Человек действия — Галина Шурепова

Галина Александровна Шурепова — человек с удивительной, тяжелой, но яркой судьбой. О ней ходят легенды — единственная в СССР женщина-водолаз, первый тренер боевых дельфинов. На ее счету 3000 часов погружений. Она сразу поправляет меня: "Да, первая, но не единственная!"

"Надо делать свое дело искренне и с любовью, не рассчитывая на результат!"

Г. Шурепова.

О ДЕТСТВЕ

Из-за войны детства у нее фактически не было. Отец-"особист" руководил разведкой, семья жила в небольшом литовском городке Вилькавш. Началом войны для Шуреповых стал взрыв авиабомбы у крыльца дома в 4 часа утра 22 июля 1941 года. В тот же день контузило отца. Его эвакуировали в тыл, а семья осталась на оккупированной территории и попала в гестапо. Фашисты поместили девочек в приют, дали им немецкие имена — Хелена и Алдона, а вскоре отправили в Германию, где они попали в донорскую группу детей "Пфляуме". Там детскую кровь переливали немецким солдатам и офицерам. В 1948 году сестер привезли в Вильнюс и снова изменили им фамилию. В детском доме девочки говорили по-немецки, забыв русский язык, за что директор приюта даже сломал Гале руку. Их отцу по окончании войны была выдана справка, что его жена расстреляна, а дети умерщвлены в газовой камере. Но он отказывался в это верить. Мама в это время работала на подземном пороховом заводе. Родители встретились благодаря упорству в поисках близких. Они не теряли надежды увидеть детей живыми. В феврале 1949 года в одном из вильнюсских детдомов отец, не прекращавший поиски, обратил внимание на даты рождения неких сестер Шубертайте. Числа совпадали с днями рождения его пропавших дочерей… "Когда за нами пришли, мы были в ужасном состоянии: дикие, истощенные, вшивые. Первое вареное яйцо я съела со скорлупой. Мама показала, как их чистить. Я съела сразу шестнадцать штук и заболела желтухой", — вспоминает Галина Александровна. Ее сестра, Наталья, выросла и стала микробиологом. А у родителей появились послевоенные дети — Сергей и Оля.

О ФИЛЬМЕ "ЧЕЛОВЕК-АМФИБИЯ"

Главный режиссер этого первого советского фантастического фильма, своеобразно рассказавшего о подводной жизни, Владимир Чеботарев, в 1962 году на фестивале фантастических фильмов в Триесте получил престижную премию "Серебряный парус". Роль Гуттиэре в нем блестяще исполнила Анастасия Вертинская, но мало кому известно, что сначала был снят рабочий вариант киноленты, где в этой роли снялась Галина Шурепова. В 1959 году, когда ее пригласили на съемки, она училась на 3-м курсе Ленинградского института физкультуры, занималась подводным плаванием. Так она стала одной из первых советских каскадерш.

О ВЫБОРЕ ПРОФЕССИИ

Окончив спортивный институт в Ленинграде, Галина Александровна 3 года работала на Сахалине, там вышла замуж, родился сын Юра. Вернувшись в Ленинград, готовила тренеров-легководолазов для Прибалтийского пароходства. В 61-м году первой в СССР стала мастером спорта по подводному плаванию.

В то время ей довелось увидеть, как происходит промышленный лов дельфинов. Она вошла в воду и какое-то время плыла в окружении 300 дельфинов. Было страшно… Но страшней было увидеть, как в промышленных целях дельфинов убивают. "Холодная война" между СССР и Западом обострялась. В то время в ВМС США разработали программу борьбы с подводными диверсантами. Ежегодно отлавливали около тридцати дельфинов и морских львов, тратили на их обучение миллионы долларов. Дельфины стали надежной защитой американских военных кораблей. Главком ВМФ СССР, адмирал флота Сергей Горшков принял решение создать в Казачьей бухте под Севастополем первый в стране секретный центр дрессировки морских животных. Для тренировок выбрали афалин. Они хорошо переносят неволю, поддаются дрессировке и могут нырять на глубину до 200 метров. К проекту было подключено 80 научных институтов и конструкторских бюро. Галина Шурепова с двухлетним сыном переехала из Ленинграда в Севастополь, где у нее было сорок животных.

