Отцы и дети

Мы знакомы давно. Я — инженер-строитель, а он — строительный рабочий, мастер "золотые руки": нет такой специальности, которую бы он не освоил. Не один раз мы встречались на стройках, и всегда я гордился им за добросовестную, качественную работу, честность и исполнительность. Зовут его Ерванд Рубенович Папоян.
А недавно мы вновь встретились на одном из собраний &quot;детей войны&quot;. Мы и сидели рядом. А после собрания вышли вместе на улицу и, вспоминая военный период жизни, заговорили о своих отцах, воевавших в годы Великой Отечественной. Я рассказал, как 25 лет по всему тогдашнему Союзу разыскивал своего без вести пропавшего отца. Нашел его братскую могилу на станции Лозовой под Харьковом и добился, чтобы его имя увековечили на плитах памятника воинам.<br>

— А мой отец вернулся домой после войны, — сказал Ерванд. — Он был награжден орденом Славы всех степеней, гвардейским знаком и множеством медалей. В свое время был снят документальный фильм &quot;Шел солдат&quot;, в котором рассказывалось о воинах-героях из каждой союзной республики, и о моем отце тоже.<br>

Оказывается, во время и после Великой Отечественной войны полными кавалерами ордена Славы стали 27 отважных сынов армянского народа. Об одном из них, отце моего друга, — мой рассказ.<br>

Рубен Арташесович Папоян родился в 1921 году в Крыму, в Феодосии, в семье ремесленника. Это были тяжелые голодные годы, и семья переехала в Тбилиси, где Рубен получил среднее образование. В мае 1941-го юноша был призван в ряды Красной Армии. С первых же дней войны курсант Севастопольского военно-морского училища Р.А. Папоян был в горниле боев. В роковые дни начала войны он в составе 80-й особой десантной морской бригады под огнем противника прошел путь из Севастополя в Новороссийск, затем — в Москву, а позднее — в Ленинград. В мае-августе 1942 года, когда гитлеровцы наступали на Ленинград, Р. Папоян под шквальным огнем противника доставлял снаряды в свою морскую десантную бригаду. В одном из горячих боев он был ранен осколком снаряда, но продолжал выполнять боевое задание, своей отвагой вдохновляя товарищей. Через некоторое время Рубен Папоян был переведен в 728-й артиллерийский полк 176-й стрелковой дивизии. Здесь он проявил себя как бесстрашный разведчик, его любили товарищи по оружию, неоднократно отмечали командование и фронтовые газеты. <br>

21 апреля 1944 года Р. Папоян получил задание с небольшой группой разведчиков проникнуть на передовую линию обороны противника, обнаружить и уничтожить его огневые точки. Невзирая на сильный огонь, он блестяще выполнил задание и стал одним из первых бойцов в полку, награжденных орденом Славы III степени (в июле 1944 года). Не прошло и месяца, как Рубен был награжден орденом Славы II степени. В наградном листе его командир полка подполковник Поликарпов написал: &quot;31 июля при прорыве вражеского кольца Папоян проявил себя мужественно и бесстрашно, служа примером для других. При атаке он первым ворвался в окоп противника, сам был тяжело ранен, несмотря на это, продолжал вести огонь, пока не подошло пополнение и его не вывели с поля боя&quot;.<br>

Опытный разведчик артполка, уже кавалер ордена Славы II и III степени, Рубен Папоян, преследуя отступавшего к Финляндии врага, уничтожил немецкий пулеметный расчет, который держал под огнем наши подразделения, и вновь был тяжело ранен. Пуля немецкого снайпера, попав ему в челюсть, прошла через горло и вонзилась в ребро. Боевые друзья пытались привести его в чувство, но тщетно: Рубен не подавал признаков жизни. <br>

Лейтенант, командовавший группой, считая, что Рубен Папоян погиб, распорядился взять его документы и передать куда следует. Товарищи оплакивали Рубена. Однако Папоян выстоял в поединке со смертью. Три дня он ползком пробивался к своим. Его подобрали и поместили в военный госпиталь в Петрозаводске. Вылечившись, он вернулся в родной полк, в его составе с победами прошел по Прибалтике, Польше, Восточной Пруссии и окончил войну в Чехословакии. В мае 1945 года он был удостоен третьего ордена Славы, теперь уже I степени, который вручили ему почти двадцать лет спустя. <br>

За это время отважный разведчик вернулся в Тбилиси, откуда призывался в армию. Там женился на красавице Ольге, которая родила ему сына и дочь, работал на разных должностях и одновременно учился. А в 1950 году переехал в Ереван к родным. Все складывалось благополучно, его уважали, он был почетным гостем на всех праздниках и торжествах, но мечтой его было вернуться в край детства — Крым, побывать в городе-герое Севастополе, откуда начинался его боевой путь. И он был очень рад, когда сын, будучи взрослым и самостоятельным, в 1991 году обосновался в Севастополе и забрал к себе в дом родителей.<br>

— Он целыми днями пропадал в городе, — вспоминает Ерванд, — посещал памятные для него места и очень радовался. Умер Рубен Арташесович Папоян в 1994 году и похоронен на центральной аллее городского кладбища — аллее Героев. Его супруге, &quot;красавице Ольге&quot;, недавно исполнилось 85. Эта добрая, приветливая женщина знает грузинский, русский, немецкий языки и, конечно, армянский. При встрече и воспоминаниях о своем муже часто повторяет по-армянски два слова &quot;цавет танэм&quot;, что означает &quot;возьму твою боль&quot;. Только она знает смысл этих слов лично для себя. <br>

Вот такие наши родители, такими были наши отцы. А мы, их дети, гордимся ими.<br>

Другие статьи этого номера