Александр Львович Бертье-Делагард: жизнь, достойная памяти

Я не думаю, что погрешу против истины, если скажу, что вряд ли среди десяти остановленных на улице Севастополя прохожих найдется хотя бы один, толком знающий что-либо о личности Бертье-Делагарда и о его заслугах перед родным городом.
Александр Львович родился в 1842 г. в Севастополе в семье морского офицера. В 1853 г. он потерял мать и был вскоре отдан отцом в Брест-Литовский кадетский корпус. Много позже Бертье (так его часто называли друзья и сослуживцы) вспоминал: Мои детство и юность воспитаны на близком знакомстве с поражением России и гибелью родного города в Крымскую кампанию, чего я не мог ни забыть, ни простить никогда . <br>

В 1858 г. за успехи в учебе А.Л. Бертье-Делагард был переведен в Санкт-Петербургское Константиновское военное училище, которое окончил с отличием в 1860 г. В том же году он поступил в Инженерную академию. Однако вскоре весь набор был отчислен. Затем Александр Львович два года прослужил в Одессе. В 1862 г. он повторно поступил в Инженерную академию, которую окончил в 1864 г. <br>

По нелепой случайности (не по своей вине) он лишился глаза. Врачи настоятельно советовали ему оставить службу, но молодой человек поступил вопреки их советам. Позже в письме другу он писал: Когда я потерял глаз, то мне было прямо сказано, что я должен прекратить всякие занятия или ослепну совершенно. Так как этот приказ был равносилен голодной смерти, то я решил усиленно работать, а там пусть будет чему суждено. С тех пор я читаю беспрерывно по 15 часов в день, все еще вижу, хотя и прошло более 15 лет .<br>

Александр Львович поступил на службу инспектором в Херсонское земство. В свободное от службы время он изучал историю присоединения Новороссийского края к России. Важным событием в жизни А.Л. Бертье-Делагарда стало знакомство с вице-президентом Одесского общества любителей истории и древностей Н.Н. Мурзакевичем (1806-1883), который сильно укрепил его в увлечении историей и археологией родного края. Позже, будучи уже известным ученым, Бертье записал: Увлеченный им (Мурзакевичем), я своими руками разобрал, очистил и исправил в 1873 г. безвестно брошенную могилу Потемкина, переложив его кости. Это и было начальной точкой моего увлечения археологией и историей .<br>

В 1874 г. Александр Львович был переведен в родной Севастополь. Город еще не оправился от ран, нанесенных ему Крымской войной. Повсюду были неразобранные завалы и руины, инфраструктуру города необходимо было создавать заново. Засучив рукава А.Л. Бертье-Делагард приступил к новой работе. Он успел сделать для Севастополя много полезного: спроектировал водопровод, занимался планировкой города, в том числе и Приморского бульвара. Друг Александра Львовича, И.А. Линниченко, писал: Эти работы по устройству Севастополя были толчком к занимавшим его долгие годы работам по садоводству и работам археологическим . В 1870-1880 гг. по проектам Бертье-Делагарда были построены порты в Севастополе, Феодосии и Ялте, проложена ветка железной дороги Симферополь.Феодосия. <br>

Несмотря на большую занятость, А.Л. Бертье-Делагард находил время на археологические раскопки, как правило, на местах строительства. То есть проводил, говоря современным языком, спасательные археологические исследования. Бертье самостоятельно описывал и атрибутировал находки. Отчеты он отправлял в Одесское общество истории и древностей. Работы и квалификация исследователя были должным образом оценены, и уже 26 марта 1880 г. Александр Львович стал действительным членом общества. В 1887 г. А.Л. Бертье-Делагард вышел в отставку в чине генерал-майора и полностью посвятил себя научной деятельности. <br>

Личные обстоятельства побудили его переехать из Севастополя в Ялту. Он купил большой участок земли на окраине города (урочище Аутка), построил там дом, вокруг которого разбил прекрасный сад. Пытливая натура ученого заставила его тщательно обследовать приобретенные земли; в результате было найдено варварское святилище с замечательными античными терракотовыми статуэтками.<br>

А.Л. Бертье-Делагарда интересовали главным образом археология, история и нумизматика античного и средневекового Крыма. Особое внимание он уделял Херсонесу. Александр Львович был в дружеских отношениях со многими известными учеными: с севастопольским археологом, первым директором Херсонесского музея К.К. Косцюшко-Валюженичем; известным знатоком истории Византийской империи и Киевской Руси профессором Н.П. Кандаковым; выдающимся российским антиковедом академиком М.И. Ростовцевым; лучшим переводчиком древних латинских и греческих надписей Северного Причерноморья В.В. Латышевым и многими другими. Авторитет А.Л. Бертье-Делагарда в ученых кругах был необыкновенно высок. Многие его труды и догадки остаются актуальными и в наши дни. <br>