О ДЕЛЬФИНАХ

К общению с дельфинами нужно привыкнуть, ведь у них нет слуха, реагируют только на жесты. Но их игровое поведение — признак интеллекта. И они действительно очень умны. Правда, не каждый выдерживает длительные часы наблюдения за животными. У каждого из них свой характер, свое лицо, свое имя. Озорные, обидчивые, грустные, ревнивые. Дельфины спасают людей, это у них инстинкт выталкивания детеныша после родов. И ведут они себя по-человечески. Так, Фрося на два месяца сбежала из океанариума, обидевшись на меня за то, каким мучением стали для нее съемки фильма. Потом, правда, вернулась, отощав. А Ева во время съемок не захотела делать упражнение под водой, обозлилась и разбила мне маску на лице. Маленького Федю я обожала! Учила его есть рыбу, как мама. Легендой океанариума стал Нептун. Другие тренеры не хотели с ним работать — он дрался. Но когда я прыгала в воду, он не отплывал от меня ни на шаг, обхватывал ластами, обнимал. Когда я собиралась домой, Нептун обижался и не отпускал меня, отталкивал от берега. А если я настаивала на своем, мог ударить меня плавником или даже укусить. Для Нептуна стали сильным ударом смерти — его дочери, Шагине, а затем — "жены", Шалуньи, не перенесшей этой потери. Через несколько дней он ушел в открытое море и не вернулся. Увидели мы его только через год. В вольер он не зашел. Я подплыла к нему и стала гладить, а потом взялась за плавник, и он долго катал меня в открытом море. Потом в течение лет десяти он еще приплывал в Казачью бухту. Бармалей как-то нашел в воде какую-то веревочку и стал, играя, наматывать ее себе на хвост, а потом всплыть не смог, задохнулся. Самое страшное — гибель животных. Дельфины живут до 30 лет, если умирают, то от инфаркта или воспаления легких. Когда дельфины умирают, мы, инструкторы, берем акваланги, цепляем груз и опускаемся на дно. Пьем водку и закусываем яблоками, сыром — всем, что не промокает. Достанешь загубник, сделаешь глоток, языком пробку засунешь и передаешь следующему, а сам закусываешь. Так, с почестями, мы хоронили каждого дельфина. Я всех помню. Сейчас на работу редко езжу, но стоит мне надеть акваланг, как мне кажется, что я сама — дельфин.

О СЕКРЕТНОМ ПРОЕКТЕ ВМФ СССР

— В Казачью бухту я приехала в 1968 году. Тогда там ничего не было, я два года прожила в палатке, потом поменяла свою ленинградскую квартиру на Севастополь. Сначала учила дельфинов доставать предметы со дна и приносить их. Я убедилась в том, что животные выполняют задачи, которые не под силу военно-морским специалистам. Мы учили их искать затонувшие мины и торпеды, бороться с субмаринами и подводными диверсантами. Самым распространенным оружием была игла с баллоном углекислого газа, которая крепилась на носу дельфина. Иногда вместо иглы применялась ампула с ядом или специальный пистолет. Защититься от атаки боевого дельфина невозможно. Они патрулировали бухту, охраняли водные рубежи, помогали водолазам: апортировка, связь между человеком под водой и человеком на поверхности, сигнализирование при появлении в воде чужого.

Галина Шурепова проработала в дельфинарии в Казачьей бухте 40 лет. Напоминает об этих годах множество грамот и подарков — от министра обороны, главкома, президентов Академий наук России и Украины, от Института зоологии Украины и многих других лиц и организаций.

