О тете Жене, и не только

Не так давно за чашечкой кофе одна из близких знакомых призналась: "Ты знаешь, иногда мне кажется, что я проживаю чужую жизнь. Но вместо того, чтобы обрести себя, быть такой, какой хочется, все больше погружаюсь в повседневную рутину, запутываюсь в текущих обстоятельствах, делах. В результате не тот мужчина рядом со мной. Не та работа, о которой мечтала. Не те друзья…" Подруга явно пребывала в состоянии тяжелой меланхолии.
После такого признания живо припомнилось редакционное письмо. Прислала его по электронной почте, откликнувшись на одну из публикаций в газете, наша читательница Екатерина Васильева. Она захотела рассказать историю, которая бередит ее душу уже не один год.

"…Была у моей мамы подруга. Для меня — тетя Женя. Как же я любила приходить в большой гостеприимный дом, где она была хозяйкой! Мне уже за 50, а я до сих пор пытаюсь обустроить свое жилище в ее стиле. У меня даже несколько сувениров есть точно таких, какие стояли в ее доме на полочках.

Выросла тетя Женя в деревне, в бедной многодетной семье. Естественно, все умела делать: косить, доить коров, управляться в огороде и с русской печью. А еще она тайно писала стихи. Почему тайно? Да потому что в суровых условиях деревушки, затерявшейся в сибирской тайге, многие этого просто бы не поняли.

Конечно, такую девчонку невозможно было удержать дома. Окончив школу, она уехала в Томск, поступила в вуз, правда, технический. По его окончании стала преподавать физику в техникуме одного из сибирских городов. К этому времени Евгения превратилась в высокую, стройную, красивую девушку с пышными волнистыми волосами.

Годы учебы пришлись на войну. Несколько раз тетя Женя просилась на фронт, но ее не брали. А ей все казалось, что она мало приносит пользы стране. Мечтала внести свою лепту, чтобы приблизить Победу. После учебы в институте с подругами дежурила по ночам в госпитале. Ухаживала за ранеными, кормила их, мыла палаты, помогала докторам.

Здесь она и познакомилась со своим будущим мужем, бывшим офицером, потерявшим на фронте руку. У них появились общие темы для разговоров, так как ее муж, для меня дядя Вася, тоже был по специальности физик, тоже из деревенской многодетной семьи. Была ли у них на тот момент страстная пылкая любовь и была ли она у них вообще, я не знаю. Но еще ребенком я понимала, что если бы кто-то ко мне относился так, как тетя Женя относилась к дяде Васе, я была бы по-настоящему счастлива.

Я убеждена, что невозможно любить ни за что, о чем мечтают эгоисты. Любить можно только за какие-то конкретные дела, поступки, за отношение. Разумеется, любовь с первого взгляда существует, но любовь может прийти и с годами, преодолев испытание на прочность. Тогда, в детстве, мне казалось, что у тети Жени с дядей Васей именно такая любовь. Только благодаря ей, Хозяйке дома, у них всегда было тепло и уютно, дом, как принято говорить, благоухал пирогами и был полон цветущими диковинными растениями.

Тете Жене удалось убедить вечно сомневающегося в своих силах супруга в том, что они могут обустроить выделенный им земельный участок под огород (у них было трое детей, которым нужны были витамины и чистый воздух). Она вдохновила его на покупку автомобиля, а позже он всем хвастался, как лихо водит его одной рукой и что это только его заслуга… Она создавала все условия, чтобы муж мог заниматься научной деятельностью, во всем ему помогая. И дядя Вася защитил диссертацию, заняв должность заместителя декана вуза.

Один из троих сыновей в детстве много болел. Это теперь я понимаю, какой груз лежал на плечах тети Жени! Но тогда мне казалось, что все у нее выходит как-то играючи, с шутками-прибаутками: и ночные дежурства в многочисленных больницах, и посещения сына в санаториях, и спортивная секция для другого сына, и Малая академия наук для третьего, и саженцы из питомника, и серьезная преподавательская работа (студенты ее просто обожали).

Дом — полная чаша, куда вскоре из деревни они вынуждены были привезти стареньких родителей мужа… Мама дяди Васи долго болела, и опять все проблемы успешно решала жена, оставаясь при этом такой же красивой и улыбчивой. Как любила я сидеть у них на кухне (когда открывалась духовка, оттуда вырывался аппетитный парок с запахом неведомой мне корицы), гладить их пушистого кота и рассматривать их большую семейную фотографию над столом, сделанную, конечно же, по инициативе тети Жени. (Со временем я сделала такую для своей семьи). При этом она иногда читала свои веселые стишки, рассказывала удивительную историю про яблоньку из сада, у которой, как и у всего, что ее окружало, были собственное имя и биография. Даже автомобиль у них звался "Мишкой", что всегда вызывало у меня добрую улыбку. Вот так я и представляла себе настоящее счастье. О таком мечтала…

И лишь после смерти тети Жени я узнала от мамы, как она была несчастна и одинока. Конечно я замечала несколько грубоватое к ней отношение со стороны мужа, непослушание старшего сына, но как ребенок не придавала этому большого значения.

