Рабыня

Стояла тихая теплая июньская ночь. Звезды так низко раскинулись над ставком, что казалось, к ним можно было дотянуться рукой. А необыкновенно яркая луна так ясно освещала все вокруг, что почти безошибочно можно было разглядеть деревья и кустарники, старую лодку на берегу и одинокий женский силуэт, застывший на коленях посреди этой сказочной тишины, как будто ожидающий чуда.

ТИХИЙ ОМУТ

…Ленка стояла здесь, потеряв счет времени. Вглядываясь в безмолвное небо, она всегда чего-то ждала. Горячие слезы текли и текли по щекам, хотелось громко кричать, но голоса не было, была только невыносимая боль. Боль физическая и душевная. Болело сердце, не видя выхода, и болело тело от множества ран, синяков и уколов. Шесть лет системы, шесть лет рабства, и не только от наркотиков. Она в полном смысле слова была рабыней в цыганской семье. Так часто бывало: кто не умел воровать, не мог торговать своим телом, не в состоянии был добыть себе на дозу любым из известных среди наркоманов способов, тот попросту шел в рабы к торговцам наркотой.

За "раскумарку" в течение дня Ленка должна была с раннего утра и до поздней ночи выполнять различную работу по хозяйству. В ее обязанности также входило колоть наркоманов, которые приходили купить дозу у хозяев и не могли сами уколоться, потому что у многих просто уже давно не было живого места на теле, а там, где когда-то были вены, остались лишь затвердевшие рубцы да синие "дороги". Колоть приходилось толпы народа и в основном "по синявочкам", "в ключичку", под мышку, в пах и другие невероятно сложные места. Занятие хоть и не из приятных, но отчасти оправданное, так как всегда можно было себе подработать на кубик раствора от благодарных клиентов.

Считалось, что по сравнению с другими рабами Ленке еще повезло с хозяевами. Ее не били, не часто унижали оскорблениями, не наказывали за промахи, не держали в кумаре. Летом она жила в чистеньком сарайчике, зимой — в теплой котельной. Ей хоть и запрещалось уходить со двора, когда вздумается, но все же она могла иногда выезжать с хозяевами на базар, где обычно носила их сумки. У нее также всегда был выбор — уйти или остаться, но обычно после такого ухода от хозяев дороги назад уже не было. И хоть в этом доме ее не удерживали силой и не запугивали, у нее был свой страх. Страх перед ломкой, болью, смертью на улице в полном одиночестве. Домой возвращаться тоже было стыдно и страшно.

ВОСПОМИНАНИЯ

Когда Ленке становилось особенно невыносимо и тоска зажимала ее душу в тиски отчаяния, она с нетерпением дожидалась момента, когда сможет остаться одна и убежать в ночь к своему заветному месту на берегу ставка. Здесь она, задыхаясь от слез и боли, падала на колени в траву и долго безмолвно плакала и молила небо изменить ее жизнь или послать ей быструю смерть. Самой хоть что-то совершить в своей жизни у нее не было сил. Она давно уже не видела будущего, как в тумане проплывало настоящее, и лишь в такой, как здесь, тишине она снова и снова возвращалась мысленно в прошлое.

…Родители Ленки развелись, когда она была еще совсем ребенком. Мать тяжело переживала развод и все чаще стала выпивать. Дочери невыносимо было видеть, как ее когда-то цветущая красавица-мать на глазах превращалась в пьяницу. И чтобы не видеть этого краха, она все чаще пропадала у друзей и не приходила ночевать домой. В это же время она познакомилась с парнем из соседнего двора. Глеб и Ленка по уши влюбились друг в друга и, недолго раздумывая, стали жить вместе. Мать Глеба жалела детей, и хоть и неохотно, но все же приняла их решение жить вместе. Ленке от отца, который был выдающимся музыкантом, передался его талант: она любила и писала музыку, хорошо пела и еще со школы побеждала в различных музыкальных конкурсах. Учителя пророчили ей творческий успех и счастливую жизнь, но, увы… Теперь о музыке и вообще об учебе не могло быть и речи. Нужно было на что-то жить, и они с Глебом пошли работать. Ленка устроилась в маленький ресторанчик официанткой, а Глеба по знакомству взяли учеником в автопарк.

ПОВОРОТ СУДЬБЫ

Заработки были хорошие, денег хватало, и они ни в чем себе не отказывали. У Глеба появилось несколько постоянных клиентов, которых в любое время дня и ночи за хорошие деньги он возил в район, где торговали наркотой. Так уж вышло, что впервые он укололся с одним из своих клиентов-наркоманов, который вскоре стал его другом и подельником. А дальше все, как у всех им подобных: вначале скандалы дома, потом обещания, что все изменится, а потом просто стали колоться вместе, потеряли работу, потому что все время уходило на поиск наркотиков и денег на них.

К тому моменту, когда Глеб получил судимость и должен был отбывать свой срок, они с Ленкой уже были в глухой системе. Его посадили, а Ленка с заражением крови, в тяжелом состоянии надолго попала в больницу. После лечения она решила навсегда покончить с прошлым: на письма Глеба из зоны не отвечала, старых друзей старалась избегать. Через некоторое время на одной из студенческих вечеринок, куда Ленку пригласила бывшая одноклассница, она встретила молодого офицера, который и стал ее законным мужем. По распределению (после окончания учебы мужа) они вместе отправились на Север в небольшой военный городок. Ленка с надеждой ожидала будущего и не без облегчения покидала родные места.

