"Александра, Александра…"

Ей всего семнадцать, но она уже поступила в Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов на факультет "актерское искусство". Более того, из 26 претендентов именно ее взяли на бюджетное отделение, что в наше время, согласитесь, о многом говорит! С детства она все свободное время проводила в репетиционном зале театра им. Б. Лавренева, где служит ее кумир (по совместительству тетя) Виктория Шпаковская. К тому же, она… Впрочем, взгляните на фото! Знакомьтесь — Александра Никифорова в самой околотеатральной рубрике "Профили".- По разным причинам мне очень нравится твое имя, однако, оно… Ну ты в курсе! Кому именно пришла в голову эта идея?!

Мой дедушка всегда очень хотел сына, но у него родилась дочь (моя мама), потом он надеялся, что второй ребенок будет мальчиком, но снова дочь (моя тетя), с отсутствием сына он к тому времени смирился и надеялся хотя бы на внука… Когда мама ждала ребенка, весь дом был уверен, что будет мальчик… Поэтому у меня в детстве были голубые ползуночки, синяя коляска, машинки, мне даже имя придумали — Ярослав… в общем все семья благоговейно ожидала наследника… и тут появляюсь я! Чтобы хоть как-то исправить положение, мама решила назвать меня в честь дедушки. Так мне досталось это красивое мужское имя.

А вообще я очень счастлива, что родилась в этой семье, где мне с детства привили правильные идеалы, любовь к искусству, к театру.

— В какой момент жизни ты почувствовала, что сцена — твоя жизнь?

— Окончательно с выбором я определилась лет в семь, и с тех пор во мне больше не возникало никаких сомнений. А произошло это так: однажды я попала на репетицию в русский драматический театр имени Б. Лавренева… Это было мое первое знакомство с театром и любовь с первого взгляда!

— А как родители отнеслись к этой любви?

— Очень хорошо, но, к сожалению, они долго не могли понять, что для меня это не просто увлечение, а самая настоящая жизнь. Пока я взрослела, они ждали, что я изменю свой выбор, но в конце концов смирились.

— Элементы меркантильности в выборе профессии присутствовали? Ведь сейчас талантливые, яркие артисты зарабатывают не меньше бизнесменов — профессия вдруг стала очень востребованная.

— О чем вы говорите?! Разве найдется хоть один нормальный человек, отдающий свою жизнь искусству из-за денег! Человек, по-настоящему служащий искусству, редко бывает богат (я не говорю о всевозможных сериалах и развлекательных программах). Меня всегда раздражало понятие "киноиндустрия", оно очень четко отражает, как люди способны унижать искусство, превращая его в пошлость, обыкновенное зарабатывание денег.

— Опиши: какой ты будешь лет через десять…

— Я всегда верила и верю, что человек — это то, о чем он думает. Я решительно не понимаю людей, которые не любят, не умеют мечтать. Конечно, в 17 лет кажется, что все двери перед тобой открыты… Но если хотите знать, о чем я мечтаю, то отвечу так: хочу любить жизнь так же сильно, как сейчас, и надеяться, что это взаимно!

— Артисты сильно изматывают себя, проживая на сцене или в кино чужие жизни и страсти. Откуда брать силы для своей жизни? Это я так подвожу тебя к проблеме употребления всевозможных допингов.

— Самый сильный допинг для меня — это аплодисменты после успешного спектакля! Если человек услышал их хотя бы раз — все, он уже отравлен, заклеймен, это значит, что театр уже проник в него самого, и сопротивляться дальше бесполезно.

Иногда подстёгивает чувство зависти, но по-доброму. Просто смотришь на хорошую работу артистов и невольно задумываешься: "А почему я не догадалась так сделать?" или "А как бы я это увидела?"

— Извечный вопрос: "Что первично — искусство или личная жизнь?"

— Я очень завидую тем счастливчикам-артистам, которых хватает и на то, и на другое. Сейчас мне трудно говорить об этом, ведь с возрастом приоритеты меняются, но, по-моему актриса должна быть готова жертвовать временем, проведенным с любимым мужчиной, ради театра, но вот собственными детьми — никогда. Как сказала одна замечательная, уже состоявшаяся актриса и при этом мать двоих детей: "Роли уходят, а дети остаются".

— Сказано: не сотвори себе кумира! Однако в твоей будущей профессии они непременно появятся.

— У меня есть лишь один кумир. Глядя именно на этого человека, я, маленькая девочка семи лет, поняла, что хочу связать свою жизнь с театром. Это актриса нашего театра флота Виктория Шпаковская. Её невероятная искренность каждый раз заставляет меня забывать и её имя, и фамилию — я лишь безоглядно верю и сопереживаю её героиням.

— Покидая родной город, ты не боишься ностальгии? Ведь Севастополь никого не отпускает — многие испытали это на себе!

— У каждого из нас свой Севастополь, но все мы одарены великим счастьем, если живем в этом славном городе. Я могу рассказать о "своем" Севастополе, но на это не хватит времени… Мне всегда хотелось видеть его в другом времени, отмотав несколько десятилетий назад. А ностальгия?.. Может, вы сочтете меня сумасшедшей, но для меня Севастополь и Петербург очень похожи. Какой-то общий в них дух. Если бы в Севастополе был институт актерского искусства, я бы с удовольствием осталась здесь. Раз уж так вышло, что мне придется уехать, то единственный город, куда можно уехать из нашего города-героя, — это Петербург. Так что я не покидаю Севастополь. Он — моё счастье, которое уже никто никогда у меня не отнимет.

