Лейтенанты

На пустынном черноморском побережье между Керчью и Феодосией почти на 200 метров вздыбилась гора Опук. Напротив нее в море, в 3-4 километрах от берега, возвышаются причудливые скалы Эльчан-кая, что в переводе с тюркского означает "корабль-камень". Они действительно напоминают корабль с мощным корпусом и 23-метровой надстройкой или наполненным ветром парусом. 28 декабря 1941 года Эльчан-кая стали местом подвига молоденьких лейтенантов-гидрографов Демьяна Выжулла и Владимира Моспана. Долгие годы их героический поступок был скрыт под пеленой тайны. Мало-помалу небезразличные к героическому прошлому люди ее разгадали.

Есть в Крыму удивительный дикорос — кермек. Он цветет не весной, как большинство растений, а осенью. Как раз в пору цветения кермека в прошлом году небольшую группу севастопольских поисковиков, краеведов, в которой верховодит неугомонная Александра Цаплина, ветром странствий занесло к подножию Опука. Открывшиеся виды на гору, на ровную, как стол, степь вокруг, соленое озерцо в оправе соли слепящей белизны, морской простор, на Эльчан-кая побудили ее позвонить по мобильному телефону в Севастополь Евгению Мельничуку — старшему собрату по путешествиям и поисковой работе.

На другом конце виртуального провода Евгений Борисович услышал шум ветра и морского прибоя. Сквозь него пробивались восторженные слова Александры Цаплиной:

— Мы у горы Опук, перед глазами Эльчан-кая. Здесь очень здорово…

Обстоятельный разговор состоялся после возвращения группы домой. Евгений Мельничук вспомнил начало 50-х годов прошлого столетия, когда молодым офицером выезжал во главе воинского подразделения на артиллерийские стрельбы. Они проводились недалеко от горы Опук, на Чаудинском полигоне. Там Евгений Борисович впервые услышал о подвиге, совершенном молодыми лейтенантами-гидрографами Владимиром Моспаном и Демьяном Выжуллом. Сведения были крайне скудны. До сих пор выяснены не все обстоятельства событий 28 декабря 1941 года. Тем не менее краеведам Севастополя, Феодосии, других городов удалось пролить на них свет.

Выжулл Демьян Герасимович родился в 1916 году в селе Белоусовка Вознесенского района Одесской области. После окончания средней школы юноша поступил в лесотехнический институт. Но учиться пришлось на гидрографическом факультете высшего военно-морского училища имени М.В. Фрунзе в Ленинграде, куда он был направлен по путевке комсомола. Там же учился и появившийся на свет в 1917 году в Киеве Владимир Моспан. В украинской столице он начинал и свой трудовой путь на заводе "Запал", где освоил профессию токаря.

Парни постигали морскую науку с большим желанием. Обучение в училище шло по трем десяткам серьезнейших предметов: гидрография, геодезия, метеорология, навигация, морская тактика, топография, мореходная астрономия… По всем тридцати предметам, например, Демьян Выжулл завершил обучение на самый высокий балл — тридцать пятерок. Почти то же можно сказать и о Владимире Моспане.

Для дальнейшего прохождения службы Демьяна Выжулла направили в Севастополь, а Владимира Моспана — в Одессу, в подразделения гидрографической службы Черноморского флота. Это произошло в предвоенный 1940 год. Ребята сразу же продвинулись по службе. Владимир Моспан в августе 1940 года женился на своей однокласснице Фаине Зайцевой. "В Одессе с Володей мы жили на Большом Фонтане, — вспоминала Фаина Львовна в наши дни. — У нас была прекрасная комната близко от моря, рядом парк. Это было волшебное лето — лето у Черного моря. Лето любви и желания, чтобы жизнь продолжалась долго-долго, и, казалось, не будет конца нашему счастью"…

Демьян Выжулл прислал родителям фотографию. На ней он был запечатлен с севастопольской девушкой Надечкой Лисичкиной. "Это — моя жена", — написал лейтенант, но брак замечательная пара оформила, когда уже шла война, в ноябре 1941 года. А чуть более месяца спустя у Надежды и Демьяна Выжуллов родится дочь Галя. Вот только отец об этом никогда не узнает.

