Всему голова

В эти дни пройден экватор косовицы и обмолота зерновых.
В зависимости от доходов каждая наша семья может украсить обеденный стол разнообразием блюд. Но, что бы ни было подано на обед или ужин, привычным движением руки мы ищем на столе хлеб. Не зря ведь сказано: "Хлеб на стол, так и стол — престол, а хлеба ни куска, и стол — доска".

Очень справедливо специализацию большинства севастопольских агропредприятий определяют виноградники и сады. Они — главный источник доходов сельских трудовых коллективов. Но все же в пределах двух тысяч гектаров севастопольцы занимают и колосовыми. С этой площади получаем порядка четырех тысяч тонн хлеба. В плане кассового сбора денег они погоды не делают. Тем не менее мы зерно сеем. И мы его сегодня убираем. Люди несут нелегкую вахту в раскаленных солнцем кабинах комбайнов, на пыльных полевых дорогах от поля до тока.

И так будет всегда. Почему? Для того, видимо, чтобы в краю садов и виноградников ощутить себя составной частью великой хлеборобной державы Украины. Мерилом ее богатств всегда был и будет один аршин — хлеб. Мы сеем и убираем зерновые еще и потому, что хлеб — камертон нравственности народа. По отношению человека к хлебу мы судим о нем, об уровне его культуры. Лирика? Это кому как покажется…

Несколько слов о делах и факторах вполне конкретных. Киев объявил о недоборе по стране миллионов тонн зерна по сравнению с прогнозными показателями, приводившимися в начале года. В ряде областей, которые создают Украине авторитет житницы Европы, зимой посевы были скованы толстой ледяной коркой. Растения задыхались под ней, страдали от повреждений корневой системы. А летом огромные массивы хлеборобных районов надолго залило водой. В иных же местах установилась экстремально засушливая погода. Кое-где нивы не убирают вообще. Почву там просто перепахивают.

Посевы зерновых на территориях севастопольских агропредприятий тоже пострадали от жары. В совхозе-заводе имени Полины Осипенко в начале мая выпало аж… семь миллиметров осадков. Затем до дня выхода комбайнов в поле палило расплавленное в небе солнце. Местные земледельцы, как могут, противостоят жаре. В самом дальнем углу угодий хозяйства раскинулось не совсем правильной формы 150-гектарное поле. Отсюда и его название — "Клин". С опаской я ехал туда, где почва пополам с камнями. Плюс к этому — запредельные температуры. Тем не менее урожай на "Клине" есть. Он не ниже, чем на благополучных полях. А все дело в том, что периодически "Клину" дают отдых. В прошлом году его отрабатывали по схеме пара.

В Севастополе хлеб пекут из привозной муки. Но от этого ни в коем случае не уменьшается значение зерна, выращенного на месте. Почти четыре тысячи тонн севастопольского хлеба! Это немало, если учесть, что он оседает в наших селах. Надо видеть сияющие глаза представителей массовых профессий — механизаторов, садоводов, виноградарей, — которым в соответствии с положениями коллективных договоров выдают зерно как дополнительную натуральную оплату, как материальное поощрение за прилежный труд. Хлеб — самая устойчивая валюта. Сомневающегося в этом надо бы в виде эксперимента наделить тонной зерна и посмотреть на него со стороны.

…Как корабли, плывут хлебным массивом комбайны. Свои вместительные бункеры они освобождают в огромные кузова большегрузных автомобилей. Волнующая душу и сердце картина! Это оттого, что высоко значение хлеба. И оно всегда будет только расти…

Александр КАЛЬКО.

Глас народа

КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, ХЛЕБ ПОДОРОЖАЕТ?

Маргарита, жительница ул. Маршала Геловани:

— Поскольку у нас инфляция наступательная и постоянная, то, думаю, конечно, хлеб будет дорожать. Достаточно вспомнить, сколько он стоил пару лет назад. И дело тут даже не в засухе, а в общей экономической политике государства. Это печально. Надеюсь, что рост цен на социальные сорта хлеба государством будет все-таки сдерживаться.

Александр Михайлович, офицер запаса:

— По идее, цены на хлеб должны контролироваться правительством. В случае чрезвычайных обстоятельств в стране на потребительский рынок необходимо выпускать продукцию из резервного фонда. Прежде всего это касается хлеба. Ведь это основной продукт для простых людей. Государство должно сдерживать рост цен своими мерами, экономической политикой, а у нас частные пекарни никем не сдерживаются. Это какой-то "дикий капитализм".

Наталья Сергеевна, продавец:

— Я думаю, что хлеб подорожает. И это экономически оправданно. Вы же видите, что целые области в Украине затоплены, а некоторые — в засухе. О каком урожае тут может идти речь, если вся страна помогает затопленным регионам, собирая средства для населения? Словом, не будет урожая или его будет мало, а спрос на хлебную продукцию постоянен. Отсюда и рост цен на хлебную продукцию. Такое обстоятельство трудно воспринимать, но от этого никуда не денешься.

Вячеслав, фотограф:

— Производители говорят о том, что подорожали мука, газ… А это — составляющие продукции. Кроме того, нужна прибыль как производителям, так и торгующим. Вот вам и цена хлеба.

Анна, молодой специалист:

— Я читала в какой-то газете, что будет введен госконтроль за ценами на основные продукты питания (хлеб, молоко, яйца и т.д.), дабы не допустить их роста. И это было бы правильно. Старшее поколение помнит, что даже после войны ежегодно цены на продукты питания снижались. Люди жили с мыслью, что завтра будет лучше, чем вчера или сегодня. А мы напуганы будущим, ждем, что оно принесет только худшее. Потому что социальные структуры государства не защищают людей от ценового произвола частных структур. А бизнес всегда будет думать только о себе, о своей прибыли. Если не остановить ценовой беспредел, то очень скоро хлеб из самого доступного продукта для малоимущих и пенсионеров, из продукта N 1 превратится практически в недоступный. И только богатый человек сможет купить хлеб.

Галина, студентка:

— Советую вам садиться на диету, как это сделала я. Мне хлеб не нужен, я его не ем. Поэтому и цена на него меня не волнует.

Другие статьи этого номера