Незадолго до смерти тетя Женя поделилась с моей мамой своими переживаниями. Не буду здесь говорить всю правду. Она оказалась страшной. И все равно тетя Женя прощала, списывая такое отношение к ней мужа на тяжелую психологическую травму, полученную им во время войны. В самое сердце поразили тогда меня такие ее слова: "В общем, я прожила чужую жизнь. Зачем? Вот вопрос…" Конечно, потом я слышала подобное неоднократно и от других людей. Но тогда это прозвучало для меня впервые и стало откровением.

Я плакала по ней, как по очень близкому и родному мне человеку, чего не скажешь об оставшихся ее домочадцах. Как хорошо, что я успела при жизни посвятить ей и подарить свое полное любви стихотворение! Эх, если бы эта мелочь могла компенсировать хоть какую-то толику ее душевных терзаний, об истинной глубине которых можно было только догадываться.

Через много лет после того, как она поняла, что никто в семье ее не полюбит и не оценит, она, оказывается, сама полюбила еще раз. Но, подумав, решила, что семья — это святое, то, что разрушать нельзя. И ведь никто не замечал ничего! Правду (и ту не всю) знали только толстые тетрадки с ее стихами. Некоторые из них тетя Женя прочла моей маме, будучи на смертном одре. Мама хотела, чтобы она отдала тетрадь ей, но тетя Женя все же решила, что она передаст ее как самое ценное, что у нее есть, младшему сыну. Сразу после похорон он выбросил на свалку все принадлежащие ей вещи, включая мои любимые сувенирчики и эту тетрадь. Не предложил нам. Даже не подумал, что кому-то это может быть дорого.

…Когда я слышу, что якобы каждый из нас в жизни получает то, что заслуживает, испытываю глубокое возмущение. Нет! Неправда это!"

* * *

Нет, неправда это. Действительно, далеко не каждый и не всегда получает в жизни то, что заслуживает. Или, точнее сказать, при жизни? Многие из прославленных и известных ныне исторических личностей — художники, ученые, писатели, поэты и т.д. — были при своей жизни в опале, подвергались гонениям, а то и насильственной смерти. Их не принимала толпа. Отворачивались, предавали самые близкие. Но духовное наследие этих людей оказывалось столь мощно и велико, что даже после физического ухода из этого мира они продолжают оказывать на него глубокое воздействие. Самый яркий пример — Иисус Христос. Помните его слова на кресте: "Отец, прости им, ибо они не ведают, что творят"? Эти слова на протяжении тысячелетий продолжают спасать души миллионов людей.

Сильный человек тем и отличается, что всю ответственность за свою жизнь, за благополучие близких ему людей берет на себя. Годами несет эту тяжелую ношу, порой даже себе в ущерб. И чем богаче внутренний мир человека, тем выше он ставит перед собой невидимую планку. Бывает, что не выдерживает, срывается. И что тогда?

…Однажды немолодая женщина жаловалась мудрецу на судьбу: и это не так, и то не эдак. Он выслушал ее и попросил ответить честно: все ли решения в жизни она принимала от сердца? Женщина подумала и ответила: "Да. Но вы же видите, что из этого получилось". Мудрец сказал ей: "Ты прожила счастливую жизнь. Но только не все в твоей воле. И то, что не вышло, — прими. И прости себя".

Не бывает простых человеческих судеб. Каждому — по силе его. Но очень часто люди нуждаются в простом человеческом ободрении, похвале, признании — и в первую очередь самых близких. А не получая этого, испытывают чувства одиночества и тоски. У Владимира Маяковского есть прекрасное стихотворение о старой лошади, которая, не справившись с ношей, упала на Кузнецком мосту. "Смеялся Кузнецкий, и лишь один я голос свой не вмешивал в вой ему. Подошел и вижу — глаза лошадиные, улица опрокинулась, течет по-своему. Подошел и вижу — за каплищей капля по морде катится…" И что сказал великий поэт?

"Лошадь, не надо. Лошадь, послушайте, чего вы думаете, что вы их плоше? Деточка, все мы немного лошади. Каждый из нас по-своему лошадь". И дальше: "Может, старая, не нуждалась в ласке, может, и мысль ей моя казалась пошла, только лошадь ржанула, встала на ноги, рванулась и пошла…"

Берегите себя и своих близких.

Оксана НЕПОМНЯЩИХ.

P.S.Обсудить публикацию или предложить новую тему вы можете, написав по адресу: ул. Маяковского, 5, или e-mail: slavasev@mail.ru

Другие статьи этого номера