Приведем несколько примеров научных открытий исследователя. В XIX в. развернулась широкая дискуссия вокруг найденной в конце XVIII в. строительной надписи времен византийского императора Зенона. Предметом спора был вопрос: найдена ли эта надпись на массивной мраморной плите в Херсонесе или была привезена в Севастополь из Греции моряками Черноморской эскадры? Спорщики привлекли А.Л. Бертье-Делагарда в качестве арбитра. Осознавая историческую ценность памятника, ученый и сам заинтересовался проблемой. Плоды его исследования приведены в статье Надпись времен императора Зенона в связи с отрывками из истории Херсонеса . Проведя со свойственной ему педантичностью поистине детективное расследование, А.Л. Бертье-Делагард блестяще доказал херсонесское происхождение надписи. Кроме того, исходя из ее текста, он открыл особую херсонесскую эру, введенную в городе в 25-4 г. до н.э. <br>

Очень много усилий положил А.Л. Бертье-Делагард на изучение монет античных государств, прежде всего Херсонеса. Он сделал многочисленные поправки к первому общему каталогу монет древнегреческих городов Северного Причерноморья, составленному известным херсонским коллекционером и исследователем древних монет П.О. Бурачковым; проделал титаническую работу по собиранию весов античных серебряных и золотых монет Северного Причерноморья из государственных музеев и частных собраний; опубликовал целый ряд новых, ранее неизвестных типов древних монет; написал десятки статей по самым различным вопросам истории и археологии античных и средневековых древностей Тавриды. <br>

Мы можем только догадываться, сколько еще больших открытий мог бы сделать этот выдающийся исследователь. Но, к сожалению, последние годы его жизни были омрачены революцией и Гражданской войной. В результате инфляции его сбережения обесценились, а в 1918 г. революционные власти Крыма экспроприировали все его движимое имущество. Тем не менее ученый продолжал работать. Уже разбитый болезнью, не вставая с постели, Александр Львович написал Исследование некоторых недоуменных вопросов средневековья в Тавриде и посвятил его родной Тавриде, еще русской . Эта работа стала последней. <br>

Ученого очень волновала судьба его коллекций, которые он собирал многие десятилетия. Еще до Первой мировой войны он успел подарить часть экспонатов своей коллекции музею Одесского общества истории и древностей (ныне Одесский археологический музей). Оставшиеся коллекции и замечательную библиотеку Александр Львович завещал научным учреждениям России. Но разорванные в результате революции всякие связи Крыма с центральными районами бывшей империи, повсеместно царившие анархия и разруха не позволили реализовать волю ученого. Лишенный средств, он был вынужден продавать ценнейшие реликвии за бесценок. В результате большая часть его наследия ушла за границу. А в последний месяц его жизни и вскоре после смерти почти все, что осталось от его коллекций, было разграблено. <br>

В феврале 1920 г. (взятие Крыма красными) распоясавшаяся чернь вынесла немощного старика вместе с кроватью на улицу. Порядок в городе был восстановлен лишь через сутки. Только после этого друзья смогли занести его домой. Однако спасти ученого уже не удалось. А.Л. Бертье-Делагард умер 14 февраля 1920 г. от закупорки мозговых сосудов. Окаянные дни шли по России, ломая судьбы сотням тысяч достойнейших ее граждан. Забывать об этих позорных и кровавых эпизодах нашей истории нельзя. Помнить имена и дела наших выдающихся сограждан.дело совести нас, их потомков. <br>

Александр Львович оставил о себе добрую память: это его инженерные проекты, многие из которых в измененном виде продолжают работать и в наши дни, его научные и краеведческие труды. А.Л. Бертье-Делагард был мудрым, мужественным и очень красивым человеком. За какое бы дело он ни брался, все получалось у него правильно и красиво. Судьба не была к нему слишком добра, не радовало и здоровье. Однако, несмотря ни на что, этот человек сумел сделать своими руками, волей и головой очень многое, заслужившее добрую память потомков. Его пример являет образец не напрасно прожитой жизни, полной разнообразных интересов, дел и событий, труда и любви к стране, к людям, к истории.<br>

На карте нашего города в память об А.Л. Бертье-Делагарде названа одна из балок (Делагардова); расположена она неподалеку от железнодорожного вокзала, между улицами Охотской и Элеваторной.<br>

Е. Туровский, кандидат исторических наук, зав. отделом Национального заповедника Херсонес Таврический .

Другие статьи этого номера