Кача: гнездо соколов

В 1905 году Россия тяжело пережила поражение в короткой, но полной трагических событий войне с японцами. В спешном порядке (обратите внимание) на добровольные пожертвования граждан империи восстанавливался флот. На эти цели было собрано 17219386 рублей. Золотых! Их хватило на постройку 18 военных кораблей различных классов и четырех подводных лодок. Осталось 900 тысяч рублей. Куда их употребить? К освоению этой суммы с большой пользой для Отечества напрямую и косвенно стал причастен Севастополь. И вовсе не потому, что в его бухтах базировался Черноморский флот. Городу предстояло вписать принципиально новую страницу в его яркую историю.

В настоящее время каким только образом человек не преодолевает Ла-Манш. Находятся смельчаки, которые уже "сгоняли" через пролив вплавь. Доска под парусом — не в счет. Сто с лишним лет назад через Ла-Манш перелетал в Англию француз Блерио. И это была сенсация. Как в 60-е годы прошлого века полет в космос.

Так вот, оставшиеся 900 тысяч золотых рублей Николаю II было предложено направить на создание авиации. Военной авиации.

Как и в любом деле, не обошлось без зануд-скептиков, которые летательные аппараты воспринимали в качестве цирковых аттракционов. Возможно, сомневающиеся и затюкали бы энтузиастов воздухоплавания, если бы не веское слово великого князя Александра Михайловича.

6 февраля 1910 года царь страны — родины Можайского — согласился передать 900 тысяч рублей на покупку французских самолетов и на обучение у французов же первых российских летчиков. Летающие аппараты были доставлены под Санкт-Петербург, в Гатчину. Куда же еще?! Но затем нашелся умный человек, который убедил кого следует, что учиться воздухоплаванию сподручней на юге, в стороне, напоминающей Францию. Так, похожие на этажерки летательные аппараты оказались в Севастополе, на Куликовом поле. В наши дни это микрорайон с проспектом, символически названным именем генерала Острякова — командующего авиацией Черноморского флота в период обороны Севастополя от фашистских захватчиков. Сто лет назад Куликово поле воспринималось как далекий пригород. Но к тому времени приличное расстояние не остановило граждан, которые толпами устремились на Куликово поле посмотреть первые полеты самолетов. Их в конце 1910 года подняли в небо прошедшие обучение во Франции инструкторы и учащиеся организованной в Севастополе первой в России офицерской школы авиации.

В различных источниках приводятся отличительные сведения о количестве базировавшихся под Севастополем самолетов (семь, восемь, десять…) типов "Блерио", "Фарман", "Антуанетт", "Соммер". Для обучения полетам на них из 200-300 желающих были отобраны десять бравых офицеров. Обслуживать крылатые машины привлекли предварительно обученных 20 нижних чинов. Вот, собственно, и вся школа.

Но к концу 1911 года в школе обучались уже 44 курсанта. Парк техники состоял из 38 самолетов. Среди них выделялись машины типа "Ньюпор". Они были надежнее "Фарманов" и "Блерио" с недосягаемой в ту пору скоростью 100-110 километров в час. Такой армаде на Куликовом поле стало тесновато.

Поиски нового места базирования школы авиации привели в район впадения речки Кача в море. По каким качествам было выбрано именно это место для размещения летного учебного заведения? Вряд ли должностным лицам понравились слепленные вблизи моря 5-6 мазанок. Микроклимат в этом уголке Крымского полуострова особый, в чем-то — уникальный. Вокруг приподнятая метров на 40 над уровнем моря холмистая степь. Над ней дуют ветры постоянных направлений. От разницы температуры воды и суши образуются восходящие потоки. Среднегодовая температура воздуха обозначается увесистым плюсом. В расположенном в 3-4 километрах Мамашае (Орловка) нет в году такого количества солнечных дней, сколько их в нынешней Каче. Здесь способен летать даже тот, кто не умеет.

На закладке в ноябре 1912 года первых зданий Качинской летной школы присутствовали представители Дома Романовых, сановники. Духовенство в ризах с золоченым шитьем правило службу Божью.

В настоящее время в Доме офицеров Качинского авиагарнизона российского Черноморского флота устроен музей и оформлена выставка. С ее стендов я выписал некоторые фамилии офицеров (инструкторов, курсантов) первых лет существования школы летчиков. Ее шеф-пилотом был уроженец бесшабашной Одессы М.Н. Ефимов — выпускник летной школы Фармана во французском городке Мурмелоне. Его коллегами были капитан-лейтенант М.М. Зеленский, штабс-капитан Б.В. Матыевич-Мациевич, лейтенант Г.В. Пиотровский, поручик Е.В. Руднев.

От нынешнего Дома офицеров аллея ведет к дому офицерского состава под номером 12. Это единственное в Каче здание, сохранившееся с 1912 года. Сегодня у его центрального подъезда натянута бельевая веревка. На ней вышедшая с тазиком женщина буднично закрепила с помощью прищепок постиранные джинсовые брюки и куртку, другие вещички.

