30(-)

Не рекомендую читать эту статью тем, кому за тридцать. Кому за сорок, — предлагаю ее сразу выкинуть! Ну а тем, кому за пятьдесят… немедленно сжечь! Нет, она вовсе не о крещенских морозах, которые мы с Божьей помощью пережили. Она о двадцатилетних, которые даже не представляют, что и после тридцати есть жизнь. Итак, нелицеприятные отзывы твентистов (тех, кому двадцать. По аналогии с тинейджерами) о "стариках" — в геронтологической (как выяснилось) рубрике "Профили".Играем с друзьями в боулинг. На соседней дорожке расположилась компания молодых людей: три парня и две девушки. Сытые, довольные, радующиеся жизни и попивающие пиво. С ироничными улыбками поглядывают в нашу сторону. И тут я сдуру сбиваю два страйка подряд. Краем уха слышу &quot;комплимент&quot;: &quot;Во старики жгут!&quot; Оборачиваюсь по сторонам в поисках &quot;стариков&quot; — никого! Стало быть, похвала в мой адрес… Чем не тема для &quot;Профилей&quot;?! Отцы и дети, пропасть между поколениями, иная шкала ценностей — вечная тема. Предлагаю сыграть с ними &quot;два на два&quot;. Проигравшие платят за игру! С небрежной ухмылкой соглашаются. Началось!<br>

— Познакомимся, сопернички?! Я — Андрей, это — Наташа.<br>

— А отчество?<br>

— Во время игры можно и без отчества.<br>

— Хорошо. Я — Мари, это мой парень Ольх.<br>

— А отчество?<br>

— &quot;Во время игры можно без отчества&quot;. Просто Ольх. Начали?<br>

В промежутках между бросками умудряюсь поговорить с обоими. Им по девятнадцать, учатся в университете. По специальности никто работать не собирается, дипломы нужны больше родителям. Оба из обеспеченных семей: под клубом их дожидается машина Ольха, подаренная папой по случаю поступления в универ.<br>

— А вы, Андрей, некисло швыряете.<br>

— Добавь еще &quot;несмотря на свой преклонный возраст&quot;.<br>

— А вы что, обиделись? Подумаешь… Но для нас вы действительно &quot;старичье&quot;.<br>

— Ты и родителей также называешь?<br>

— Во-первых, они помоложе вас будут, но и они уже реальные &quot;грохота&quot;.<br>

— Прости, кто они?<br>

— &quot;Грохота&quot;. Им обоим под сорок… Не назовешь же их молодыми людьми.<br>

— Хорошо, тогда скажи, до какого возраста вы считаете человека молодым?<br>

— Тридцать, но и это уже отстой. Жизнь в тридцать заканчивается.<br>

— Серьезно?! Похоже, что я уже давно закончил жизнь!<br>

— А вы вспомните свои ощущения от жизни до тридцати и после. Есть разница? Чем вы занимались в девятнадцать?<br>

— Делал вид, что учился… Дискотеки, ну там пиво… Жаль, боулинга тогда не было!<br>

— А сейчас?<br>

— А сейчас есть.<br>

— Нет, я не про боулинг, а про жизнь. Ходите каждый день на работу с 9 до 18, дважды в месяц получаете зарплату и отдаете ее жене, растите… думаю, что уже не детей, а внуков, да? <br>

— С внуками ты погорячилась! С женой тоже промахнулась. К девяти на работу не хожу. В остальном — похоже. Я про зарплату дважды в месяц.<br>

— А кем вы работаете, если не секрет?<br>

— А ты угадай.<br>

Ольх и Мари бесстыже оглядывают меня с ног до головы, перешептываются и мерзко хихикают:<br>

— Простите, но вы похожи на лузера!<br>

— Поясни!<br>

— Ну… на неудачника. Вы — не олигарх, не банкир, не руководитель фирмы, у вас нет тачки… Вы сами сказали, что и жены нет. Вылитый лузер! Вот скажите, для чего вы живете?<br>

— По логике, я должен ответить так: для того, чтобы стать директором фирмы, купить тачку, подыскать жену…<br>

— Если в свои &quot;за сорок&quot; вы этого не сделали, то и смысла уже нет. Надо было это сделать до тридцати и жить на полную катушку. А в вашем возрасте мало что доставляет настоящее удовольствие.<br>

— Может, ты и права, хотя… кое-какие вещи еще доставляют удовольствие. Хорошо, а что делать тем, кому за тридцать?<br>

— Удавиться! Смысл жить в мире, который тебе не принадлежит?! После тридцатника сказка заканчивается: появляются обязанности перед семьей, перед обществом, начинаются всяческие болезни, климакс опять же… Не жизнь, а утерянные иллюзии.<br>

— М-да, мрачные перспективки ты нарисовала для тех, кому &quot;за 30&quot;. А что вы с Ольхом будете делать в таком возрасте?<br>

— Постараемся не дожить.<br>

— Все так говорят в юности, а потом как-то желание удавиться исчезает.<br>

— Это от слабости и трусости. Не каждый может сам себе честно сказать: я свое пожил, пора на покой. Хватаются за жизнь, как за соломинку, да еще умудряются ее окружающим отравить. Вы разве не замечали, что пожилые люди — вампиры, которые сосут жизненные соки из молодых?!<br>

