"Черная метка"

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Главное хобби в моей жизни — это увлекательные путешествия по Крымским горам. Причем по тем местам, где если и ступала нога человека, то очень редко и избирательно. Хочу рассказать об одном странном случае в горах, который приключился с моим закадычным приятелем, Николаем Мингелло, давно, лет тридцать назад.

Мы тогда выбрали маршрут, который начинался с дороги на село Резервное. Чуть не доходя до первых улиц, свернули вправо. Вдоль двух прудов неспешно продвигались к перевалу. На самом верху горы склон резко уходил на полукилометровую низину, к морю, где, если верить знатоку местных достопримечательностей Жене Веникееву, самая прозрачная в Крыму вода. Наш путь пролегал к мысу Айя, к самому обрыву, откуда мы предполагали полюбоваться бескрайним размахом морской глади.

За полчаса до заветной цели сели отдохнуть у огромного ствола старой сосны Станкевича, склонившейся в сторону моря. Мой спутник почему-то выглядел, нет, не усталым, а чем-то расстроенным. Я спросил напрямую: "Что с тобой, дружище?" Колька слабо изобразил улыбку, тяжело вздохнул.

— Знаешь, Витюня, что-то меня сегодня знобит. Нет, нет, я в принципе здоров, — сказал он. — Вот только томит меня какое-то жуткое предчувствие. Такое впечатление, что мне предстоит куда-то лететь… не по своей воле.

— Это как? — недоуменно спросил я.

— Да я сам не знаю, как сформулировать свое предвидение, — чуть хрипловатым голосом ответил мой спутник. — Но, честное слово, дальше мне идти не хотелось бы.

Я, помнится, пожал плечами, но все-таки предложил вернуться обратно, в Резервное. Николай промолчал. Мы сняли рюкзаки, сели на плоскую скалку, закурили. Коля пускал колечки седого дыма, сидел и молчал, чуть сгорбив плечи. Наконец, решительно затушил окурок "Мальборо", явно взбодрился и сказал:

— А, чепуха все это, бред какой-то. Конечно, никуда возвращаться не будем.

Через минут сорок мы уже были на крохотном плато, круто обрывающемся вниз, к самому морю. Красота была неописуемая.

Я занялся костерком в распадке меж скал, а Коля стоял на обрыве и, не отрываясь, смотрел за сине-голубой горизонт. Я решил сходить за сушняком, обернулся, чтобы попросить Николая достать сосисочки для шашлыка из термоса, когда что-то резануло по сердцу: моего приятеля нигде не было…

Я подбежал к обрыву, и самые жуткие мысли нашли свое подтверждение: Колька лежал метрах в пятнадцати, как-то неловко приткнувшись плечом к скале, поросшей мхом.

Я быстро размотал веревочный трос, завязал его конец за ближайшую сосенку и спустился вниз.

Коля чуть дышал. Он сильно оцарапал руки и лицо, как потом оказалось, сломал три ребра, что-то сместил в левой коленке…

Он выжил. Я сумел выбраться за кордон к лесникам, они по рации вызвали спасателей…

Позже, уже в больнице, я попытался все-таки спросить Николая, как же такое могло случиться.

— А знаешь, меня, как магнитом, тянуло в тот день вниз, — таков был его ответ. — Совершенно не опасался за свою жизнь, когда смотрел, стоя на кромке обрыва, на скалы, сосны, морской прибой.

Я слушал своего друга, и невольно мне припомнился научно-популярный фильм, который я видел намедни. Речь шла о некоей "черной метке", которую заранее посылает "информцентр Мироздания" обреченному на смерть или тяжелое увечье человеку. Не такую ли "метку" получил мой попутчик утром того дня, когда все это приключилось? Факт есть факт…

В. ЗИНЧЕНКОВ, пенсионер.

ОТ РЕДАКЦИИ:

Умозаключение автора этого повествования насчет "черной метки", зловещей предвестницы несчастья, в общем-то, недалеко от конкретных подтверждений ученых. Исследователи аномальных явлений много лет бьются над разгадкой необъяснимого феномена: почему физически здоровый человек вдруг сам себе выносит смертный приговор, а солдат на войне неожиданно предчувствует свою неминуемую гибель в ближайшее время? То, что оказалось им не по зубам, удалось сделать ученым из экспериментальной лаборатории энергоинформационной безопасности при Российской академии наук.

В течение нескольких лет они исследовали энергоинформационные поля, или, как их еще называют, ауры людей, ставших жертвами катастроф, получивших тяжелые травмы в авариях и затем долгое время болевших, находясь на грани жизни и смерти. В итоге ученые сделали сенсационное открытие. Они установили, что в ауре этих людей непременно имеется энергетическая отметина, которая связана со случившимся несчастьем. И что самое главное, она появляется не после, а задолго до того, как произошло несчастье! Это значит, что сначала возникает тонкоматериальная причина, а уже потом — ее физическое последствие. На фотоснимках энергоинформационного поля эта роковая отметина выглядит как черное пятно. Поэтому его назвали "черной меткой", сообщает "Интересная газета".

Другие статьи этого номера