Вся предшествующая жизнь словно готовила лейтенантов к подвигу. В декабре 1941 года они, как и в училище, вновь оказались рядом.

На последний месяц первого года войны пришлась масштабная подготовка к высадке 51-й армии в Керчи и 44-й — в Феодосии. Эти планы остались в силе, несмотря на разгулявшийся шторм и сильный ветер при порой десятиградусном морозе. К обеспечению проведения Керченско-Феодосийской десантной операции — самой крупной в период Великой Отечественной войны — привлекли все службы флота. Особая ответственность была возложена на военных гидрографов. Высадка десанта намечалась на ночное время, а маяки и буи были погашены немцами. Демьян Выжулл и Владимир Моспан получили задание зажечь ацетиленовый огонь в сторону моря на высшей, 23-метровой точке скал Эльчан-кая. Этот огонек был крайне необходим, ведь вдоль Керченского побережья пролегали маршруты десантных кораблей на Феодосию. Планировалось также высадить десант и у горы Опук. Без огонька на Эльчан-кая никак не обойтись.

28 декабря подводная лодка "Щ-203" доставила лейтенантов на место. Ее командир, капитан 3 ранга Владимир Немчинов, вышел сам проводить смельчаков. Не без труда спустили на крутую волну утлую лодчонку (моряки называют ее "тузиком"). В полной темноте загрузили осветительную аппаратуру. Места в шлюпке оказалось так мало, что Демьян Выжулл и Владимир Моспан оставили в подлодке теплую верхнюю одежду.

В небе, затянутом кромешной темнотой, послышался гул самолета. Владимир Немчинов дал команду на срочное погружение, пообещав лейтенантам вернуться в назначенное время. Для этого сверили показания часов. Мощный прибой не позволил причалить к скале со стороны моря. Пришлось ее обходить. Что было дальше, определенно не знает никто. Но под чернильным покровом ночи первым в Феодосийский морской порт ворвался "морской охотник" младшего лейтенанта И.Г. Черняка, за ним — "морской охотник" лейтенанта Н.Н. Власова. Не опоздали эсминцы "Шаумян", "Незаможник", "Железняков", "Тральщик", "Щит", крейсеры "Красный Кавказ" и "Красный Крым". В один голос капитаны кораблей сказали, что шли на Феодосию, ориентируясь на мигающий огонек Эльчан-Кая. Попытка тактического десанта у горы Опук не удалась из-за шторма. Корабли были вынуждены взять курс на Камыш-Бурун.

Однозначно, Демьян Выжулл и Владимир Моспан поставленную перед ними боевую задачу выполнили. Но как? Как ночью поднимались с тяжелой ношей по отвесной скале? В отдельных местах она имеет отрицательный наклон. Скалу высотой с пятиэтажный дом окатывало кипящее море. Камень покрывался коркой льда. Но лейтенанты в продуваемых кителечках достигли верхней площадки, где установили обращенную к морю "мигалку". Никто не расскажет, как управились отважные лейтенанты. Никто не расскажет также, почему "Щ-203" не пришла вовремя за Демьяном Выжуллом и Владимиром Моспаном. Задним числом командира подлодки Владимира Немчинова упрекали в нарушении правила флотской взаимовыручки. "Щ-203" была потоплена врагом со всей командой в 1943 году. Говорить было не с кем.

Существует несколько версий дальнейшей судьбы лейтенантов. Шла, например, молва о том, что, не дождавшись своих, они высадились на занятом врагом берегу (Эльчан-кая отделяют от суши 3-4 километра). Герои якобы были замечены немцами. Ребята вступили с ними в перестрелку. Дрались до последнего патрона. Оккупанты, по слухам, жестоко расправились с Демьяном Выжуллом и Владимиром Моспаном. Якобы местные жители похоронили ребят. Никто не знает, где.

— Мы, — сказала Александра Цаплина в беседе с Евгением Мельничуком, — видели у горы Опук одинокий обелиск со словами "Никто не забыт и ничто не забыто"… Только вряд ли этот памятник был установлен конкретно в честь подвига лейтенантов, о которых вы рассказали.

