Туловище

…Как странно все-таки устроен наш мир. Попав в безвыходную, как порой кажется, ситуацию и устав бороться с судьбой, многие люди готовы сдаться. В этот момент очень важно, чтобы нашелся человек, готовый протянуть руку помощи терпящему бедствие. Очень показателен в этом смысле опыт тех, кто прошел "семь кругов ада" и сумел вернуться к полноценной жизни, поднявшись с самого ее дна. Поэтому, если вы оказались над пропастью, не спешите делать в нее шаг. Знайте: выход есть! Надо лишь внимательно осмотреться вокруг и ни в коем случае не опускать руки.

НАД ПРОПАСТЬЮ <br>

— Слышь ты, туловище! Отойди от прилавка, — кричала толстая продавщица, размахивая здоровенным кулачищем, как кувалдой…<br>

— Да пошла ты… — Танька не продолжила. Отвернувшись, побрела подальше от криков и презрительных взглядов людей, выстроившихся в очереди у кондитерского лотка, где каждое утро продавали свежие ароматные пирожные. Таньку уже все давно хорошо знали на рынке, и зачастую местные продавцы еще издалека ее заприметив, начинали оскорблять и безжалостно гнать подальше от своего товара, чтобы не дай Бог чего не стащила. <br>

Туловище — это в последние несколько месяцев было ее, так сказать, базарное имя, так как никто уже и не помнил, как ее зовут. Она осознавала, что вызывает только отвращение у всех встречных и никто в целом мире не поймет, как ей сейчас плохо, одиноко и страшно. Она была уже на девятом месяце беременности, скоро рожать, а в наличии только глухая система с такой дозой, что страшно представить, что будет в ближайший час, и постоянное чувство голода. <br>

От боли и обиды слезы накатывались на глаза. Танька задыхалась, сдерживая рыдания, и шла, кусая до боли губы, мысленно приказывая себе не раскисать. Ее синие, со вздутыми венами отекшие ноги в стоптанных дешевых шлепанцах еле передвигались, на них страшно было смотреть. Да она их и не видела из-за огромного живота. В поношенном, выцветшем ситцевом халатике, который, казалось, вот-вот разойдется по швам, она действительно была похожа на туловище, бесформенную массу, безжизненное тело, движимое одним инстинктом. Такие же уродливые сине-черные руки с &quot;дорогами&quot; и шрамами от уколов, свисавшие вдоль жалкой фигуры, были похожи на два бревна, а ее когда-то пышные, шикарные волосы, а теперь грязные, слипшиеся и собранные дешевой резинкой в пучок на затылке, больше походили на пучок сухой соломы и сейчас едва ли могли украсить опухшее лицо с отечностью и синевой под глазами. <br>

А ведь когда-то ее все считали красавицей! Она работала в одном из самых престижных салонов красоты: блондинка с длинными ногами сводила с ума всех лиц противоположного пола, да и подруги завидовали ее красоте. Потом было замужество: в мужья взяла богатого красавца, который и присадил на иглу. Но прожили они недолго: супруг умер от наркотиков. <br>

После смерти мужа, страшась одиночества, Танька заводила знакомства без разбору, и &quot;добрые&quot; друзья помогли быстро опуститься на самое дно: квартира, машина — все пошло в расход. Так и оказалась на улице. Когда уже все знакомые перестали верить и давать деньги взаймы, научилась воровать, а потом, чтобы немного легче было жить и зарабатывать на наркотики, сошлась с малолеткой-пацаном, таким же наркоманом. А вскоре и он от передозировки умер. Его родные сразу же выгнали Таньку из квартиры, не посмотрели, что беременная. Так и стала бродить по базарам, ожидая со страхом предстоящих родов. Часто голодная, придумывала себе смерть, да смелости не хватало руки на себя наложить, все-таки хотелось жить. Жила в основном воспоминаниями, а после дозы и помечтать удавалось: авось чудо произойдет и кто-то пожалеет, поможет? <br>

Родители умерли рано. Старшая сестра, хоть и удачно вышла замуж, но не спешила помочь Таньке, стыдилась ее и видеть не хотела. Поэтому Танька и не беспокоила ее, а больше обращаться за помощью было не к кому. Она в одиночку боролась за место под солнцем. И все же в душе на что-то надеялась, чего-то ждала… <br>

ДОБЫЧА <br>

Обойдя базар несколько раз, ей удалось поесть немного фруктов и кислой капусты (хорошо хоть лето на дворе, все легче). Украсть ничего не получалось, а просить денег не могла, да и бесполезно — таких, как она, не жалеют… С каждой минутой становилось все хуже, ноги отнимались, голова кружилась, надо было что-то немедленно предпринимать, и, готовая на отчаянный поступок, Танька решительно пошла в гущу базарной толпы, чтобы затеряться и не так бросаться в глаза. А там, глядишь, что и получится. Двигаясь в непрерывном потоке людей между рядами машин, с которых торговали овощами приезжие оптовики, Танька опытным взглядом обозревала сумки, карманы покупателей, а заодно и кассы продавцов, и наконец удача улыбнулась… <br>