Между тем у подъезда чудом сохранились каменные львы. Наверняка они помнят дни почти вековой давности. Тогда дом был поделен на три равные части. У центрального подъезда, который со львами, постоянно находился швейцар в ливрее. За порогом посетителя встречали экзотические растения зимнего сада. Они отражались в зеркальных стенах. Таким образом создавалась иллюзия бесконечности сада. Были заведены дни, когда на балкон выходили музыканты духового оркестра с начищенными трубами, пюпитрами и нотами. И над поселком плыли щемящие звуки вальсов и маршей.

В доме нашлись помещения под штаб, учебные кабинеты, спортзал.

Каменные львы, стоит их только "растормошить", могут еще "вспомнить" русского аса штабс-капитана Петра Нестерова. Автор "мертвой петли" однажды посетил Качу. Во время разгоревшейся в 1914 году первой мировой войны он успел выполнить семь боевых вылетов. В последнем прославленный летчик погибнет, совершив первым воздушный таран.

До октябрьских событий 1917 года Качинская летная школа поставила на крыло свыше двух сотен летчиков. Первые ее выпускники были приглашены в Ливадийский дворец, где Николай II лично вручил авиаторам документы о полученной профессии.

Тем не менее золотым периодом истории Качинской офицерской летной школы принято считать тот, который наступил позже. В 1933 году ее назовут Краснознаменным военным летным училищем (с 1938 года — Качинским). Тогда же, в 1933-м, Президиум ЦИК СССР за хорошую подготовку летных кадров отметит его почетным революционным Красным знаменем.

В Качу потянулись высокие визитеры. В 1927 г. у вылизанной проходной руководство школы ожидало приезда народного комиссара по военным и морским делам Клима Ворошилова. А он скрытно проник в военный городок со стороны аэродрома, чтобы поговорить с военнослужащими без присутствия их отцов-командиров. В 1935 году в Каче побывал Семен Буденный. (Зря, выходит, говорят, что его интересовали только лошади).

Отпрыски нынешних наших руководителей учатся на банкиров, дипломатов, мытарей… А вот Василий Сталин, Тимур Фрунзе, двое сыновей Анастаса Микояна, сын Александра Пархоменко учились в Каче на летчиков.

В пору учебы Василия Сталина училище возглавлял Иванов — человек горячий, прямой, но справедливый. Он возьми и пожалуйся напрямую Генсеку на поведение Василия Иосифовича. Дескать, заносчив, привилегий требует. Иосиф Виссарионович мог бы ответить, перелицевав свою же фразу: "Отец за сына не отвечает". Но вариант ответа был иным: "Никаких благ, житье и обучение на равных со всеми".

Все же Иванова вскоре арестовали. Слава Богу, не расстреляли. Он участвовал в Великой Отечественной войне. После ее победоносного завершения неоднократно наезжал в Качу.

В горячих схватках с врагом Иванов вполне мог оказаться рядом со своими учениками или выпускниками родного Качинского училища. Вся страна знала имена многих из них. Летчик-истребитель А. Покрышкин в воздушных боях сбил свыше 60 фашистских стервятников. Ему трижды присваивали звание Героя Советского Союза. Амет-хан Султан был удостоен двух медалей "Золотая звезда". Еще в довоенную пору кавалерами Золотой звезды стали Г. Байдуков, А. Беляков, Полина Осипенко. Они совершили дальние перелеты в границах необъятной страны и далеко за ее пределы.

После нападения фашистов на Советский Союз Качинское военное училище было эвакуировано за Волгу, в поселок Красный Кут, затем получило прописку в нынешнем Волгограде. Но души авиаторов-черноморцев согревало то обстоятельство, что в течение десятилетий училище сохраняло свое имя — Качинское. 6 ноября 1997 года министр обороны И. Сергеев издал приказ о слиянии Качинского и Армавирского военных авиационных училищ в одно — Качинское, с местом базирования в Армавире. Но в августовском правительственном постановлении 1998 года пункт первый сформулировали таким образом: "Создать Армавирский военный авиационный институт на базе Качинского высшего военного авиационного училища летчиков им. А.Ф. Мясникова (г. Волгоград) и Армавирского высшего военного авиационного училища летчиков им. Главного маршала авиации П.С. Кутахова".

Качинское военное летное училище расформировали 1 ноября 1998 года. За всю свою историю в его стенах подготовлено 16574 летчика, воспитано 342 Героя Советского Союза, 17 героев Российской Федерации, 119 заслуженных военных летчиков и летчиков-испытателей, 14 маршалов авиации, 200 генералов. Из его стен вышли космонавты В. Быковский, В. Шаталов, А. Береговой, В. Афанасьев, В. Корзун. Таков послужной список Качи — гнезда соколов.

На гербе поселка изображены крылатый самолетный винт и морская волна. В 2012 году Каче исполнится 100 лет. Откровенно говоря, хотелось заначить эти записки до юбилея. Но ведь к нему надо готовиться сегодня. Поэтому вниманию читателей они предлагаются сейчас. К славной дате время подскажет новые темы.

А. КАЛЬКО.

P.S. Тему очерка редакции подсказала читательская почта.

Другие статьи этого номера