На Северном полюсе установлены буи севастопольских ученых

В начале июля в Японию отправлена очередная партия буев, предназначенных для изучения условий появления льдов на морской поверхности и их дальнейшего движения. Тем самым продолжен один из инновационных международных проектов по вопросам изучения окружающей среды Морского гидрофизического института НАН Украины в Севастополе. Об этом нашему корреспонденту рассказал доктор технических наук Сергей МОТЫЖЕВ — руководитель этого украинско-японского проекта.- Наш институт в рамках развития системы наблюдения и контроля окружающей среды активно взаимодействует с различными международными организациями. Конечно, создать глобальную систему мониторинга Мирового океана и работать в ней в одиночку невозможно, поэтому наша задача — интегрироваться в мировое сообщество. И мы этого добились.

Благодаря уникальным техническим разработкам наши ученые заявили о себе на международном уровне. В настоящее время мы входим в состав трех совместных исполнительных органов, созданных межправительственной океанографической комиссией и Всемирной метеорологической организацией, работаем с партнерами на равных. А если посмотреть на карту, отражающую направления рассылки из Севастополя буев, изготовленных по последним современным технологиям, то можно увидеть "паутину", охватывающую множество стран.

В данном случае мы работаем с японским агентством JAMSTEC, задача которого — внедрение результатов академических исследований в практику. В ходе сотрудничества японские специалисты решили апробировать прибор, разработанный в МГИ для изучения полярных регионов Земли.

Интерес к этим регионам значительно вырос в последнее время, когда стали проявляться результаты глобального потепления: таяние льдов, повышение уровня океана и изменение водного баланса в атмосфере и океане. Это хорошо видно сейчас по неожиданным метеорологическим проявлениям: сильные дожди, затопления, наводнения…

Северный полярный регион приковывает внимание ученых, так как они предполагают, что ледовый покров может исчезать в летнее время. В результате открывается доступ к недоступным ранее биологическим и минеральным ресурсам. Поэтому очевидно внимание к этому региону со стороны многих стран, которые не имеют прямых границ, в частности Японии.

Одна из задач — изучение условий образования льда, его таяния и перемещения. Именно этим обусловлен интерес к недорогим технологиям, которые способны обеспечить такие измерения. В частности, это дрифтерная технология, много лет развивающаяся в нашем институте.

— А что такое дрифтерная технология?

— Дрифтерная технология предполагает применение автоматических измерительных буев, свободно движущихся в океане. Сегодня стоит задача — создание распределенной измерительной сети, включающей множество буев. Понятно, что эти буи должны быть недорогими и надежными. Отдельно стоит вопрос доставки буев к точкам или местам, где они должны быть установлены. Туда очень редко заходят ледоколы, и отсутствует попутное транспортное сообщение, в том числе за счет коммерческих судов. Отсюда — необходимость использования нестандартных методов доставки и установки измерительных буев, что, в частности, и было использовано нашими японскими коллегами.

— А кто же согласился пойти к Северному полюсу?

— Японский доброволец, которого зовут Агита-cан. По своей натуре он авантюрист, всю свою жизнь посвятил экстремальным испытаниям. И это путешествие — проявление его натуры. В ходе на него хотел испытать самого себя. И так получилось, что доставил наш прибор на Северный магнитный полюс. Весь путь, а это приблизительно 900 километров, этому экстремалу, к сожалению, не удалось преодолеть. Пройдя 700 километров пешком от северных канадских островов к полюсу, он обнаружил, что дальнейшее путешествие крайне опасно из-за тонкого льда. Положение усугубляло то, что вес буксируемых санок был порядка 120 килограммов, а потерять санки — значит остаться без необходимых вещей и продовольствия. Японец принял решение оставить буй на максимально достигнутой точке и повернуть обратно. На следующий год Агита-сан запланировал переход на географический Северный полюс. И уже начал к нему готовиться с учетом погодных аномалий этого ледового региона.

— Расскажите, пожалуйста, как выглядит прибор и что с его помощью можно изучать.

— Прибор представляет собой компактное устройство весом чуть больше двух килограммов. Его можно использовать как в пути, так и после установки на лед. Он способен работать в автономном режиме до полугода при температуре до минус 30 градусов. Позволяет анализировать параметры окружающей среды: атмосферное давление, температуру воздуха, температуру льда, а главное — движение льда. Там есть спутниковая связь, GPS-приемник. Вот этим прибором японцы и заинтересовались и заказали нам два ледовых буя.

— А второй буй?

— Тем временем второй буй, который мы передали японцам, все-таки доставлен на географический Северный полюс научным руководителем проекта. Наш буй он поставил рядом с японским — теперь они работают вместе. В этот период на Северный полюс съехались представители многих стран, заинтересованные во внедрении этих технических разработок. На проведенной там конференции они узнали о прошедшем эксперименте, в ходе которого были установлены севастопольские приборы.

— Будет ли продолжено ваше сотрудничество с японской стороной?

— Да. Первый опыт сотрудничества с ними оказался достаточно продуктивным, поскольку мы договорились о разработке и создании ледовых буев другого назначения. Речь идет о буе, который способен контролировать процесс образования льда на поверхности воды. Закончены лабораторные испытания трех экспериментальных буев нового поколения, которые уже доставлены в Японию. Буи погрузят на научное судно для доставки и установки в северных широтах Мирового океана в конце июля текущего года. Кроме того, ведутся переговоры о разработке более компактного прибора для доставки тем же экстремалом на географический Северный полюс в следующем году.

— Спасибо за беседу.

Другие статьи этого номера