Святой

— Ну что с тобой делать будем, Святой? — обратился к сидящему напротив Олегу следователь, бегло просматривая какие-то бумаги на своем рабочем столе.
— Что положено, то и делайте… — Олег устало вздохнул.
— Понятно… Так за что ж тебе такую кличку дали, Святой?
— За все хорошее, — парень ехидно усмехнулся.
Следователь ничего не успел сказать в ответ, так как зазвонил телефон и пришлось снять трубку. Пока он общался по телефону, что-то отмечая в блокноте, Олежка откинулся на спинку стула и, прикрыв глаза, окунулся в воспоминания…
ОТЕЦ И СЫН <br>

Олегу было всего семь лет, когда посадили его отца. Мать не любила говорить о нем и на все расспросы сына отвечала обычно короткой фразой: &quot;Вот вырастешь, все сам поймешь&quot;. И Олежка понял, когда спустя пять лет отсидевший свой срок отец вернулся домой. На тот момент Олегу уже исполнилось двенадцать лет, и мать очень беспокоилась о его будущем, поэтому не позволила отцу жить с ними, пока не убедится, что тот исправился. Дело в том, что отец Олега был наркоманом и довел семью до того, что в доме остались только кровать и стол. Все эти годы, пока его не было, мать с трудом, работая день и ночь, пыталась восстановить разрушенную жизнь. <br>

Отцу пришлось поселиться у своей матери, бабушки Олега, которая жила на соседней улице. До возвращения отца Олег часто бывал у нее в гостях, но теперь все изменилось. Мать переживала, чтобы сын не попал под дурное влияние, и не поощряла его визиты к отцу. Но поскольку совсем запретить им общаться не могла, вынуждена была согласиться отпускать сына погостить на выходные. <br>

Вскоре Олег стал захаживать к отцу все чаще, а потом с подачи &quot;любящего папочки&quot; и вовсе начал прогуливать школу и пропадать сутками в его доме. У отца постоянно собирались какие-то взрослые мужики, вели непонятные разговоры, играли в карты и, что особенно нравилось Олегу, не запрещали курить вместе с ними, а иногда и выпивать. Мать ничего не знала о том, что творится в доме мужа, потому что сама туда не заходила, а Олег умело врал, рассказывая, как хорошо и с пользой он проводит время с родителем. <br>

Шло время, и то, что казалось безобидным вначале, стало бременем для Олега. Теперь он уже обязан был по приказу отца не только постоянно всем врать, но и приходить в определенное время к нему, чтобы выполнять различные поручения. Обычно нужно было сходить в магазин за сигаретами, купить растворитель, зайти в аптеку за таблетками и т.п. <br>

Отец вернулся к прежнему образу жизни, он вместе с друзьями проворачивал свои &quot;делишки&quot; и кололся. С утра до вечера в доме стоял смрад от сигаретного дыма и варки наркотика. Уже ни для кого не было секретом то, что творилось в этом доме. Жаловались соседи, устраивала скандалы Олежкина мама, зачастил участковый с предупреждениями. Не выдержав такого бардака, бабушка серьезно заболела и по настоянию мамы переехала жить к ней. Олег к тому времени уже находился под серьезным влиянием отца, а в один прекрасный день случилось то, что довело его до теперешнего состояния. <br>

Это был один из тех вечеров, когда хата переполнялась дружками отца и все находились в предвкушении очередной раскумарки. Раствора было много, кололись все и кто сколько хотел. Наконец, все гости были удовлетворены и лениво &quot;втыкали&quot; кто где. Отец выбрал очередную дозу и, подозвав Олега, спросил: &quot;Ну что, попробуешь?&quot; Олег от неожиданности остолбенел, но, боясь показать, что струсил, тихо произнес: &quot;А что, надо?&quot; &quot;Ну, если ты мужик…&quot; — отец не закончил фразу. Криво усмехаясь, он испытывающее сверлил сына взглядом. Олег закатал рукав и, подсев к отцу, протянул руку: &quot;Давай!&quot; <br>

НА ОСТРИЕ ИГЛЫ <br>

Это был его первый укол. Олегу было тринадцать, и он толком не знал, что произошло в тот момент. Вначале было страшно: захлестнуло, как волной, и понесло… Вместе с отцом и его друзьями началась его взрослая жизнь. Школу забросил, полностью поселился жить у отца, научился воровать и мошенничать, совсем забыл мать и бабушку. К восемнадцати годам Олег уже был в &quot;глухой системе&quot; и не представлял, как можно жить без наркотика. <br>

В девятнадцать лет он получил свой первый срок — не хотел подводить отца и, когда нагрянула милиция с обыском и обнаружила в сарае угнанную машину, уже частично разобранную, взял вину на себя. Пока сидел, было над чем подумать. Планировал изменить образ жизни, вернуться к матери, со временем жениться. И частично планы его исполнились. <br>

Он освободился, наладил отношения с мамой (она жила одна, бабушка к тому времени уже умерла). Через некоторое время устроился на работу в автосервис, стал неплохо зарабатывать, встретил хорошую девушку, женился. А еще через год родился его первый ребенок. Все это время об отце он только слышал, никак не решаясь навестить его: уж очень противоречивые чувства переполняли душу. И лишь когда кто-то сказал, что отец очень болен, решил все-таки зайти к нему. <br>

