Пум-пурурум, дрыг, прыг, или Осторожно, двери закрываются!

Не пугайтесь, уважаемые читатели, мы не сошли с ума от июльской жары. Просто одному из наших читателей довелось, не скажем, что с ветерком, но все же прокатиться в электричке, следовавшей из Севастополя в Симферополь и обратно. А набор слабо понятных звуков, вынесенных в первую часть заголовка, — это то, что, по идее, должно быть текстом информационного сообщения, обязательно доводимого до сведения каждого пассажира междугородного пассажирского транспорта (в нашем случае — электропоезда). Об этом мы узнали из письма севастопольца Е. Сиркина:

ВАМ БЫ В ДИКТОРЫ ЦЕНТРАЛЬНОГО РАДИО, УВАЖАЕМЫЙ!

"Здравствуйте, уважаемая редакция! Пришлось мне в самом конце июня воспользоваться электричкой для поездки из Севастополя в Симферополь и обратно. Признаюсь, давненько (почти со студенческих лет) не ездил я на этом виде транспорта. Но речь не об этом, а вот о чем. Устроившись в вагоне у окошка, стал ждать отправления. Людей в вагоне — не протолкнуться. Лето, словом. И вот минуты за 2-3 (может, и за пять) до отправления по трансляции начали раздаваться нечленораздельные звуки. Мужской голос, видимо, вещал пассажирам о правилах поведения в электропоездах и маршруте поездки.

Сначала в вагоне послышались смешки, стали звучать едкие замечания в адрес "диктора", но через минуту это трансляционное бормотание начало раздражать. А после того, как с места подхватилась пожилая женщина, которая не смогла разобрать даже того, куда следует электропоезд, стало вовсе не до смеха…

В указанное в расписании время электропоезд весело побежал по рельсам в столицу Крыма. Трансляция включалась теперь уже для объявления очередной остановки. Разобрать название станции или полустанка могли лишь местные жители, хорошо знающие этот маршрут…

Решив в Симферополе свои дела, держу путь домой — в Севастополь. Как вы, наверное, догадываетесь, опять на электричке. И картинка на все сто повторяется вновь. Удается расслышать лишь: "Осторожно, двери закрываются!"

Вот я и решил написать письмо в редакцию: может, с вашей помощью удастся выяснить, для чего и для кого, собственно, читается текст перед отправлением электропоезда? Мне ясно лишь одно — не для пассажиров, это точно! Тогда для кого и зачем?

Понятно, что изо дня в день читать одно и то же — с ума сойдешь. Но ведь ХХI век, говорят, — век информационных технологий. Неужели нельзя записать информацию для пассажиров и, просто нажимая одну кнопочку, запускать ее? И будут все довольны.

С уважением

Евгений Сиркин".

Спасибо вам, Евгений Яковлевич, за ваше обращение. В нем — чистая правда (сами проверили). Теперь остается ждать изменений (надеемся, в лучшую сторону).

Смеем напомнить, что практически все правила написаны кровью. И если перевозчики (в данном случае — железнодорожники) заинтересованы в безопасности пассажиров и в исполнении ими этих самых правил, думаем, не составит большого труда хотя бы членораздельно доводить их до сведения граждан.

* * *

Продолжает наш откровенный разговор о важном Е.И. Васильева, проживающая на улице Ивана Голубца. То, о чем написала Екатерина Ильинична, просто повергло в шок. Итак, кошачья история:

ПУЛЯ ДЛЯ ВАСЬКИ-МУРЗИКА

"Здравствуйте, уважаемые сотрудники редакции! Всё время думаю: зачем есть у нас такие необыкновенные животные, как коты? Они даны нам и на радость, и на страдания… Вот одна кошачья история, которая напрямую касается людей, а также тех, кого этим словом назвать очень сложно. Очень надеюсь, что вы её опубликуете (хотя, читают-то газету как раз не те, к кому обращены эти слова). Нынче каждый современный двор полон бродячими животными. Наш — не исключение. Исключением был один из многочисленных ничейных котов, населяющих его. Кто-то звал кота Мурзиком, кто-то Васькой, но любили и подкармливали его все. Для меня же он на протяжении последних трёх лет был ещё и непревзойдённой фотомоделью. Игривый незлобивый пушистик всегда радостно встречал на пороге, первым вбегал в подъезд и, вставая на задние лапы (см. снимок) у нужной двери, передними начинал в неё барабанить. Каким бы ты ни был усталым, не улыбнуться при этом уже не мог! Котяра деловито забегал на кухню и начинал что-то эмоционально "рассказывать" о последних событиях бурной кошачьей жизни. Но долгое время мог и перед объективом позировать, как-будто понимая, что фотогеничен. С неизменно хорошим аппетитом стрескав, что дали, он стремглав выбегал на улицу, хотя в морозные дни мог прижаться к тёплой батарее, и тогда возникало желание оставить его в доме навсегда. Но, отогревшись, он всё равно уходил — привык к свободе.

Весной и летом он мог не появляться неделями, но кто-то из соседей обязательно замечал его в пределах двора то на вершине огромного каштана с кошкой, то сладко спящего в кустах жасмина с такими же своими вольными собратьями…

А тут вдруг все обратили внимание на то, что очень уж давно Васьки-Мурзика не видно…

Ранним утром 23 июня я вышла из дому по делам и вдруг встретила его на крыльце, страшно исхудавшего с понуро опущенной мордочкой. На привычный оклик котик попытался на меня взглянуть, и я сразу поняла, что дела плохи. Один глаз у него практически заплыл, а из носа сочилась жёлто-розовая жидкость. Взяв любимца на руки, я ощутила, что у него сильный жар. Слабо бившееся его сердечко было готово выскочить. Кот не сопротивлялся, а лишь тихо постанывал. Ощупав его голову, я наткнулась на какое-то очень плотное образование за ухом и тут же понесла его в ветлечебницу.