— Профессиональная болезнь артиста — раздвоение личности. Не страшно?

— Страшно, но что делать! Вот после сегодняшней репетиции я еще с полчаса не могла вернуться к Саше Никифоровой, к самой себе, просто села на подоконнике и выплакала все, что не успела на сцене. Но и это до конца не помогло, нужно было еще что-то, чтобы реализовать, выплеснуть ту, чужую эмоцию. Моего ежедневника под рукой, естественно, не было, и тогда я начала петь, просто тихонько напевать хорошие песни. Конечно, со стороны я наверняка выглядела ужасно глупо, но только это вернуло меня к самой себе.

Недавно я смотрела интервью с экстрасенсом (не с базарным фокусником, а с тем, кто действительно способен, раздвигая границы этого мира, помогать людям), и этот человек сказал, что после сеансов очень трудно прийти в себя, трудно оправиться от того, что пережил другой человек, если ты пропустил это через себя… Так чем же актеры отличаются от экстрасенсов? Пожалуй, лишь тем, что экстрасенсы берут на себя печали и радости другого человека, пользуясь особой силой, а актер должен прийти к этому сам, угадав все в своем персонаже. Так что очень страшно, когда забываешься и начинаешь играть уже не в стенах театра… Но ведь в каждой профессии есть своя "вредность", и эта мелочь не способна уменьшить тягу к искусству.

— А кто тебе вообще внушил, что из тебя получится великая артистка?!

— Да вовсе никто и не внушал мне подобной мысли! Я всегда старалась любить не себя в театре, а театр в себе. Я люблю его вовсе не затем, чтобы кормить свое самолюбие, а потому, что иначе жить уже не смогу. Это огромное счастье, когда человек получает удовольствие от своей работы… А как приятна мысль о том, что за одну свою жизнь артист может прожить множество их! Вот настоящий стимул к работе, и прежде всего работе над собой. Да, искусство не должно пахнуть потом, но даже талантливый от рождения человек не станет настоящим артистом, не будь он трудолюбив и кропотлив в работе над собой.

По-моему, грош цена тому артисту, который хотя бы раз в жизни не задумывался, что играет бездарно. Невозможно что-либо улучшить и исправить ошибки, если ты их не видишь или не хочешь видеть. Наверное, в театре слова "бездарность" и "лень" — синонимы.

— Знаешь, всегда спокойнее живется, когда есть некий "отходной вариант". У тебя альтернатива сцене есть?

— Да, существует альтернатива сцене и искусству вообще — смерть! В человеке все должно быть уравновешено: и наземные, низменные вопросы, и возвышенные, помогающие самореализации, чувства. Нельзя превращать свою жизнь в погоню за деньгами. Человек — существо духовное, а потому искусство необходимо каждому из нас. Вот какую его разновидность выбрать для себя — это уже личное дело каждого.

Но театр… я бы не рассматривала как подвид искусства. Ведь в нем все: и музыка, и танец, и живопись, и — самое главное — здесь человеческая душа, которую не нужно прятать за мольбертами и нотными тетрадями, здесь душа, которую ты добровольно обнажаешь. Входя в театр, я тут же вспоминаю Чехова: "Театр — это дисциплина, театр — это железная дисциплина, театр — это армейская дисциплина". А выходя из театра после хорошего спектакля, я вспоминаю Гоголя: "Театр — эта такая кафедра, с которой можно много добра миру сказать".

— Из своего скромного опыта общения с артистами я сделал вывод: они в большинстве своем говорят не своими словами, а фрагментами из выученных и сыгранных ролей. Это я о твоих литературных пристрастиях…

— Странное наблюдение!.. А мои пристрастия?.. Безусловно, Достоевский. У него все настолько глубоко психологично, что, кажется, можно всю жизнь пытаться постигать этого автора, так и не постигнув до конца. Наверное, предел моих актерских мечтаний — это сыграть одну из героинь Достоевского, будь то Сонечка Мармеладова, Неточка Незванова или же Кроткая.

— Не самого простого автора ты избрала! Тогда, может, ответишь: чем смысл жизни женщины принципиально отличается от мужского?

— Да, наверное, тем, что, создавая семью, мужчине достается роль "коня". На его плечи падает забота о насущных, ежедневных вопросах. А женщина — это "всадник", её роль гораздо сложнее, именно ей предстоит охранять духовное единение семьи. Именно поэтому мы так необходимы друг другу. Ведь быть голодным и бездомным философом так же тяжело, как сытым, но бездуховным существом.

А вообще я всегда считала, что женщина призвана на землю, чтобы сделать мужчину счастливым, а не наоборот, вот только не стоит мужчине забываться и терять уважение.

Женщине остаться без мужчины очень тяжело, но она все равно справится, а вот мужчина без женщины часто "опускается", потому что его духовная часть уходит вместе с "всадником" и остается только физическая.

Последний абзац даже не хочется комментировать! Вот так всегда: начали со сцены, а закончили смыслом жизни и мужчиной в облике лошади! Хотя такую точку зрения лично я слышу впервые. Да еще из уст семнадцатилетней особы женского пола с мужским именем и гламурной внешностью. Жаль, что эта талантливая особа уезжает в Питер. Что-то мне подсказывает, что надолго, если не сказать… Видимо, к слогану рубрики "Профили" — "Время жить в Севастополе" теперь надо добавлять: "…но учиться в Питере". Или сделать так, чтобы наши самые лучшие дети на Земле здесь бы и учились?..

Другие статьи этого номера