Экология души

В редакцию позвонил научный руководитель Севастопольского дельфинария, что в Артиллерийской бухте, А.В. ЖБАНОВ и посоветовал журналистам обратить внимание на сообщение средств массовой информации о том, что наши морские пограничники задержали турецкие суда, которые в очередной раз вели в территориальных водах Украины незаконный лов камбалы. Александра Васильевича возмутило не только вероломство иноземцев, но и то, что в снастях, поднятых пограничниками, вместе с промысловой рыбой было 34 дельфина. Запутавшись в сетях и не имея возможности всплыть на поверхность, все они погибли. Зная, что Александр Жбанов много лет изучает дельфинов и болезненно, как личную потерю воспринимает каждый случай их гибели, редакция поняла его звонок как приглашение поговорить о проблемах сохранения их популяции в Черном море.Наш корреспондент пришел в дельфинарий, поднялся по крутой, как корабельный трап, лестнице и оказался в небольшом кабинете, который нависал над голубой гладью бассейна и своим интерьером напоминал каюту. Да и мог ли кабинет Александра Жбанова выглядеть иначе, если большая часть его флотской службы прошла на кораблях?! Начал ее штурманом минного тральщика, командовал спасателем, руководил аварийно-спасательной службой Черноморского флота, а в 1986 году был назначен начальником Океанариума ВМФ СССР, созданного для проведения научно-исследовательских работ по использованию морских животных в интересах Военно-Морского Флота и народного хозяйства.

Отвечая на вопрос журналиста о причинах такого поворота в своей служебной биографии, Александр Васильевич сказал:

— Назначение в Океанариум было для меня несколько неожиданным, хотя я не чувствовал себя человеком, попавшим с корабля на бал. Кадровики исходили из того, что я уже имел опыт организации аварийно-спасательных работ, поиска приводнявшихся беспилотных космических аппаратов, использования морских животных для охраны обнаружения мин и торпед. Особо хочу сказать о том, что дельфины с давних пор привлекали к себе внимание человека своими уникальными физиологическими возможностями.

— Расскажите о них подробнее.

— О дельфинах с глубокой древности слагались мифы и легенды, а ученые до сих пор ломают голову над загадками организма дельфина. Он может долгое время двигаться со скоростью до 45 километров в час, погружаться на глубину до 300 метров, несколько раз подряд выпрыгивать из воды на высоту 5 метров, не обнаруживая при этом признаков усталости.

В 1936 году английский ученый Дж. Грей сделал гидродинамические расчеты, в соответствии с которыми выходило, что для развития такой скорости дельфин должен был обладать в семь раз большей энергетикой. Через двадцать лет немецкие ученые разгадали парадокс Грея. Они выяснили, что кожный покров дельфина обладает демпфирующими свойствами, то есть способен своими колебаниями преобразовывать вихревые турбулентные потоки воды в ламинарные и тем самым снижать сопротивление встречного потока воды.

Это открытие используется сейчас в кораблестроении. Нанесение на корпуса кораблей, атомных подводных лодок специального антитурбулентного покрытия позволило повысить скорость их движения при той же мощности энергетической установки.

— А что сейчас известно науке о способности дельфина дистанционно обнаруживать подводные объекты?

— Известно достаточно много, но далеко не все. Ученые считают, что благодаря особому строению своей лобно-жировой подушки, сочетающей в себе органы зрения и слуха, он может на расстоянии до трех километров не только обнаруживать косяки рыб, но и распознавать их вид. Экспериментально доказано, что хорошо натренированный дельфин может найти на дне бассейна пятикопеечную монету.

Это обстоятельство побудило ряд стран организовать обучение дельфинов поиску затонувших мин, торпед, ступеней ракет. Однажды, спустившись в водолазном снаряжении к дельфину по кличке Геркулес, я лично убедился в его способности из множества предметов, лежащих на дне, идентифицировать именно потерянную торпеду.

Это был не единственный случай, свидетельствующий о том, что дельфины имеют уникальный гидроакустический орган. Пройдя обучение в Океанариуме ВМФ СССР, они в ходе практических испытаний обнаружили в море около 50 утерянных изделий и вошли в состав биотехнической системы. Она была принята на вооружение Черноморского флота и использовалась также для охраны Севастопольской бухты от подводных диверсантов.

Для повышения оперативности поиска изделий даже отрабатывался вариант сброса дельфина и тренера на парашютах в заданном районе моря. К сожалению, спецгруппа, получившая название "Вахтер", не довела свою работу до конца.

— Как тут не вспомнить известного исследователя Мирового океана Кусто, который сказал: "Как только человек обнаруживает признаки разума в животном мире, он немедленно направляет их на службу своему безрассудству". Вот и в Океанариуме ВМФ дельфинов сразу призвали на военную службу.

— Я бы не стал расценивать обучение дельфинов выполнению задач в интересах военно-морского флота и народного хозяйства как безрассудство. Работа в этом направлении велась в США, Великобритании, Японии и служила интересам изучения и освоения ресурсов Мирового океана. Потребность в использовании служебных дельфинов становится все более высокой с прокладкой в море газотранспортных систем, состояние которых надо постоянно контролировать.

Кстати сказать, результаты изучения физиологии морских животных помогли создать портативный ультразвуковой аппарат для подводной ориентации акванавтов, а также эхолокатор, облегчающий передвижение слепых. На пути продолжения исследований дельфинов и других морских млекопитающих нас ждет еще немало удивительных открытий в области фундаментальных и прикладных наук.

— Александр Васильевич, в вашей информации есть некоторые противоречия. Вы восхищаетесь тем, что дельфины могут дистанционно обнаруживать затопленные предметы, и в то же время говорите о том, что много дельфинов гибнет в сетях, поставленных на камбалу. Почему же они не видят их?

— Никакого противоречия нет. Дело в том, что эти сети сделаны из материала, который дельфины своим гидролокатором распознать не могут и запутываются в них. Чтобы этого не происходило, в некоторых странах стали вплетать в сети специальные нити, которые дельфины видят и не попадаются в ловушку.

— Не может быть, чтобы мировое сообщество ничего не делало для сохранения их численности.

— Делает, конечно. В 1966 году причерноморские страны постановили запретить добычу дельфинов. Турция присоединилась к этому соглашению только через 20 лет. Сейчас стали чаще использоваться сети, на которых установлены приборы, отпугивающие дельфинов и тем самым спасающие их.

Международная общественная организация "Черноморский совет по морским млекопитающим", в которую входят симферопольская лаборатория БРЭМА, Карадагский природный заповедник, евпаторийский и наш дельфинарии, представила в Министерство экологии Украины программу по сохранению в Черном и Азовском морях популяции дельфинов, но пока нет средств на ее реализацию. Хотел бы подчеркнуть, что севастопольский дельфинарий является одним из центров национальной сети по спасению этих морских животных и оказанию им ветеринарной помощи.

Об охране дельфинов можно принять множество законов, но они не будут действовать до тех пор, пока человечество не осознает своей ответственности за бережное отношение ко всему живому. Главное в этом деле — экология человеческих душ. Учитывая это, наш дельфинарий проводит просветительную работу с теми, кто приходит к нам на представления. С этой же целью мы опубликовали и передали в библиотеки города несколько книг, рассказывающих об особенностях физиологии этих удивительных морских животных, с которыми очень многое роднит человека.

Другие статьи этого номера