Заказник — это не чей-то заказ!

Это единственная возможность для природы выжить в окружении людей и стать первозданной…
Есть еще, слава Богу, такие уголки в Севастополе, при встрече с которыми сердце замирает, дыхание перехватывает, а душа разворачивается и словно начинает петь какой-то неведомый до этого мига гимн. И одно из таких мест в нашем благословенном регионе — заповедная тропа к мысу Айя со стороны Батилимана. Идет она по самой, пожалуй, интересной части государственного ландшафтного заказника "Мыс Айя", занимающего ныне порядка 130 гектаров Орлиновского лесничества.Я ходил по ней много раз и летом, и весной, и глубокой осенью, и в февральские "окна". До самого ее конца в так называемой "ванне молодости" — у крошечного пляжа с песчано-галечным дном и чистейшей морской водой у подножия скал, перед гротом. И каждый раз, еще только ступая на тропу, испытывал неповторимое чувство прикосновения к чуду, к радости, не зависящей от вашего настроения. А всегда уходил с надеждой на новую встречу с удивительно прекрасным миром всех оттенков зелени среди каменного хаоса между отвесной стеной горы Куш-Кая и синью моря.

Впрочем, последние два-три года таких встреч не случалось. Да и слухи всякие ходили: мол, закрыли тропу. Для всех! Вроде из лучших побуждений, а на самом-то деле в угоду… Я решил выяснить, наконец, где правда, а где вымысел, увидев все своими глазами. И вот я в начале тропы, слушаю рассказ своего спутника, без которого, естественно, не было бы этой долгожданной прогулки. Вот что поведал мне главный лесничий Севастопольского гослесохотхозяйства Сергей Сереветников, тоже буквально влюбленный в чудные места мыса Айя:

— Поверь, не просто по долгу службы я и мои товарищи уделяем столь повышенное внимание мысу Айя. Сколько лет смотрели, как туристы, словно дикие люди, толпами валили в эти заповедные места и гадили, уничтожали природу! Причем в прямом смысле слова. Долго не могли мы ничего поделать — ни средств не было, ни сил. Хотя с 1982 года при зонировании кусок заказника законодательно определили зоной строго ограниченного пользования. Он ограничен и естественным путем: с юга — морем, с севера — горной грядой, которые сомкнулись на западе, с востока — пансионатом "Мыс Айя". Но эта неповторимая экосфера, тысячелетиями складывающаяся на этом узком кусочке суши, не могла рассчитывать на спасение без запрета на ее посещение.

Здесь рядом находятся уникальные рощи можжевельника высокого древовидного, земляничника мелкоплодного, именуемого в народе "бесстыдницей", фисташки и сосны Станкевича. И все это "краснокнижье" — в основном над тропой, которая идет как раз посередине этого мира. Под ней — уже сосна простая, крымская. Тропу проложили давным-давно. Много легенд об этом сложено. Но те, кто по ней ходил ранее, и природа вокруг жили в согласии. До последних пор…

Правда, ни в 80-е, ни в 90-е, ни в начале третьего тысячелетия жесткого внимания охране заказника не уделялось. То развал пошел, то нищета всеобщая, то беспредел, то пофигизм… Эпизодически наскоками проводились рейды: кого-то выгоняли, на кого-то составляли протоколы. Потом все изгнанные возвращались, а природе становилось все хуже и хуже. Дошло до того, что в заказнике одновременно, по подсчетам участников наших рейдов, жили порой до 400 и более человек!

Наше ведомство по мере восстановления сил напряглось и с 2004-го начало все успешнее отражать сезонные наступления "диких" туристов — для этого был создан первый пост из лесников. Его было явно недостаточно: обходили сверху, под скалами, а большинство снизу — по берегу. Пришлось поставить второй пост, который перекрыл нижний проход. Там стали дежурить ИТР центральной конторы и лесники из других лесничеств. Смены стали сбалансированными и регулярными, территория ежедневно проверялась — вся и не раз. В 2005 году купили катер, и лесники встали на страже и морских подходов к местам "обетованным".

