Сухая речка, которая не пересыхает

Из всех притоков реки Черной лучше других нам знакома Сухая речка. Кто не отдыхал на гостеприимной поляне отдыха "17-й км", не любовался гладью водохранилища у подножия горы Гасфорта, не посещал Торопову дачу? Все эти места расположены в долине Сухой речки.Но у кого возникло сомнение, что название не соответствует истинной водности реки? Ведь по крымским меркам Сухая речка не такая уж маленькая (длина 12 км) и не такая уж маловодная. А самое интересное, что она никогда не пересыхает полностью. Автор знает как минимум два участка реки, где вода наблюдается круглогодично: после родника Суук-Су и родника, что вливается непосредственно в реку ниже ресторана "Дубовая роща" (18-й км Ялтинского шоссе). Однако люди не могли дать название, не соответствующее действительности.

Попробуем объяснить этот парадокс. Для начала разберемся, когда и как возникло название "Сухая речка". Заглянем в карты ХIХ века. Там верховья Сухой речки обозначены как "Варнутский ручей". На карте капитана Мостового, изданной после Крымской войны, уже и нижнее течение реки, буквально у впадения в Черную речку, названо "р. Варнутка". Как видите, в ХIХ веке о Сухой речке еще никто не слышал.

Возьмем более крупномасштабную карту, а следовательно, более подробную карту конца ХIХ века. На ней в нижнем течении реки (у подножия горы Гасфорта) нанесено небольшое поселение, куда вела дорога от Ялтинской (Воронцовской) дороги, — Куру-Узень.

В путеводителе по Крыму 1909 года (под редакцией К.Ю. Бумберга, Н.Н. Клепинина) говорится: "На 19-й версте — Итальянское кладбище на высокой скале против татарского поселка Куру-Узень. За поселком у мостика, налево в гору, — проселочная дорога в греческую деревушку Алсу".

Исходя из взаимного положения горы и русла реки, а эти географические объекты не изменили своего положения до сих пор, поселок носил название Куру-Узень и находился слева от современного шоссе рядом с речкой. В переводе с крымскотатарского это название означает "сухой поток", "сухая речка".

В послереволюционных путеводителях название селения уже дается в переводе: "Дорога спускается в долину речки Куру-Узень (Сухая речка), левого притока р. Черной. В местечке Сухая речка (18-й км) пешеходы и конные экипажи обычно делают остановку. В небольшой кофейне можно получить молоко и чай".

Как видите, река уже получила своё нынешнее русскоязычное имя. Вот только обоснованно ли?

Каждый, кто бывал в этих местах, знает, что напротив (с востока) Тороповой дачи располагается устье совершенно сухого ущелья, по которому туристы поднимаются к партизанской землянке. Даже во время таяния мощного снежного покрова (не дадут соврать мои коллеги-туристы) на его дне вы не увидите ручейка! (Такая парадоксальная сухость мощного эрозионного вреза объясняется прокарстованностью горных пород, слагающих его борта и днище, что приводит к быстрому переводу поверхностного стока в подземный).

Эта сухая долина и носит название Куру-Узень-Дере. Селение, расположенное в устье этого оврага, получило его имя (Куру-Узень). Когда было забыто старинное имя реки, то по привычной для Крыма схеме имя селения перешло на неё. Примером подобной процедуры является появление современного названия реки Дерикойка, названной так по имени села Дере-Кой, что переводится как "село в ущелье". Река Бельбек точно так же получила свое имя по селению Бельбек.

Кстати, находящаяся рядом с устьем Сухой речки гора Гасфорта получила свое имя в годы Крымской войны — по фамилии командира Казанского полка Гасфорта. Но это не значит, что до этого времени она была безымянной. Известно ее старинное название — Таушан-Баир, что значит "заячий отрог".

Почему в первую очередь терялись названия рек, гор, ущелий, станет понятно, если просмотреть путеводители по Крыму первой половины ХIХ века. В них вы не найдёте (за редким исключением) названий рек и, тем более, гор. Путников на маршруте больше интересовали населенные пункты по пути, где их ждали ужин и ночлег. Поэтому названия крымских сел записывали путешественники в путеводителях, а меткие и колоритные местные оронимы и гидронимы постепенно выходили из употребления.

Но Сухой речке, можно сказать, повезло. Петр Симон Паллас, выдающийся российский исследователь Крыма конца ХVIII века, так описал наши края: "В самой деревне (речь идёт о нынешнем селе Черноречье. — Авт.), которая делится на две части, текущая из Байдарской долины речка Биюк-Узень принимает с правой стороны приток Ай-Тодор, в нескольких верстах выше по течению впадает в неё с левой стороны речка Баргана". Такое название река носила в своем нижнем течении, недалеко от села Чоргунь, где она впадала в реку Черную.

Может, нам пора перестать обижать реку обидным для каждой реки названием "Сухая" и вернуть ей имя "Баргана"? Логичным будет и возрождение названия Варнутский ручей, окрестив так водный поток, который протекает через село Гончарное (бывшее с. Варнутка) и, сливаясь с безымянным ручьем из села Резервного, образует ту речку, что мы называем Сухой.

Другие статьи этого номера