Владимир ЛИТВИН: "Мне, маленькому мальчику, казалось, что цветущие яблони соединяются с облаками"

Накануне Новогодних праздников и Рождества не хочется думать о политике. Поэтому корреспондент решил поговорить с Владимиром Литвином о вечных ценностях. — Владимир Михайлович, вы родились в семье, где свято чтят традиции. Возможно, вы вспомните какие-то новогодние или рождественские обряды?

— Запомнились колядки, ряженые, общее веселье во время праздников. Дети пытались угадать, кто же из односельчан скрывается под костюмами ряженых. И все еще я очень тоскую по снегу, который видел в детстве. Тот, что был в прошлом году, не такой, как в моем детстве, и такого уже, видимо, не будет. Как все деревья в детстве кажутся большими, так и снега казалось много. Хорошо помню сугробы, такие большие, что невозможно было выйти из хаты. Мы играли в войнушку, рыли лазы, блиндажи. Все было как будто бы вчера, а ведь прошло уже столько лет!

Колядникам в основном давали конфеты, сладости. Реже — деньги, копеек по 10-15. По рублю иногда давали "заезжие", городские. Это были тогда колоссальные деньги. Я ходил в районный центр за 10 километров пешком, чтобы сэкономить 15 копеек и купить порцию мороженого. Правда, тогда оно стоило 13 копеек. И нужна была еще копейка, чтобы за 3 копейки купить воды с сиропом.

— Какие вам подарки дарили?

— Нам особо не дарили подарков. У нас не было такой возможности, потому что жили бедно, но дружно. Все, что нам было нужно, по минимуму получали осенью, когда собирались в школу. Родители сбрасывались на обновку — ботинки, сапоги, валенки, шапку, пальто. Все на вырост. Но мы знали, что все это нужно еще заработать. Поэтому летом на нашей ответственности были гуси, утки, коровы, телята.

— Игрушек у вас тоже не было?

— Мы их сами мастерили. Делали себе клюшки для игры в хоккей. Их нужно было выпилить, сбить, а потом обить жестью, чтобы она была устойчивой. С коньками тоже "химичили": крепили их палочками, привязывали веревочками, все это закручивалось, но они все равно держались не прочно. Поэтому мы привязывали эти коньки к валенкам, подходили к проруби и окунали их, они моментально намокали и намерзали, и так мы бегали. По возвращении домой нужно было выбрать момент, чтобы не было родителей (чтобы они не поняли, что я мокрый), проскочить и забраться на печку. Но родители, конечно, сразу же вычисляли, потому что мокрые валенки мы бросали в сенях. А потом по ночам был кашель и наставления родителей, переходящие иногда в наказания. Нас было трое хлопцев и старшая сестра, которая нам заменяла маму, когда та на работе. Вообще воспоминания о детстве у меня самые добрые и светлые.

— Вы обычно к Новому году поздравляете тех, кому неоткуда ждать ни помощи, ни подарков, — детей-сирот в детских домах. В этом году тоже поедете?

— Я по натуре человек весьма ранимый. (Хотя, конечно, политик не должен так говорить, потому что оппоненты обязательно используют это против него). Каждый раз, приезжая в детдом, не могу спокойно смотреть на детей. Когда в группу к малышам заходит мужчина, они все сразу начинают плакать. Ведь персонал детских домов — преимущественно женщины, и мужчина для этих детишек — как инопланетянин. У нас беда и добро имеют женское лицо. Потому что женщины, как правило, работают там, где беда. А сами по себе излучают добро.

В этом году вся моя семья традиционно поедет поздравлять детей-сирот. Жена — в детский дом в Житомире. Она давно им помогает: шьет костюмчики, знает размер одежды и обуви каждого ребенка. Правда, переживает, что у нее не всегда есть финансовая возможность сделать то, что планирует. Я держу под контролем этот детский дом, за последние годы мы его обустроили, сделали там много чего, в том числе специальные комнаты для реабилитации. На день Святого Николая жена туда повезла также муку, сахар, сладости.

Я поеду в Малин, побываю в детских садиках, наведаюсь так же в интернат для детей-инвалидов. Еще планирую поехать в интернат для слабослышащих. Их нужно тоже поддержать. А то у нас в какой-то один интернат все идут, а остальные остаются сиротами вдвойне. Хочу помочь им также деньгами. Считаю, что нужно советоваться с работниками детских домов и интернатов и покупать то, что им нужно. Обычно ведь завалят конфетами и подарками, а им же и есть что-то надо, и стиральный порошок купить, и еще много чего. А то у нас (особенно перед выборами) могут "залюбить" до смерти. А после выборов хоть трава не расти…

Сын же поедет в детский дом в Прилуках. Когда-то его "открыла" для себя дочь, осталась под большим впечатлением, вот брат и решил пойти по стопам сестры.

Мы специально разделились, чтобы каждый посетил как можно больше детей.

— Как вы будете встречать Новый год? Воспользуетесь ли передышкой, чтобы встретиться с родными?

— В последние годы мы с женой уезжали в Карпаты и праздновали там вдвоем. И нам было очень хорошо. Этот тот уровень взаимопонимания, когда оба можем молчать, но слышать и чувствовать друг друга, и нам комфортно. В этом году сделаем так (это пока мое решение): Новый год встретим с матерью жены, а на Рождество поедем к моим родителям.

Другие статьи этого номера