И такой контроль всего за пять лет сделал свое благое дело: природа стала на глазах восстанавливать свое великолепие. На самой тропе протянулись стебли сочных каперсов (на снимке — цветет!) и других ползучих растений, можжевельник буйно зацвел, стволы бесстыдниц прямо-таки заалели! На тропе уже не найдешь ни одного окурка, а места былых стоянок постепенно зарастают. Бывают еще сорвиголовы, которые прорываются. Даже успевают пожарить сосиску на костерке. Но мы их тут же замечаем и выпроваживаем, составив протокол, несущий им серьезные финансовые санкции.

Но еще раз подчеркиваю: не ради чьей-то прихоти пришлось закрыть эти места для массового посещения. Что касается слухов о том, что мы якобы выполняем указание нового хозяина базы отдыха "Мыс Айя", то это — полная чушь. А правда то, что последняя (надеюсь!) смена владельца пансионата состоялась немногим более двух лет назад. И она реально, весомо помогла нам в нашем деле. Новый хозяин как солидный инвестор стал не только вкладывать средства в реконструкцию базы отдыха, но и строит стену между базой и государственным заказником. А у ворот с конца мая до начала ноября стоят наши пикеты. Скоро планируем стоять круглогодично. Естественно, охрана пансионата "заворачивает" основную массу отдыхающих, а мы — наиболее настойчивую их часть. Причем эти "энтузиасты" не успокаиваются, прокладывают и "маркируют" новые маршруты, как им кажется, мимо нас, порой по почти отвесным скалам и камнепадам. Даже помещают эти "трассы" с координатами в Интернете. Кроме того, с 2008 года посильную помощь в охране заказника нам стали оказывать экологи. Одних мешков годами бросаемого мусора мы с ними вытащили немеряно!

Многие аплодировали таким действиям лесхоза, но часть "народа" с трудом смирилась с тем, что место их отдыха потеряно. Приходилось не раз прибегать к помощи милиции. И это дало плоды. По свидетельству одного из известных севастопольских защитников экологии, ныне работающего лесником в лесхозе, Николая Подоляко, в сезон 2008-го во время "серьезного" дежурства двух КПП у начала тропы и на берегу "непроходимость" этой части заказника (согласно записям журнала) составила более 3000 туристов.

В 2009 году таких зафиксированных попыток отдохнуть "на природе" было уже в два раза меньше. Зато вырос напор таких "желающих", а их враждебность стала угрозой. Были даже нападения и серьезные стычки. А одного сотрудника лесхоза чуть не утопили, когда он, охраняя "морские границы" заказника, попытался объяснить "крутым" на частной яхте, что приближаться к берегу, а тем более нырять здесь, категорически запрещено. Хотя все начальники причалов, например в Балаклаве, об этом уведомлены. Каждый капитан маломерного судна (ялика, катера и т.п.) об этом знает.

Но! Только в прошлом году на основании информационных сообщений от лесников пограничники смогли привлечь к ответственности за нарушение "границы" заказника и высадку на берег "десантов" пассажиров более 120 капитанов. Наказали материально, каждого — от 340 гривен и выше. В этом году штрафы будут еще круче — до 1400 грн для должностных лиц. А капитан или владелец маломерного плавсредства — именно то лицо. За "изъятие из природной среды" крабов, мидий, рапанов штрафы увеличили в десятки раз! За незаконное посещение охраняемой зоны заказника — с 51 грн до 540 и выше! При повторном задержании санкции увеличиваются. После третьего штрафа можно ставить плавсредство на штрафплощадку до двух месяцев.

Сейчас статус у этой территории таков, что даже если она кому-то и нравится, рот на нее никто разинуть не может. Да и в геологическом отношении структура склонов у мыса такова, что любое строительство бессмысленно и даже гибельно. Так что сама природа этот "рай" на земле защищает. Закон защищает. И лесники — на страже! И в ближайших планах у них — сделать весь "затерянный мир" действительно затерянным для массового посещения — и с суши, и с моря.

Другие статьи этого номера