Деревенская торговка, повернувшись спиной к выстроившейся к ней очереди, увлеченно переставляла ящики с клубникой поближе к прилавку, не обращая ни на кого внимания. <br>

Танька не без труда пробралась сквозь толпу и, делая вид, что пробует ягоду, быстро оценила обстановку: картонная коробка с бумажными купюрами стояла прямо за весами, надо брать… Наклонившись немного вперед, подняла левую руку с кульком, как будто вытирает пот с лица, загородилась таким образом от толпы, другой рукой ловко вытащила деньги и, спокойно развернувшись, пошла прочь, не оборачиваясь и не особо спеша, чтобы не обращать на себя внимание. <br>

Выйдя за пределы базара, Танька пересчитала деньги. Сумма оказалась приличной, на сегодня хватит, да и на завтра на утро. Сразу стало легко на душе, даже силы появились откуда-то. Первым делом купила себе долгожданную бутылку домашнего молока и свежий бублик в хлебном ларьке. Ела на ходу, чтобы скорее дойти до места, где можно купить наркотики. Обычно, когда денег хватало на целый день колоться, она не возвращалась на базар: зачем зря рисковать? Но в тот день она была уверена, что все прошло нормально, и уже через час вернулась и снова пошла по рыночным рядам, пробуя фрукты и ягоды, а заодно и высматривая очередную жертву. Денег ведь не бывает много, да еще и для наркомана: никогда не знаешь, что тебя завтра ждет, так что зря терять время не приходилось… <br>

Насобирав с прилавков в полиэтиленовый кулек разной всячины, решила зайти в крытый корпус рынка и помыть фрукты. Но только подошла к умывальнику и открыла кран, как вдруг у самого уха раздался грубый окрик, потом — удар по спине. Не успела опомниться, как кто-то больно схватил за волосы и с силой потянул назад… <br>

Неуклюжая, с огромным животом, она ничего не могла сделать. Мокрые ноги выскользнули из резиновой обуви. Беспомощно размахивая руками, Танька барахталась, теряя равновесие, не удержалась и грузно повалилась на спину. Больно не было или просто к боли привыкла, только почувствовала, как бросило в жар и что-то горячее потекло по ногам — отошли воды… <br>

ЭН И ЛОРИ <br>

Но мир не без добрых людей. Кто-то все же вызвал &quot;скорую помощь&quot;, и в этот же день Танька родила двойню. Это были две чудом оказавшиеся здоровыми девочки. Чудом было и то, что она при падении не повредила себе ничего, остались только легкие ссадины и синяки, да еще &quot;ломало&quot; со страшной силой. Пару ночей не спала, наконец в одно утро набралась смелости и позвонила старшей сестре. Сестра ругалась и оскорбляла Таньку, но все же сжалилась и приехала. <br>

А по приезде состоялся разговор: &quot;Таня, я, конечно, могу помочь, но ты должна пообещать, что будешь делать все, что я скажу…&quot; — &quot;Хорошо, просто помоги мне… Я правда хочу все бросить&quot;, — Танька не договорила и разрыдалась. &quot;Ну все, перестань, раньше надо было реветь&quot;, — пришлось снова выслушать тираду упреков. Затем уже спокойней сестра продолжила: &quot;Только детей придется оставить. Куда ты сейчас с ними? Сама еле живая… Вылечишься, потом сможешь забрать, если захочешь…&quot; <br>

Танька молча плакала, не сопротивлялась, на все условия была согласна, так как ей очень хотелось все изменить. Почти месяц она провела в клинике, а по окончании лечения по совету лечащего врача и настоянию сестры уехала в другой город в реабилитационный центр. Сестра обещала писать письма и звонить. Когда срок реабилитации закончился, Таньке предложили остаться работать в центре. Недолго думая, она согласилась, так как не хотелось дома быть обузой сестре, а больше возвращаться было некуда. Так и осталась учиться и работать в новом городе, помогать таким же, как была когда-то сама. <br>

А однажды Танька получила письмо от сестры, в котором сообщалось, что ее двойняшек удочерила семья из Америки. К письму прилагалась фотография двух белокурых девчушек в красивых ярких платьицах. Улыбаясь, они держались за руки, а на другой стороне фото были написаны их имена: Эн и Лори… <br>

Танька нашла в себе силы жить дальше: коллеги по работе поддержали, не оставили наедине с проблемой. И пусть прошлое продолжает жить ноющей болью где-то в глубине ее души, она не позволяет ему влиять на будущее. Сегодня Татьяна помогает тем, кто оказался в отчаянном положении, — подобном тому, в котором когда-то была она. Татьяна на личном опыте знает, как важно, чтобы в переломный момент рядом оказались неравнодушные люди. Быть нужным людям — это важно. <br>

Т. ГРЕЙС.<br>

Р.S. Консультацию психолога, медика, социального работника можно получить, воспользовавшись &quot;Горячей линией&quot; общественной организации &quot;Гавань-плюс&quot; (ул. Коммунистическая, 40), тел. 55-21-82.

Другие статьи этого номера