Инклюзивное общество, или Образование, дарящее жизнь

Каждый день жизнь знакомит нас с новыми словами для более совершенного ее узнавания. Недавно моя лексика пополнилась доселе незнакомым сочетанием слов — инклюзивное образование (от англ. Inclusion — включение). Инклюзия предусматривает приспособление школ, их философии и политики к нуждам всех учеников — как обычных детей, так и детей с особыми потребностями (исключение человека из общественного процесса называется эксклюзией). Инклюзия требует изменений на всех уровнях образования. Она охватывает разнообразный контингент учеников, отвечая на нужды детей всех групп и категорий, причем система не исключает введения в этот процесс наряду с детишками с задержкой психического и физического развития и условно здоровых детей.

Данная тема, как наиболее перспективная и современная, обсуждалась на семинаре по инклюзивному образованию в Севастопольской городской организации Всеукраинской организации инвалидов "Союз организаций инвалидов Украины". Здесь собрались представители городского управления образования, детских садов и школ, родители детей с ограниченными возможностями и просто инвалиды, то есть те, кто в жизни столкнулся с несовершенством нашей системы образования. А вообще все люди в определённый момент своей жизни проходят опыт эксклюзии. Например, беременные женщины на девять месяцев выпадают из обычной жизни или, положим, человек сломал ногу и вынужден носить неудобный гипс, или мы все хотим дожить до старости, а она предполагает некоторые ограничения и непривычности. Вместе с тем общество становится всё более "больным" по отношению к детям, старикам и инвалидам, обрекая их на самовыживание.

В нашей стране существует несколько моделей инвалидности: медицинская анализирует инвалидов как ничего не умеющих и ни к чему не стремящихся калек (по этой модели основным признают лечение), а социальная рассматривает их как равноправных членов общества. Большая часть инвалидов не являлась бы таковыми, если бы для них существовали определённые социальные условия: те же пандусы, удобные подходы и подъезды. Они бы сами справлялись, и это бы поднимало их в собственных глазах. И потом — это уже, наверное, набившая оскомину истина: то, что подходит инвалидам, — подходит всем. Например, сколько копий было сломано насчёт пандусов, а теперь ими с удовольствием и благодарностью пользуются и старушки, и молодые мамочки. То же самое — с низкопольным транспортом.

Мы привыкли, что дети с отклонениями учатся в специализированных учебных заведениях. У ребёнка же там пропадает стремление совершенствоваться, идти дальше, то есть он остаётся на удобном ему уровне. Эти учреждения, увы, останавливают детей в развитии: зачем напрягаться, если ребенок отлично знает, что на его, к примеру, невыученный урок посмотрят сквозь пальцы? Пребывая среди здоровых детей, он видит их рост и старается вольно или невольно дотянуться до них.

А вообще очень часто можно слышать от взрослых характеристику: ненормальный ребёнок. А что есть норма? Может, "норма" — убивать и насиловать, ведь у нас такое происходит на каждом шагу, и это, как правило, совершают люди с нормальным интеллектом. Только подумайте, до какого маразма с нашей терминологией мы дошли, если больных людей величаем "людьми с ограниченными возможностями", а на другой чаше весов находятся люди с… (дальше продолжите сами).

Пока же в любой общеобразовательной школе, где учатся особенные дети, в той или иной мере присутствует инклюзивное образование. Правда, его внедрение связано порой с целым рядом трудностей и иногда воспринимается как подвиг руководства учебного заведения. На семинаре присутствовала директор 15-й школы Н. Шевцова, которая эмоционально поделилась своим опытом в этой области. В её школе на каждую параллель класса приходится коррекционный класс из 7 человек, у которых наблюдается весь спектр отклонений: от проблем со слухом до ДЦП и аутизма.

Но самое главное — нужно относиться к детям профессионально. "Если у ребёнка есть особенности в развитии, то тут нужна наука, а у нас пока самодеятельность", — считает Нина Иосифовна. — Такие дети — элита человечества, ведь они на себя берут человеческие страдания. Но им самим приходится преодолевать жизненные проблемы. А вот научить их, как это сделать, — уже прямая обязанность родителей и педагогов. Наши чиновники, а где-то и учителя, должны усвоить непреложную истину: необучаемых детей нет, все дети поддаются обучению, но в силу своих возможностей. "К каждому ребёнку — индивидуальный подход" — вот девиз инклюзивного образования".

Сейчас в Украине реализуется украинско-канадский проект, который действует при поддержке Всеукраинского фонда "Крок за кроком". Он рассчитан на период с 2008-го по 2013 год. Для воплощения эксперимента в жизнь взяты два пилотных региона — города Львов и Симферополь.

На семинаре выступили специалисты, участвующие в проекте с материалами, и предложили свои наработки в реализации внедрения инклюзивного образования на территории Севастополя. Также были поданы особые материалы: просмотрен документальный фильм "Инклюзивное образование. Армения, 2001-й год", рассказывающий о специализированной школе, о необычных детях и их интеграции в общество. Необычных деток необходимо приобщать к общественной жизни! Давая детям-инвалидам образование, тем самым мы даруем им будущее! Только тогда, когда каждый человек, независимо от степени отклонения, проходит все этапы социального развития — детский сад, школу, профессиональное и высшее образование, — он уже не является потерянным для общества, он состоялся как человек.

Елена МОСКАЛЕНКО.

P.S.

Кстати, обычные дети, пребывая вместе с особенными ребятами, совершенно по-новому начинают смотреть на окружающий мир: в них развиваются душевность и сострадание. Здоровые дети зачастую непредсказуемы и жестоки к сверстникам с ограниченными возможностями, но не потому, что они такие монстры, а потому что дети-инвалиды сами дичатся и отталкивают их. Ведь если обычный ребёнок хоть один раз поможет необычному человечку, будьте уверены, они станут друзьями навсегда. И заметим: они не прилетели из космоса, они — зеркальное повторение нас, взрослых. Если учитель серьезно пугает нерадивых учеников вспомогательным классом, то, как говорится, куда дальше ехать?

Другие статьи этого номера