Это был летний солнечный день. Олег с самого утра представлял встречу с отцом и то, что скажет ему. Но вышло все, как всегда. Слова застряли в горле, когда он увидел убогого, не по годам состарившегося, исхудалого мужчину, которого не мог даже назвать отцом. Несмотря ни на что, Олег все же испытывал к нему жалость и готов был даже предложить помощь. И отец не отказался. Для начала попросил у сына денег на лекарства и продукты, а при расставании напомнил, чтобы тот почаще заходил навестить его. Олег, считая, что отдал должное отцу, первое время лишь по выходным ненадолго забегал к нему справиться о здоровье. Иногда он встречал там старых и новых знакомых отца и, понимая, что в жизни у того ничего не изменилось и он так и не оставил свое пагубное пристрастие к наркотикам, спешил покинуть это общество. <br>

Но надолго Олега не хватило. Он снова стал колоться и снова вместе с отцом. Не остановило Олега и то, что в семье родился второй ребенок. Одним словом, следующая судимость не заставила себя долго ждать, только теперь ему &quot;светил&quot; срок за хранение и распространение наркотиков. <br>

Но так случилось, что пока он был под следствием, от передозировки умер отец. Это не удивило и не расстроило Олега, напротив, ему даже показалось, что он почувствовал облегчение. Поэтому новость можно было считать даже хорошей. Второй доброй вестью стало то, что мама Олега вместе с его женой сразу же после похорон отца довольно удачно продала бабушкин дом и на большую часть вырученной суммы наняла опытного адвоката. <br>

И вот теперь Олег сидел в кабинете &quot;следака&quot; и прокручивал в голове свою жизнь, как ему казалось, такую длинную, что он чувствовал себя на все семьдесят, а ведь ему было всего двадцать пять! Он так мало сделал хорошего и так сильно устал, что не было больше сил думать о будущем, гневаться на прошлое, ненавидеть отца и жалеть себя. Хотелось просто все забыть и наслаждаться настоящим. <br>

Когда-то, еще в начальных классах, на одном из уроков у всех детей спрашивали, кто кем хочет стать, когда вырастет. И Олег ответил, что он хочет быть святым. Тогда весь класс дружно смеялся. А когда учительница попросила его пояснить свой выбор, Олег рассказал историю, которую слышал от бабушки об одном святом, который помогал людям при жизни и после смерти продолжает помогать, когда его об этом просят. И что он, Олежка, тоже хочет так, как тот святой, всегда помогать людям. С тех пор и прозвали его Святым. Правда, мало кто помнил, почему его так прозвали, но он-то знал, знал и думал, что, может, еще не поздно все наверстать. <br>

НАЧАТЬ ЖИТЬ ЗАНОВО <br>

Следователь закончил разговор по телефону, поднялся со стула, взял со стола бумаги и положил перед Олегом.<br>

— Распишись тут и тут, — он ручкой поставил галочки на документе. <br>

Олег, не читая, подписал.<br>

— А теперь — домой! Во вторник — на отметку и чтоб после девяти вечера тебя в районе не видели, понял? <br>

Во дворе райотдела Олега ждали мама и жена с детьми. Они обнялись, женщины плакали, а он лишь крепче прижимал их к себе. Снова захотелось жить и верить в добро, в детскую мечту быть святым…<br>

Р.S. <br>Мечтам Олега не суждено было сбыться. Он умер в возрасте 28 лет.<br>

Ситуацию комментирует психолог СГБО "Гавань Плюс"

Евгения ШЕВЧЕНКО:

— Почему у ребёнка, который мечтает стать святым, не получается вырасти обычным, достойным человеком? Помогать родителям, стремиться быть на них похожим, брать с них пример — это то, что внушается нам обществом с раннего детства. Однако куда этот путь завёл нашего героя? Он дважды пытался начать новую жизнь, и дважды стереотипы возвращали его на привычный путь, ведущий в никуда. Отец, наркозависимый со стажем, научил сына употреблять наркотики, однако не научил его быть достойным мужем, отцом и просто хорошим человеком, умеющим отдавать свою любовь близким — семье, детям…<br>

В жизни каждого из нас есть множество стереотипов, которые влияют на наше поведение и выбор, когда мы об этом не задумываемся. Эти стереотипы — результат чужого жизненного опыта, который состоит не только из побед и достижений, но также из ошибок и поражений. Стремясь поступать так, как требуют от нас правила семьи, принципы людей, которые для нас авторитетны, мы рискуем эти ошибки неизбежно повторить. Стремясь &quot;быть хорошими&quot; для своих родителей, оправдать их ожидания, порой мы жертвуем собственными желаниями и мечтами: выбираем не ту профессию, в которой видим себя, не тех людей, которые нам ценны и интересны, не ту жизнь, которую мы хотели бы прожить. И этот путь часто приводит к болезни, к зависимости (и необязательно от наркотических веществ), к сожалениям о несбывшемся.<br>

Любое, даже самое тяжёлое испытание или переживание, даёт возможность переосмыслить свою жизнь, свои ценности и задать себе вопрос: куда я иду? Ведь пока человек жив, всегда есть надежда свернуть на другую дорогу. Главное — не опоздать сделать это.<br>

Другие статьи этого номера