Вулкан в Исландии: катастрофы нет

Поднакопилось уже достаточно дней, в течение которых новостные передачи радио и телевидения начинались с подробных сообщений о проснувшемся в Исландии вулкане. Его трудно произносимое название редко кто берется воспроизвести в голос или на бумаге. Говорящие и пишущие комментаторы обращаются к упрощенной форме: "Вулкан в Исландии…" Корреспондент "Славы Севастополя" беседует с заместителем директора по научной работе Морского гидрофизического института Национальной академии наук Украины, членом-корреспондентом НАН Украины А.Б. ПОЛОНСКИМ. — Александр Борисович, скажите, пожалуйста, что происходит в небе над Европой в связи с извержением в далекой Исландии вулкана? Он вынудил сильных мира сего, и не только, поменять свои планы, реализация которых связана с авиаперелетами. В Израиле правительство обсуждало последствия для экономики этой страны от природных катаклизмов в Исландии и, как следствие, в Европе. В аэропортах ряда стран старого континента были поставлены на прикол воздушные суда, а в залах ожидания аэропортов сутками томились тысячи пассажиров. Что происходило? Я затрудняюсь припомнить нечто подобное в прошлом.

— Хочу вас предупредить: я не вулканолог. Если и могу дать определенные оценки, то лишь по поводу распространения выброшенных вулканом облаков пепла, что определяется атмосферной циркуляцией…

— Разве вначале мы не можем поговорить о вулкане? Пусть мы не специалисты по их природе. Однако же некоторой информацией располагаем…

— Насколько я помню, на планете насчитывается около 500 активных вулканов. В определенный период каждый из них подает голос. Вулканы извергаются регулярно…

— Извергаться-то извергаются, но ведь не плюются пеплом так, как этот, исландский.

— Другие вулканы тоже, как вы выразились, пеплом плюются. Посильнее даже исландского. Только они расположены в иной точке земного шара. Скажем, у нас, на Камчатке. Вернее, уже не у нас, а на территории бывшей нашей Родины. Кстати, я родом с Камчатки.

— В ранние годы вы нагляделись на прелести крайних проявлений климатического характера.

— Самые сильные впечатления детства: курящиеся дымком сопки, регулярные землетрясения. Где-то у берегов Индонезии и прилегающих к ней стран Океании напоминают о себе иные вулканы. И пепел извергают, но их пелену ветры уносят в Тихий океан. Исландия расположена в Северной Атлантике. Его господствующие ветры ориентированы на Европу, воздушное пространство которой — плотная сеть маршрутов самолетов. Конечно же, вулканическая взвесь представляет реальную угрозу современным лайнерам. Но в нашем регионе сам пепел и аэрозоли не являются угрозой для человека.

— Не являются угрозой?

— Пепел и аэрозоли безопасны в том смысле, что не очень отравляют у нас приземный слой воздуха и почвы. Это подтвердил в своем интервью, которое недавно транслировалось по телевидению, глава Гидрометцентра России Роман Вильфонд. К слову, мы вместе учились в аспирантуре. Он сказал, что результаты исследования проб грунта, взятых в Москве и Подмосковье, ни по одному параметру не показали существенных отклонений от нормы. Никакой катастрофы нет.

— Так уж и нет?

— История знает извержение вулканов более интенсивного характера. Так, в 1815 году извержение вулкана Тамбора почти совпало с проигранной Наполеоном битвой против войск союзников…

— Эти природные катаклизмы могли сойти за знамение свыше?

— Так это и было воспринято. На самом деле, извержение Тамборы (Индонезия) носило глобальные масштабы. Пепел вулкана достиг Европы. Лето 1816 года получило название "лето без солнца". В августе начались заморозки. Выброс пепла тогда был намного интенсивнее, чем сейчас. Хорошо, что в то время отсутствовали самолеты, в противном случае они не поднялись бы в небо очень долго. Вспомним еще Кракатау. Его высота превышает 800 метров. Вулкан расположен на клочке суши где-то между индонезийскими островами Ява и Суматра. В 1883 году в ходе извержения он выбросил в верхние слои атмосферы 18 кубокилометров пепла. В океане вздыбились 20-метровые волны. От стихии погибли десятки тысяч человек. Вулканы Эль-Чичон и Пинатубо продемонстрировали свой крутой нрав, считайте, в наши дни, в 1982-м и 1991 годах. Общая циркуляция воздушных масс в стратосфере охватывает весь земной шар. Иногда лучи солнца не могут сквозь пепел пробиться к его поверхности. В таком случае ученые фиксируют изменения климатических характеристик, которые держались 2-3 года.

— Я сейчас вспомнил начало 70-х годов, когда в степной части полуострова в течение двух зим подряд свирепствовали пылевые бури. Верите, частицы крымской почвы занесло в Нидерланды…

— Это пылевая буря, а ведь исландский вулкан поднял пепел на шесть и более километров. Нетрудно представить, на какие расстояния способны перемещаться облака пепла, влекомые господствующими ветрами с Атлантики. Поэтому очень важно отслеживать и прогнозировать перемещение облаков пепла. Кто знает, когда исландский вулкан угомонится: может, через день, не исключено, что извержение растянется на многие месяцы. Некоторые вулканы кипят годами.

— Погода — "хлеб" сотрудников Морского гидрофизического института…

— В составе института есть отдел, занятый прогнозом погоды в Черноморском регионе. Но коллектив ученых занимается не столько погодой, сколько проблемами климата в долгосрочном плане. Об исследованиях физики моря, изменчивости Мирового океана, его влиянии на климат я уже и не говорю.

— В таком случае вам и карты в руки. Вы, Александр Борисович, в ходе беседы открещиваетесь от вулканов, дескать, я не вулканолог. Но ведь вулканы в основном разбросаны по побережьям океанов, на островах, в конце концов, на их дне. А это уже зоны вашего научного интереса.

— Повторюсь: ученые Морского гидрофизического института, в частности, отслеживают климатические изменения в долгосрочном плане. Нам известна скорость перемещения воздушных масс, значит, можем выдавать прогнозные оценки движений облаков пепла на несколько суток вперед. Был бы заказ на подобные сведения. Вы правы, действительно, мы обладаем сведениями о ситуации на больших глубинах мирового океана — таких как 10-11-километровая Марианская впадина в Тихом океане, которая располагается в так называемых рифтовых зонах, то есть в зонах повышенной сейсмической активности. Там в кромешной темноте сложился особый мир: держится фантастическое давление, при этом фонтанируют горячие источники, изливается лава. Время от времени дно трясет. Если сильно, то на водной поверхности наблюдаются цунами. В Черном море нет таких глубин, как Марианская впадина, но и на его глубинах отмечены активные сейсмические зоны.

— В суровые зимы виноградники повсеместно повреждают морозы. Исключение составляют лишь плантации, примыкающие к Карадагу. Есть предположение, что он не остыл, он живой, как, видимо, и наш Феолент. Возможны ли их извержения?

— Все Южнобережье — активная сейсмическая зона, что доказано произошедшим в 1927 году знаменитым крымским землетрясением. В измерении человеческой жизни оно произошло давно — 83 года назад. Если же говорить с позиции календаря происходящих геологических процессов, то — вчера, может, час назад. Тектонические платформы земной коры находятся в постоянном движении. Гималаи неуклонно прибавляют в росте…

— Куда уж выше…

— Одновременно извергается вулкан в Исландии и трясет Китай. Это могут быть звенья одной цепи. Вполне вероятно, что в ней есть место и Крыму. Будем, однако, надеяться, на долгий-предолгий покой нашего региона.

— Спасибо за беседу.

Другие статьи этого номера