Севастополь остается одним из немногих регионов Украины, где до сих пор не выведены границы заповедного фонда

Беседа с начальником госуправления охраны окружающей природной среды в Севастополе В.В.ЗАВГОРОДНИМ. — Владислав Валерьевич, мы встречаемся с вами в конце года. Естественно, именно в этот период подводятся итоги и определяются планы. Каким был прошедший год для госуправления охраны окружающей природной среды? Что вас вдохновило? Что огорчило?

— Начнем с того, чего не удалось добиться госуправлению охраны окружающей природной среды. У нас, к сожалению, остались три главные проблемы, и о них мы говорим из года в год. Главная проблема касается природно-заповедного фонда — ведь у нас до сих пор не выведены границы заповедников. Причина понятна: средств нет. Севастопольцы гордились, когда был подписан указ президента о создании заповедника "Байдарский — мыс Айя", прежде всего потому, что придание статуса национального природного парка является важным шагом на пути сохранения ландшафтного и биологического разнообразия региона Севастополя. Этим указом была поддержана инициатива севастопольской громады и Севастопольской городской государственной администрации. Мы привыкли, что город наш всегда был "впереди планеты всей", но надо сказать, что в настоящее время осталось всего лишь несколько областей Украины, которые не вывели границы природно-заповедного фонда. И это не раз отмечалось на коллегиях Минприроды. Честно говоря, приятного здесь мало. Мы неоднократно обращались и к исполнительной, и к законодательной ветвям власти и снова делаем это сегодня: в программе развития города на 2010 год просим заложить необходимые средства.

— Действительно, странное положение. Мы все время говорим об уникальности нашей природы, но никаких шагов для ее сохранения и использования в интересах города не предпринимаем. А еще при этом мечтаем о курортно-рекреационном развитии Севастополя. Как же можно серьезно планировать это направление?

— А как можно говорить об этом, не имея соответствующих очистных сооружений? Проблема известна, известны наиболее болевые точки. Неочищенные механические стоки сливаются в районе бухты Песочной и Военно-морской академии им. П.С. Нахимова и по-прежнему по нескольку миллионов кубов уходят в Балаклавскую бухту. Вот почему одной из самых главных является проблема очистных сооружений южной части города в районе бухты Казачьей. Они работают в режиме механической очистки и не отвечают современным требованиям биологической очистки сточных вод. Неочищенные стоки поступают в море, где купаются севастопольцы и гости города.

— Владислав Валерьевич, но ведь разговор об этом идет из года в год на протяжении десятилетий! Более того, сообщается, что есть какие-то проекты…

— Здесь проблема еще более сложная. Если для установления границ заповедников требуется 1 млн 600 тыс. грн, то в данном случае нужны значительные инвестиции. Наверняка к этой проблеме можно привлечь инвесторов, поскольку в городе выделяется земля и есть определенные программы развития. Да, сейчас много говорят о том, что есть какие-то проекты по переводу стоков Балаклавы на Южные очистные сооружения, что можно задействовать Федюхины высоты и пр. Одно могу сказать: к нам не поступало ни одного конкретного проекта. И без экологической экспертизы ни один проект в жизнь приведен не будет. Так что это одни разговоры. А экспертиза будет очень серьезной, проекты будут рассматриваться и в министерстве, так что пройдет не один месяц. Поэтому мы утверждаем: на сегодня пока таких официальных проектов нет.

Тема очистных сооружений стоит очень остро. Один мой коллега приводил такой пример (может быть, и не очень эстетичный): если в раковину или иное сантехническое оборудование вы что-то уроните, например кольцо, то на следующий день его можно будет обнаружить на пляже.

— Такой короткий путь? И ничто не задержит?

— Именно так. Вслед за проблемой очистных сооружений я назову еще одну чрезвычайно важную — зеленые насаждения. Каждый коренной севастополец сызмальства знал: наш город — сад, самый зеленый в стране. Мы этим гордились, это ощущение было воспитано со школьной скамьи. Да, было так. Однако сейчас возрастает не очень хорошая тенденция: в городе убирается очень много деревьев. Естественно, есть аварийные вырубки. Представьте себе, что было бы, если бы мы не давали разрешения на снос старых деревьев? Мы бы жили при феодальном строе. Ведь все развивается, и все должно быть цивилизованно. Но убрали одно дерево — посадите два-три. А ведь бывает и так, что вырубается очень много, по 30-50 деревьев, но высаживаются единицы.

В этой связи районным администрациям надо уделять этой проблеме пристальное внимание и предусматривать компенсационные посадки. Но сегодня же закладывается всего около 30 процентов вырубленного. Маловато, конечно. В любом проекте, который приходит к нам на согласование, мы всегда уделяем особое внимание тому, чтобы на этапе сдачи объектов в эксплуатацию непременно высаживались новые насаждения.

И необходимо пересмотреть в целом "зеленую политику": побольше парков, скверов, чистого воздуха.

