Когда люди хуже зверей

Жил-был молодой человек. Ездил на иномарке. Служащие соседних с его привычным местом парковки офисов нередко наблюдали, как из машины он выходил с любимой собакой. Но однажды собака выскочила на проезжую часть и попала под колёса автомашины. На глазах у всех хозяин грязно выругался и, как и водитель, сбивший животное, спешно уехал с места происшествия. Собака же осталась истекать кровью прямо на главной улице города. Сердобольные сотрудники одной из контор принесли покрывало, переложили на него животное и унесли к себе в офис. Красивая породистая овчарка стонала и смотрела на людей такими глазами, что они не могли остаться равнодушными к её судьбе. Вызвав такси, они повезли её к ветеринару. Доктор заверил, что перелом излечим, но нужна дорогостоящая операция, на которую у спасителей денег не было. Собаку привезли обратно, выполнив доступные рекомендации врача.

Несколько дней её хозяин не появлялся, но потом всё-таки приехал. Видимо, работа его была неподалёку, а парковаться больше было негде. Женщины сразу бросились к нему с радостной вестью: любимая собака его жива, только для полного излечения ей требуется операция. В ответ понеслась брань: зачем, такие-сякие, сунули нос не в своё дело, пусть бы подыхала на месте, вам надо, вы и оперируйте и т.д. А собака, услышав родной голос, рвалась поприветствовать хозяина, не обращая внимания на страшную боль…

Шли дни. Все, кто был в курсе событий, как могли, помогали выхаживать животное. Оно стало поправляться, только травмированная задняя лапа, видимо, навсегда останется неподвижной.

Хозяин учреждения не гонит собаку. Но подкармливать её, как и многие другие, перестал. А она, приученная к хорошему питанию и избалованная вниманием за месяцы болезни, не ест хлеб и кашу. И бедные уборщицы большую часть заработка тратят на мясо для страдалицы, отказывая себе буквально во всём. А вот хорошо обученная собака по-прежнему чувствует себя здесь гостьей.

Утром можно увидеть красивую овчарку, сидящую неподалёку от места, куда вскоре приедет её хозяин. Наученная горьким опытом, она теперь не взвизгивает радостно при встрече, а молча смотрит ему вслед, пока играющий ключами молодой человек не скроется из виду…

Эту историю рассказали мне приютившие собаку женщины, когда я по делам посещала одно из учреждений.

Разговор же начался с того, что они, заметив, как я фотографирую изуродованные за время праздников катальпы, поинтересовались, кто я. Каково же было их разочарование, когда они узнали, что я это делаю не официально и не с целью розыска и наказания хулиганов.

Оказывается, в День ВМФ было их круглосуточное дежурство. Ещё днём в сквере началось распитие спиртных напитков и попытки поджога травы. Но то, что там творилось ночью, вообще в голове не укладывается. Туалет, находящийся неподалёку, ночью работал, но им не спешили воспользоваться, а справляли нужду прямо у мемориалов. На замечания отвечали матом и угрозами. Когда же затрещали мощные сучья так пышно цветущих недавно катальп, все свидетели бесчинств стали звонить в милицию. Но никто не приехал на место происшествия, ссылаясь на более важные дела. И хулиганы "оторвались" по полной.

После праздников прошло больше недели. Обломанные ветви краснокнижного дерева склонились до самой земли, и с кончиков их поникших шикарных листьев на асфальт, как слёзы, капает сок…

Другие статьи этого номера