Я даже опасалась, что кот не перенесёт анестезии. Но всё обошлось. Под "прикрытием" антибиотиков врач Евгений Бондарец опорожнил огромный гнойник, после чего из области уплотнения им была извлечена… пуля от воздушного ружья. Сразу стала понятна причина воспаления: инфицирование вследствие слепого пулевого ранения мягких тканей головы животного.

Пуля оказалась довольно крупной (см. снимок). Такой вполне можно убить ребёнка, особенно при прямом попадании в глаз.

Конечно, хлопот и расходов по выхаживанию кота теперь очень много. Где же, в каких кустах плакал он, бедолага, несколько дней пытаясь один справиться со страшной болью, причинённой ему ни за что ни про что каким-то злым человеком, живущим по соседству?! А ведь я постоянно слышу во дворе характерные хлопки! Была у меня мысль и о том, что это выстрелы. Но я гнала её от себя. Говорят, что многие, содержащие собак, таким образом отстреливают голубей для их прокорма. А есть, оказывается, уроды, которые просто стреляют по котам, собакам и птицам ради развлечения.

Кота безумно жалко, тем более что ещё неизвестно, выживет ли он. Но в связи с этим я сразу вспомнила, как недавно увидела в нашем же дворе группу совсем маленьких (лет 3-5) деток, играющих шприцами с иглами, на некоторых из которых были видны следы крови. Зная нравы современных мамочек, я оглянулась, чтобы указать им на это, но взрослых поблизости не было. Поэтому всякими правдами и неправдами я забрала у детей шприцы сама. Причём сия ангелоподобная малышня объясняла мне, что это "просто уколы и бояться их не надо"!

Периодически я подбираю шприцы, разбросанные по двору, но теперь знаю, что у этих деток есть возможность не только ВИЧ-инфицироваться, но и погибнуть прямо в родном дворе от такой вот шальной пули, а взрослому — в один миг стать от неё инвалидом.

Прошу моё письмо считать обращением в милицию и прокуратуру Ленинского района.

Екатерина Васильева".

Жаль Ваську-Мурзика, слов нет. Но ведь ужас состоит в том, что завтра (а может быть, уже и сегодня) на его месте может оказаться любой из нас. Да-да — человек! Кто даст гарантию, что оставшийся безнаказанным мерзавец не захочет испытать свою фортуну на нас с вами?

Только как-то не хочется верить в то, что подобное действительно может стать нормой жизни. С нашего молчаливого согласия…

Полагаем, что правоохранительные органы, к которым взывает Екатерина Ильинична Васильева (ее адрес — в редакции), сделают все от них зависящее, чтобы разобраться в случившемся и пресечь возможность появления подобных фактов в будущем.

* * *

Завершает же наш сегодняшний диалог Ольга Потоцкая, которая делится с читателями газеты"пляжными" впечатлениями:

"ПРЕЛЕСТИ" ПЛЯЖНОЙ ЖИЗНИ

"Здравствуй, "Слава Севастополя"! Хочу поделиться своими впечатлениями от увиденного (а если более точно — практически ежедневно наблюдаемого) на городских пляжах. Нет, я вовсе не о санитарном их состоянии — эта тема отдельная и, похоже, неисчерпаемая. Я — о поведении людей, отдыхающих на пляжах. В отдельные моменты их людьми можно назвать, делая над собой невероятные усилия…

Вот на песочке расположилась небольшая (четыре человека взрослых, двое детей) компания молодых людей. Сначала все пристойно. До момента так называемого перекуса. Под помидорчики-огурчикам потекла водочка (предварительно охлажденная в морской водичке), через какое-то время тихая беседа переросла в громкие возгласы с матом-перематом и перекуром. В это время дети без присмотра взрослых (папам-мамам некогда) плескались в воде, все дальше удаляясь от берега. На замечания обеспокоенных отдыхающих мамы и папы разразились отборной нецензурщиной, смысл которой сводился к тому, что, мол, не ваше дело, где резвятся наши дети. Надо отдать должное людям, собравшимся в тот день на пляже: они очень быстро привели разбушевавшуюся компанию в чувство, заставив покинуть место отдыха и забрать из воды детей. На этот раз все обошлось. А в следующий?

А вот картина номер два. По пляжу гордо вышагивает владелец собаки бойцовой породы со своим питомцем. Слово "намордник" он, видимо, даже не слышал. Отпущенный с поводка "меньший брат" радостно бросился в море, распугивая своим грозным видом и детвору, и взрослых. Наплескавшись, он по команде хозяина неохотно выполз на берег и энергично принялся стряхивать с себя воду. Капли со слюной щедро "орошали" пляжников, но это мало волновало хозяина, а тем более его пса…

Можно до бесконечности приводить подобные примеры, да что толку? Этим людям не дано понять, что, отдыхая, они не должны мешать окружающим… Как же быть?

С уважением

О. Потоцкая".

Благодарим Ольгу Геннадиевну за ее письмо. Хотя чего греха таить, такое же (ну или почти такое) мог бы написать каждый из нас. За подобными, а то и похлеще, фактами далеко ходить не надо.

А вот на свой вопрос "Как же быть?" Ольга тоже ответила сама. Помните ее фразу: "Надо отдать должное людям, собравшимся в тот день на пляже…" Все правильно, Ольга Геннадиевна, если мы сами не будем себя уважать, то никого и не заставим делать это. Так что все в наших руках.

Наш разговор подошел к концу. До следующей пятницы, уважаемые читатели. Ждем ваших писем и откликов.

Другие статьи этого номера