— Но ведь большое число нарушений связано с тем, что значительная часть предоставляемых земельных участков находится в зеленых массивах. И, значит, неизбежно при строительстве идет вырубка насаждений.

— Самый главный, трудоемкий вопрос и в городе, и в нашем управлении связан с проектами и выбором земельных участков. Здесь множество всевозможных нарушений. С этого года мы работаем и с актами выбора для граждан, причем согласования идут даже по огородам. Колоссальный объем работы! Представьте себе: сегодня в управлении более 10 тысяч входящих документов! Такого никогда не было. Наши старожилы говорят, что прежде было около 5 тысяч документов. А ныне?! И это при том же штате сотрудников. Нагрузки большие.

— Очевидно, такое увеличение объема вызвано требованиями законодательства?

— Разумеется. Вот почему я должен обратить внимание севастопольцев, особенно тех, кто связан с оформлением земли: министерство усиливает контроль за этими процессами. В этой связи создана специальная комиссия по утверждению наших земельных выводов, т.е. дополнительно по некоторым направлениям вопросы отвода земли, помимо нашего управления, будут визироваться комиссией в Киеве.

Определено несколько принципиальных позиций: земли лесного фонда, прибрежно-защитная полоса и земли водного фонда, земли историко-культурного значения, а также рекреационная зона. Вот четыре такие позиции, и они связаны практически с половиной всех земель, которые есть в Севастополе. Мы считаем это правильным, потому что именно в этих вопросах есть много нарушений. Конечно, все изменения едины для всей Украины, а не введены только в Севастополе.

— А как быть, если случается такая ситуация: все разрешительные документы получены, началось строительство, однако застройщик не выполнил указанные условия?

— В связи с эти предусмотрено положение об отзыве подписи. Так, например, если два года назад был согласован документ и выставлены требования, в частности по озеленению территории, но ничего не сделано, то есть все основания считать наше заключение недействительным. И мы готовы пройти все судебные инстанции и доказать, что этому конкретному человеку или предприятию не стоит осваивать земельный участок. Такие случаи по Украине уже набирают обороты.

Необходимо сказать и о том, что сейчас усложняется вся согласительная документация. В частности, по такому вопросу, как выдача крупным и средним предприятиям разрешений на выбросы в атмосферу. Если, например, раньше в Киеве после нас согласовывали только первую выбросов, то теперь и вторую категорию, а это практически половина всех предприятий.

— Владислав Валерьевич, в ваших функциях — приказ о проведении охотничьего сезона, в частности забота о "зверье моем"?

— Сезон уже идет. Ну и раз есть такое понятие, как "охота", то мы вынуждены с ним мириться. Хотя я лично не охотник и ни одного выстрела в своей жизни по животным не сделал. Понимаю, что в наше время это больше хобби, чем необходимость. По нашим данным и данным таксации можно сказать, что количество дичи в севастопольском регионе не уменьшилось. И это очень хорошо. Мною согласован очередной приказ на открытие охоты (пушной зверь, пернатые, дичь), но требования в этом году были жесткие. Мы постарались приложить максимум усилий, чтобы оградить от охотников таких животных, как олень благородный, косуля. Каждому из пяти охотхозяйств прописано, что можно делать на протяжении сезона.

— Поскольку мы ведем разговор в конце года, то сам собою напрашивается вопрос: какой сезон для экологов-управленцев наиболее сложный?

— Однозначно — летний сезон. Мы — организация согласующая, ведь есть же масса других организаций, которые занимаются контролем. Летом, конечно, возрастает приток приезжих в наш город, увеличивается число согласующих организаций, поскольку открывается большое число летних кафе и пр. Иначе говоря, идет нагрузка на все рекреационное пространство города.

Мы, безусловно, хотим видеть Севастополь современным, цивилизованным. Для меня образец — это так называемый средиземноморский вариант развития города, в котором могут сочетаться и какая-то промышленность, и порт, и все, что способствует отдыху и туризму. Примеры таких городов, где удается и строить, и развивать, и заменять устаревший зеленый фонд, есть. К этому и надо стремиться.

— Это перспектива?

— И перспектива, и дела. К концу года коллектив управления пришел с неплохими результатами. Наша работа признана удовлетворительной на всех коллегиях министерства. За последнее время коллектив обновился на 30 процентов, а руководство — полностью. Мы переехали в новый офис на пл. Ластовой, 3, существенно улучшили материальную базу, автопарк, условия для работы сотрудников. Открыли конференц-зал, компьютеризированный уголок для граждан, согласно международной Орхусской конвенции, продолжаем выпускать газету "Эковестник".

А в связи с Новым годом мое главное пожелание как эколога, чтобы в ближайшее время мы решили хотя бы часть наших проблем на благо севастопольцев.

— Спасибо, Владислав Валерьевич, за беседу. С Новым годом!

Другие статьи этого номера