цели (БЕ. — Ред.) "необходимо обеспечить развитие национальной украинской культуры и государственного украинского языка. Гарантией существования и постепенного развития украинского языка как единственного государственного должны быть отсутствие и недопустимость любой дискриминации русскоязычных и иноязычных граждан Украины".

А Юрий Костенко намерен "защитить национальные культурные интересы и основы духовности украинцев через гарантирование развития украинского языка, литературы, искусства как культурной основы украинской государственности".

Очень напоминает то, что предлагает Юлия Тимошенко: "Возрождение украинского языка и развитие культуры, возобновление национальных мировоззренческих традиций и нашей правдивой национальной истории".

Владимир Литвин предлагает урегулировать языковую ситуацию в Украине таким образом: наполнить "реальным содержанием статус украинского языка как государственного", определить принципы "функционирования русского языка, как языка межнационального общения во всех сферах общественной жизни" и обеспечить "полноценное применение языков представителей разных национальностей в местах их компактного обитания".

Александр Мороз обещает "способствовать всем действиям власти на обеспечение конституционных прав граждан… на использование каждым родного языка без ограничений и притеснений".

"Я не допущу, чтобы украинский язык оставался предметом давления на тех, кто привык говорить на других языках. Неукраиноязычные народы Украины не будут испытывать унижения и притеснений. В многонациональной стране нельзя спекулировать вопросами языка! Украинский язык будут уважать и лелеять из любви, а не по принуждению!" Столь эмоционально, но расплывчато высказался в своей программе Александр Пабат.

Так же обтекаемо выразился и Сергей Тигипко, пообещав проводить "равноправную внутреннюю политику, включая разрешение языкового вопроса".

"Выступаю за предоставление русскому языку статуса второго государственного. Я — последовательный сторонник цивилизованного решения этого вопроса, осуществления сбалансированной государственной языковой политики, которая адекватно реагирует на языковые потребности общества, удовлетворяет общепризнанным нормам международного права, Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств". Угадали, кто будет выступать, но не гарантировать? Правильно — Виктор Янукович.

А вот Петр Симоненко выразился, напротив, наиболее четко: "В 2010 году будет проведен Всеукраинский референдум о предоставлении русскому языку статуса государственного при сохранении и укреплении существующего статуса украинского языка" и пообещал, что "будут надежно защищены культурно-языковые права национальных меньшинств".

"В языковом вопросе нужно не притеснять другие языки для силового доминирования государственного, а наоборот — расширять наши языковые коридоры, — уверяет Сергей Ратушняк. — Уже через два года сделать обязательной сдачу экзамена, хотя бы одного предмета, на иностранном языке. Через пять лет — два экзамена. Владение русским является также нормой и обязанностью для чиновников всех уровней".

Не видит места русскому языку в Украине Олег Тягнибок, обещающий принятие закона "О защите украинского языка", введение обязательного экзамена по украинскому языку для госслужащих и кандидатов на выборные должности, а также защиту национального информационного пространства Украины.

Четыре кандидата в президенты — Василий Протывсих, Людмила Супрун, Олег Рябоконь и Виктор Ющенко — в своих программах языковой проблемы не касались, видимо, полагая, что она в Украине отсутствует.

С КЕМ ДРУЖИТЬ?

Богословская предлагает дружить если не со всеми, то со многими: "Стратегическими партнерами нейтральной Украины будут Евросоюз, Китай, Индия, Бразилия, Япония, США, наш особенный партнер — Россия". То, что Украина будет какое-то время нейтральной, также обещают Гриценко ("в течение пяти лет мы не будем вступать ни в какие военно-политические союзы"), Литвин, предлагающий политику "внеблокового статуса Украины на основе активного нейтралитета", и Симоненко, ратующий за "законодательное обеспечение и международно-правовое закрепление нейтрального, внеблокового статуса Украины, отказ от втягивания ее в НАТО", а также вынесение в 2010 году на Всеукраинский референдум вопроса о вхождении страны в Единое экономическое пространство и недопустимости ее вступления в НАТО. Янукович также предлагает сохранить внеблоковый статус страны. А вот Костенко обещает обеспечить "верховенство права как основы демократии и предпосылки интеграции Украины в НАТО — единственной эффективной на сегодня системы безопасности".

"Дружить во все стороны" — с Россией, странами СНГ и Евросоюза, Ближнего Востока, Азии и т.д. — предлагают Литвин, Мороз, Тигипко, Супрун, Тимошенко, Янукович. Пабат так и заявляет в своей программе: "Мы не имеем права не дружить с соседями! Мы должны стать дружелюбной страной!"