НАРКОТИЧЕСКОЕ БОЛОТО

Прошло несколько лет, пришло время возвращаться. За это время у Ленки родилась дочь, и она очень надеялась, что у них все будет хорошо. В родном городе Ленкину семью ждали большие перемены: новая квартира, хорошая работа, повышение мужа по службе и, что самое приятное, мама, которая полностью отказалась от выпивки. Казалось, ничто не может больше омрачить их жизнь. Но однажды, когда Ленка гостила у матери, ее охватило неудержимое желание встретиться с Глебом. Как ни отгоняла она от себя дурные мысли, не могла удержаться, и ее рука как будто сама потянулась к телефону.

— Алло, а Глеб дома?

— Да. Это я.

— Не узнаешь?

Пауза.

— Нет…

— Тогда надо встретиться, — рассмеялась она задорным звонким смехом, как когда-то в ранней юности. Ее смех он узнал бы среди тысячи.

— Ленка?! Ты где?!

— Дома, у мамы.

— Будь там! — и бросил трубку.

Через несколько минут они уже крепко обнимались, позабыв обо всем на свете. Не прошло и полгода, как они снова жили вместе. Ленка забрала дочурку и подала на развод с нелюбимым мужем. А еще через некоторое время они с Глебом снова начали колоться, незаметно опускались все ниже и ниже. Вдобавок к наркотикам в огромных количествах шли таблетки, спиртное и все, что затуманивает разум. И однажды Ленкина мама не выдержала: желая спасти внучку от наркоманов, просто забрала ее жить к себе.

Дни пролетали в вечной погоне за наркотой. Иногда сутками дожидавшуюся Глеба с "гастролей" и находившуюся в диком кумаре Ленку посещали разные мысли. В такие моменты она вспоминала свою маленькую дочку, родной дом и теплые руки мамы. Ей не хватало сил оставить Глеба и вернуться к родным. Втайне она даже надеялась, что однажды по какой-то причине Глеб сам не вернется, и тогда она снова станет свободной. Ей казалось, что всему виной был только он.

…Прав был тот, кто сказал, что нужно быть поосторожнее с желаниями. Обычно Ленка с Глебом всегда кололись на одной и той же точке, и в тот день было бы все, как всегда, если бы Ленка долго не провозилась с ключом от входной двери. Глеб ушел колоться один. Договорились, что Ленка придет следом. Она пришла на точку всего на несколько минут позже и не успела… В этот день Глеба неудачно укололи, и он умер на руках у чужих людей, так и не увидев на прощание родных лиц. Ленка не смогла вернуться домой и сообщить о его смерти. Теперь она ненавидела и обвиняла себя, не зная, как смотреть в глаза родным и что объяснять матери, потерявшей сына. Так и осталась в этом адском месте, согласившись быть рабыней…

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Прокрутив в голове свою жизнь, словно черно-белое кино, Ленка наконец очнулась. Ноги занемели и почти не слушались. Она повалилась на траву, распластав руки, и тяжело вздохнула. Нужно было возвращаться, но куда? Этот вопрос впервые за долгие годы возник в ее голове. И вдруг она четко поняла: домой! Немедленно домой! Не думая о том, как ее встретят, не страшась ломки, не раздумывая и не сомневаясь, она помчалась туда, где всегда оставалось место для нее. Через пару часов добравшись к родному дому, она на одном дыхании вбежала на знакомый этаж и позвонила в дверь. Было далеко за полночь, но все равно за дверью послышались шаги.

— Кто там? — раздался знакомый до боли голос.

— Мама… — только и смогла сказать Ленка. Дверь распахнулась, и мать без лишних слов и упреков протянула свои теплые руки навстречу блудной дочери. Впереди был длительный путь лечения, адаптации в обществе и восстановления отношений с дочуркой, которая при встрече с Ленкой после долгой разлуки пряталась за спину бабушки. И она все прошла, потому что очень этого хотела.

Т. ГРЕЙС.

* * *

Ситуацию комментирует психолог СГБО "Гавань плюс" Тамара СОБЕЦКАЯ:

— Наркозависимость — это не просто болезнь, не просто проблема употребления какого-либо наркотика. Это проблема образа жизни, образа мысли, образа действия — поведения. Каждый человек пытается упорядочить свою жизнь, придать ей смысл и гармонию. Самое страшное в наркотиках — это то, как они методично "упорядочивают" жизнь, подчиняют её своим целям и нуждам. "Гармония" жизни наркозависимого проста: система. Смысл жизни очевиден: найти дозу. Всё остальное не имеет значения, мир лишается всех прочих ценностей, цветов, запахов, вкусов. Даже когда человек пытается противостоять зависимости, наркотик всё равно остаётся центром его жизни. Потому что иначе вокруг образуется вакуум, безвоздушное пространство: доверие и тёплые отношения с родными и близкими разрушены, работы нет, каких-либо занятий, помимо работы, — тоже, а главное — нет ни к чему ни интереса, ни желания заниматься. Разрушить эту систему гораздо сложнее, чем пережить синдром отмены, но и это возможно, если невероятно сильно этого захотеть.

Р.S.:Консультацию психолога, медика, социального работника можно получить, воспользовавшись "горячей линией" общественной организации "Гавань плюс" (ул. Коммунистическая, 40): 55-21-82.

Другие статьи этого номера