Можно встретить обелиски, на которых, например, обозначено: "Крымским партизанам". Да так, что трудно прочитать. Зато бросаются в глаза слова: "От коллектива такого-то техникума".

— А что, если на памятнике рядом со словами "Никто не забыт и ничто не забыто" прикрепим табличку, где укажем конкретно, кто и за что не забыт? — предложил Евгений Мельничук.

Им и его женой, тоже поисковиком, Еленой Петровной было предложено несколько вариантов текста информационной таблички. В конце концов, граверы нанесли на пластинку из нержавеющей стали следующее: "В этом районе 28 декабря 1941 года после высадки на скалы Эльчан-кая для навигационного обеспечения тактического десанта у горы Опук трагически погибли гидрографы ЧФ лейтенанты Д.Г. Выжулл и В.Е. Моспан. Вечная слава героям-черноморцам!" На табличке нашлось место для изображения герба гидрографической службы Черноморского флота и силуэта скал Эльчан-кая.

Информационная табличка была изготовлена на севастопольском предприятии "Таврида-электрик" хлопотами его ответственного работника Вячеслава Горелова. В преддверии 65-летия нашей победы в Великой Отечественной войне он вместе с Александрой Цаплиной, Еленой Тарасюк, Игорем Шереко, Эдуардом Васичем, Дмитрием Цмыкалом, Владимиром Ананьиным, Ольгой Павленко и другими севастопольскими поисковиками выехал на Керченский полуостров к горе Опук, чтобы прикрепить информационную табличку на памятник и навершие к нему — фрагмент буя с огнем, который без лишних слов выделили гидрографы-черноморцы. По пути к группе присоединился следопыт из Алушты Александр Муравский, а на месте — ведущий сотрудник Опукского природного заповедника Александр Семик. Доброе дело объединило специалиста и рабочего "Тавриды-электрик", сотрудников управления экологии, работницу учебного отряда ЧФ, предпринимателей, ученую Морского гидрофизического института НАН Украины.

Когда настала ночь, огонь на обновленном обелиске словно посылал сигналы скалам Эльчан-кая, а те светили ему в ответ.

Тогда же, в 1946 году, орден был вручен жене героя — Надежде Филипповне Выжулл.

Еще одна загадка: почему не был награжден Владимир Моспан? Но их имена выбиты в числе имен других героев на мемориальной доске на здании гидрографического отдела ЧФ на городском холме. Их фотопортреты помещены на стенде в главном управлении навигации и океанографии ВМФ Российской Федерации. Помнят о Демьяне Выжулле и Владимире Моспане в Санкт-Петербурге, в родном им военно-морском училище имени М.В. Фрунзе. Имя Демьяна Выжулла высечено на плите мемориала воинов-односельчан на малой родине, в Белоусовке. Имена лейтенантов присвоены улицам в поселке Приморском, что под Феодосией. Отныне имена героев горят на солнце и у скал Эльчан-кая — на месте их подвига.

А. КАЛЬКО.

* * *

ИЗ АТТЕСТАЦИИ:

"Выжулл Демьян Герасимович… Политически развит хорошо, морально устойчив, идеологически выдержан. Очень способный… Общая успеваемость отличная. Знания глубокие и основательные. Специальностью интересуется и любит ее, имеет хорошие практические навыки самостоятельной работы по специальности. Хороший младший командир. Требователен к себе и к подчиненным… Достоин присвоения воинского звания "лейтенант".

ИЗ КОМСОМОЛЬСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКИ:

"Выжулл Демьян Герасимович… За время пребывания в училище проявил себя выдержанным комсомольцем. Комсомольских взысканий не имел. Все четыре года работал младшим командиром, пользуется авторитетом среди курсантов… Морально устойчив. Идеологически выдержан. Политически развит хорошо… Успеваемость отличная…"

ВЫПИСКА ИЗ ПРИКАЗА

командующего Черноморским флотом Ф. Октябрьского по личному составу N 440 от 16 февраля 1946 года:

"От имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте в борьбе с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество награждаю орденом Отечественной войны первой степени лейтенанта Выжулла Демьяна Герасимовича — штурмана части кораблестроения 2-й ГО ЧФ (посмертно)".

Другие статьи этого номера