— Вот так вот подходят и сосут жизненные соки?!<br>

— Ну почему так прямолинейно?! У них целый ассортимент способов вампиризма: от формирования у детей комплекса вины до скандалов по пустяковому поводу. Они от этого подпитываются и продлевают свою никчемную жизнь.<br>

— А я где-то читал, что самый активный возраст — от 35 до 60, когда приходят жизненный опыт и мудрость…<br>

— Устаревшие сведения! Жизненный опыт приобретается к 16-17 годам, а мудрость — к 20-25. А после тридцатника человек живет по инерции, по привычке. Но это уже жизнь овоща, а не человека. &quot;Я стою у ресторана: замуж — поздно, сдохнуть — рано&quot;! Большинство вашего поколения так и живет.<br>

Вот &quot;овощем&quot; меня еще никто не называл! Интересно: так думают все двадцатилетние, или только эта парочка &quot;мажоров&quot;. Надо срочно перехватывать инициативу, иначе…<br>

— Ты предлагаешь построить концлагеря с газовыми печами для тех, кому за?..<br>

— Зачем? Пусть живут на здоровье, если, конечно, это можно назвать жизнью. Пусть &quot;живут&quot; и радуются. Пусть сутками смотрят тупые сериалы, раз в их жизни уже ничего не происходит. Пусть перечитывают груду макулатуры, которую скопили за всю жизнь…<br>

— О, понятно, видимо книги мы читать не любим?<br>

— Нет, и даже не скрываю этого. Надо жить своей жизнью, а не чужой, описанной каким-нибудь старикашкой из позапрошлого века. Своя жизнь всегда интересней жизни Наташи Ростовой уже потому, что ее — жизнь — в каждую секунду можно изменить, как тебе захочется. А &quot;Каренину&quot; хоть сто раз перечитай — все равно поезд придет по расписанию.<br>

Странно, ведь я мог бы возразить этой зеленоглазой нахалке, мог бы привести тысячу примеров из мировой литературы, но… мне не захотелось этого делать. &quot;Поезд придет по расписанию&quot;! Не могу вспомнить ни один из прочитанных мною романов, который сделал бы меня более счастливым. Несчастным — да, но не счастливым! А вдруг она права? Тогда зачем я столько лет провел, читая чужие жизни, вместо того чтобы делать счастливой свою собственную? Зачем я столько раз подсматривал чужие судьбы в кинотеатрах и на экранах ТВ, хотя мог бы заняться исправлением своей?! Вот кто меня затащил в этот боулинг? Кто тянул за язык, когда я предложил этим твентистам сыграть партию? Ведь во многом они правы. Вспоминаю, как в детстве я боялся достичь даже двадцатипятилетнего возраста: такие люди казались мне страшными дядьками и тетками. А цифра 40 вообще вызывала у меня панический ужас. Мне казалось, что столько не живут, столько жить неприлично… Оказалось, живут! Живут, да еще как.<br>

— Получается, что вы с Ольхом не строите никаких планов на будущее? Живете одним днем, не думаете о семье, о детях?..<br>

— А зачем рожать детей, если рано или поздно между нами возникнет пропасть?! Лично я не хочу незаметно превратиться в злобную старушку, которая ненавидит молодость и безрассудство своей дочери. Темп жизни так ускорился, что жизненный цикл логически завершается к тридцати. Ты успеваешь узнать мир, все перепробовать, сделать карьеру, чего-то добиться и — стоп! Стрелянная гильза, которая валяется под ногами и ржавеет. К этому сроку люди теряют способность влюбляться, любить, а зачем тогда жить? Все люди незаметно превращаются в завистливых озлобленных, измученных жизнью существ.<br>

Ну вот как на это ответить?! Упереться рогом и твердить, что &quot;ваше поколение никчемное, ни на что не способное, развращенное, аморальное&quot;?! Тогда чем я буду отличаться от &quot;злобных старикашек&quot;. Отчего-то вспомнилось кровавое противостояние между молодью и &quot;кашками&quot; из культового романа Бьорджеса &quot;Заводной апельсин&quot;. А ведь он написан в середине прошлого века. Или бескровное презрение нигилиста Базарова из &quot;Отцов и детей&quot; Тургенева. Или &quot;Письмо к отцу&quot; Кафки… Каждое поколение ругает и тихо ненавидит тех, кто приходит им на смену. И пропасть между ними существует с библейских времен, но до сих пор ни один мудрец не смог назвать рецепт примирения. А тут Мари, которая видит решение проблемы в том, чтобы жить только до тридцати… Очень надеюсь, что они с Ольхом со временем изменят взгляды и найдут радости жизни в любом возрасте.<br>

Между прочим, мы с моей ровесницей Наташей с небольшим отрывом выиграли партию. Надеюсь, нам не поддавались. А потом меня угощали пивом и мы говорили лишь об одном: лучше быть молодым и богатым, чем бедным и больным. На том и порешили!<br>

Если вы дочитали эту статью до конца, постарайтесь посмотреть на мир глазами своих детей или внуков — не пожалеете! Если, конечно, вы еще способны смотреть на мир глазами твентистов. Их мир ничуть не хуже вашего, а во многом — лучше. Тем более, что нам еще долго жить вместе. Причем в Севастополе!<br>

Другие статьи этого номера