Расплата за "грешную любовь"

Пытавшийся найти утешение у "жриц любви" после ссоры с женой мужчина "в довесок" к моральной поддержке получил ВИЧ-инфекцию.

ПОСТУПОК &quot;НА ЭМОЦИЯХ&quot; <br>

Если бы 40-летнему Виталию (имя изменено) заранее сказали, чем закончится для него &quot;поход налево&quot;, в жизни бы туда не пошел! Сегодня он корит себя за то, что поддался эмоциям. Казалось бы, чего еще не хватало преуспевающему отцу добропорядочного семейства: дом — полная чаша, в котором его каждый вечер ждут жена-домохозяйка и двое успешных, подающих определенные надежды детей-школьников… Размеренная жизнь катилась по наезженной колее до тех пор, пока не случилось непредвиденное. Банальная ссора по пустяку с супругой вылилась в отказ благоверной от исполнения супружеского долга, после чего, громко хлопнув дверью, Виталий ушел искать утешения на стороне. Постоянной любовницы у него не было, вот и решил мужчина воспользоваться ни к чему не обязывающими услугами стоящих на трассе &quot;жриц любви&quot;. <br>

Договорившись о цене безопасного, как ему тогда казалось, орального секса, Виталий &quot;поплакался в жилетку&quot; выслушавшей и обслужившей его путане. Гнев прошел, мужчина вернулся в семью. Жизнь продолжала катиться по наезженной колее до тех пор, пока Виталию не пришлось стать донором (пострадавшему в аварии другу срочно требовалась донорская кровь)… <br>

Когда после проведенных анализов Виталию сообщили о его ВИЧ-статусе, первой его мыслью было, что это ошибка, так как этого с ним просто не может быть. Ведь он не наркоман какой-то, а нормальный человек. Но повторный тест подтвердил: у Виталия — ВИЧ. Вот тут-то в беседе с врачом и припомнился ему тот необдуманный и ставший фатальным &quot;поход налево&quot;. Теперь перед Виталием стоит еще одна проблема: как рассказать обо всем жене? <br>

ГЛАВНОЕ В ДИСКОНДАРТНЫХ ПАРАХ — ПОНИМАНИЕ <br>

— По мере развития эпидемии СПИДа появляется все больше и больше семейных пар, в которых один из партнеров ВИЧ-положительный, а другой — ВИЧ-отрицательный, — говорит сотрудник СГБО &quot;Гавань плюс&quot; Анна Кудринская. — Такие пары называются дискондартными. Вопреки распространенному мнению, 90% всех проблем, возникающих у парнеров с разным статусом, ничем не отличаются от проблем всех остальных пар. Главное для таких людей — знать, что у тебя есть близкие и родные, которым ты нужен, которые могут поддержать в трудную минуту. <br>

К сожалению, существующие предрассудки в обществе и возможность дискриминации могут оказаться серьезным препятствием для раскрытия своего ВИЧ-статуса близким. Человек с ВИЧ может опасаться, что от него отвернутся. Он может бояться, что таким образом переложит проблемы, связанные с ВИЧ, на своих близких, заставит их переживать. С другой стороны, раскрытие ВИЧ-статуса позволяет сделать отношения более открытыми и искренними, избавляет от необходимости что-то скрывать и обманывать родных. Но в любом случае только сам ВИЧ-положительный решает, раскрывать или нет свой статус, если, конечно, дело не касается медицинской необходимости. В Севастополе консультацию психолога, медика, социального работника по интересующим вопросам можно получить в городском центре профилактики и борьбы с ВИЧ/СПИД, а также в СГБО &quot;Гавань плюс&quot; по телефонам 55-21-82, 55-25-14. <br>

&quot;СЕГОДНЯ НА ТРАССАХ КЛИЕНТОВ ОБСЛУЖИВАЮТ &quot;ЖРИЦЫ ЛЮБВИ&quot; В ВОЗРАСТЕ ОТ 13 ДО 56 ЛЕТ…&quot; <br>

— Мы работаем с этим контингентом несколько лет, и уже есть определенные сдвиги, — комментирует ситуацию руководитель ОО &quot;Твоя победа&quot; Игорь Ратников. — Наши сотрудники выезжают на трассы, где стоят женщины, занимающиеся секс-бизнесом. Контингент различный: на одних &quot;точках&quot; стоят малолетние — от 13 до 18 лет (они разбиты на группки), а самой старшей из &quot;жриц любви&quot; — 56 лет. По ее словам, стоит она на трассе из-за того, что нет денег кормить семью, и муж относится к ее &quot;работе&quot; спокойно. <br>

В этом случае есть повод говорить об искалеченной психике человека: разве может нормальный мужчина спокойно смотреть на то, что его жена таким вот образом зарабатывает деньги? А еще занимаются секс-бизнесом из-за того, что в жизни нечем заняться. Так сказать, совмещают приятное с полезным: и удовольствие (те, кому требуется по физиологии) получают, и деньги. <br>

Мне искренне жаль этих женщин. По сути, они сами себя обособили, &quot;загнали в клетку&quot;. Живут, как в гетто, у себя на остановке в ожидании клиентов — и все. Они не идут в социум, так как считают, что у них на лбу стоит печать &quot;трасса&quot; или &quot;продажная&quot;. Поэтому кучкуются на улице в отличие от элитных проституток, которые приезжают по вызову на дом. И основная наша задача — показать, что они могут быть любимыми, что они достойны большего. <br>

Как-то раз я спросил у одной из женщин, сколько она зарабатывает. Она ответила, что шесть тысяч в месяц. Тогда я сказал, что она стоит большего. Платить за любовь, брать деньги за секс — это низко. Такие заработки можно считать &quot;крутыми&quot; лишь в случае, если не видеть ничего вокруг, не иметь моральных устоев. <br>

— На что обычно тратят деньги путаны? <br>

— Малолетки — на заколочки, побрякушки, цепочки. Взрослые — на то, чтобы прокормить семьи, заплатить за коммунальные услуги. Те, кто попал в зависимость, тратят деньги на алкоголь и наркотики. А вот на одежду тратятся скромно. <br>

— Сколько &quot;жриц любви&quot; сейчас работает на трассе? <br>

— Лично я видел порядка двадцати женщин — тех, которые постоянно выходят на трассу. Но среди &quot;жриц любви&quot; много приезжих. Например, едет кто-то из Киева, остановился в Кировограде, забрал с собой путану, а высадил где-то под Симферополем. А из Симферополя ее кто-то привез в Севастополь. Работницы секс-бизнеса знают специальные точки на окружных трассах, туда и направляются. Так и путешествуют автостопом, живут на обочинах. <br>

Естественно, мы пытаемся менять их мировоззрение. В планах — открыть приют, где бы они могли почувствовать себя женами, матерями. Часто приглашаем на чаепитие в кафе, даем визитки, завязываем дружеские отношения. Для нас незазорно общаться с любым человеком, будь это наркоман или алкоголик. Все мы — люди, если кто-то оступился, надо протянуть ему руку помощи. И работать необходимо с таким контингентом не для отчетности. Люди они неглупые и не хотят, чтобы кто-то использовал общение с ними в корыстных целях. <br>

Другие статьи этого номера