Ратушняк ратует за "создание в экономике транснациональных корпораций при участии западноевропейских, российских и американских корпораций".

Увлеченный построением Большой Европы Яценюк считает, что "Киев должен вернуть себе роль центра и лидера восточноевропейской цивилизации", и обещает, что "Украина как член большой общеевропейской семьи будет перестраивать партнерские отношения с другими влиятельными центрами современного мира, в частности с США и Китаем".

Только в Европе видит нашу страну Ющенко, обещающий членство Украины в ЕС. И тогда "граждане Украины почувствуют на себе преимущества европейского курса, украинцы получат право въезда в страны ЕС в безвизовом режиме, их права за рубежом будут защищены".

У Тягнибока свое видение внешнеполитического будущего: "Европейский украиноцентризм — стратегический курс государства". Он будет добиваться "прекращения участия Украины в сверхгосударственных евразийских образованиях с центром в Москве, создания балто-черноморской геополитической вехи, делимитации и демаркации государственных границ Украины, визового режима с Россией, двусторонних соглашений с США и Великобританией о военной помощи в случае вооруженной агрессии против Украины".

Протывсих и Рябоконь о своих приоритетах во внешней политике скромно промолчали.

ВЫБОРЫ, ВЫБОРЫ…

Практически все кандидаты ратуют за усиление местного самоуправления, децентрализацию власти и увеличение финансовых полномочий (Богословская, Гриценко, Костенко, Мороз, Протывсих, Симоненко, Супрун, Тигипко, Тимошенко, Ющенко, Янукович и Яценюк).

При этом ликвидировать государственные администрации предлагают Гриценко (районные — в расход, областные — будут сокращены и будут иметь лишь функции координации и контроля), Литвин, Мороз (только районные). Литвин обещает создать исполнительные комитеты на уровне района и области, Симоненко — то что "власть на местах перейдет от назначенных сверху губернаторов к исполкомам советов", а Тимошенко гарантирует, что "органы местного самоуправления получат право формировать свои исполнительные органы".

Открытым текстом мажоритарные выборы на местном уровне обещают Богословская, Литвин, Пабат и Ющенко. Выборы по открытым спискам — Литвин, Мороз, Тигипко, Тимошенко, Ющенко и Яценюк.

Рябоконь выступает за то, чтобы "за следующие пять лет построить альтернативу существующей системе власти путем создания условий для самоорганизации граждан". Ратушняк предлагает "конституционное и законодательное закрепление жесткой ответственности от президента до последнего председателя сельсовета за взятые на себя предвыборные обещания; четкий и прозрачный механизм ежегодного отчета и возможности отзыва любого избранного представителя власти". За это же — простую и прозрачную схему отзыва чиновника любого уровня — ратуют и Пабат с Тягнибоком. Последний обещает, что с его президентством расцветет прямое народовластие территориальных обществ — референдумы, плебисциты, общие собрания.

ЛЮБИМЫЙ ГОРОД МОЖЕТ…

Но не только это обещает Олег Тягнибок, ставший одним из 4 кандидатов, каким-либо образом затронувших в своих программах Севастополь.

Например, Юрий Костенко в своей программе заявил, что он будет "способствовать справедливому распределению активов и пассивов прежнего СССР, а также переходу на рыночные условия базирования ЧФ РФ в Севастополе уже с 2010 года и выведению российских военных формирований с территории Украины до 2017 года".

Почти то же самое читаем в программе Виктора Ющенко: "Черноморский флот Российской Федерации будет выведен из Украины до 2017 года в соответствии с Конституцией Украины и заключенными соглашениями".

Можно предположить, что не обошел своим вниманием Севастополь Владимир Литвин, пообещавший принятие закона о статусе городов-героев.

Тягнибок уделил Севастополю особое внимание. Вот что он обещает (без купюр): "Всеукраинский референдум относительно изменения статуса Крыма с автономного на областной и отмены специального статуса города Севастополя. Севастополь — свободный порт (наподобие порто-франко). Программа односторонних действий Украины в случае невыполнения РФ обязательств относительно выведения Черноморского флота РФ с территории Украины до 2017 года. Государственная программа интеграции Крыма в украинское общество". Вот такой у нас получился каравай. Кого хочешь — выбирай…

Другие статьи этого номера