О РЕЛИГИИ

— Когда возникает острая потребность раскаяния — это первый шаг к Богу. Отношение к религии — как данность, умом это не понять. Должна быть потребность исповедаться, довериться, люди могут обмануть, воспользоваться… только Бог все поймет. Очень важно посещать службы в дни поминовений, это такое облегчение, очищение. У меня сострадание к людям обострилось через церковь. Сделаешь доброе дело — наступает умиротворение. Операция после баротравмы легких, гибель сына — все это Божьи испытания. Я никогда не стану нарушать Божьи заповеди. Пусть каждый, при любых обстоятельствах, остается доброжелательным к людям.

О СЫНЕ

— У моего Юрочки была сложная жизнь — мошенничество, тюрьма, туберкулез, сепсис, смерть… Он был мастером спорта по борьбе, окончил школу с отличием, высокий, красивый… Что я только не делала: и в дельфинарий брала, и учила любить море — ничего не помогло. Кстати, благодаря своему сыну я поверила в Бога. К сожалению, он пошел по скользкой дорожке. Ничего не случайно, все в мире не просто так. И человек всегда выбирает сам свой жизненный путь. Бог не дает страданий человеку больше, чем он может перенести, если нет — тогда смерть.

О ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ

Галина Александровна три раза была замужем.

— У меня было много женихов, среди которых — достаточно известные в стране люди. Но стоило мне начать жить с кем-то из них, они пытались меня захомутать, чтобы я меньше времени проводила с дельфинами, отказалась от вечеринок и банкетов, куда меня приглашали первые лица государства… И я расставалась. Когда я ехала с первенства СССР, в поезде познакомилась с итальянцем. 3 года он каждый месяц приезжал в Ленинград, и я уже собралась ехать в Италию, но мне не разрешили везти туда сына, а с ним я расстаться не смогла. Пришлось выбирать. И я отказалась от личной жизни.

О БЫТЕ

"Свинцовые мерзости" /Максим Горький/

О СЧАСТЬЕ

— Счастье — или оно есть, или его нет. Живешь — счастье. Внутренняя свобода — лучшее счастье. Возможность помогать другим, возможность побыть одной — тоже счастье. Счастье — я есть на этой земле!

О СИЛЕ И СЛАБОСТИ

— Нет сильных и слабых людей. Человек — существо многогранное. Человек должен быть гармоничным, не выпячивать силу. Но в немощи человек тоже должен быть сильным, он должен бороться с ней сам.

О ЛЮДЯХ

— Если бы не люди, среди которых я живу, я бы посчитала свою жизнь обыкновенной. О каждом можно написать много интересного. Больше всего меня в других привлекают открытость к людям, порядочность, честность, образованность, чувство юмора, интеллект, самодостаточность, самоирония. Нужно делать! Не думать и не рассчитывать на результат. И делать то, что делаешь, искренне и с любовью. Важно быть неравнодушным. Женщина должна быть искренней, должна оставаться сама собой. У каждого где-то в природе есть пара. Если за душой нет лжи — это уже привлекательно.

ОБ ИСТИНЕ

— Истина — только понятие. К истине никто и никогда не прикасается.

О ЦЕЛИ

— Цель — ничто. Когда она достигнута, она теряет значение, запоминается путь к ней.

Галина Александровна шесть лет прожила на костылях. Коксартроз — последствие большого спорта. За то, что она была в лагере доноров, немцы пригласили ее в Германию и сделали эндопротезирование обоих тазобедренных суставов: 2 года назад — одну ногу, год назад — другую. После чего она заново училась ходить. Сейчас ей 70 лет. Каждый день она делает зарядку и принимает контрастный душ. И каждый день плавает в море. Зимой и летом, в любую погоду. Несмотря на простоту и открытость в общении, с первых слов понимаешь, что это человек огромной воли и мудрости, человек, не перестающий удивлять и волновать. Вслед за ней хочется повторять слова Иоанна Златоуста: "Господи, убереги мя от окаменелого нечувствия!" И жить по ее простым заповедям.

Другие статьи этого номера