Родное: в поисках Жерара Депардье

Украинской государственной независимости — 19 лет. Применительно к жизни человека — это возраст расцвета. Сейчас мы вправе искать и находить зримые признаки мужания и родной страны. Хотя бы признаки. Пора уже.
Родное — не центр ни сельсовета, ни уже развалившегося колхоза, ни региона тем более. Окраину больнее всего лягнули сопутствующие коренным реформам экономики и общества трудности. Но, может, именно отсюда следует ожидать вселяющие оптимизм неведомые до сих пор нам перемены. Они есть. Стоит только всмотреться в сегодняшнюю действительность. Уже приходилось, например, писать о фермере, который в ближайших окрестностях Родного взялся разводить страусов. В последний приезд в горное село с замиранием сердца от восхищения наблюдал взмывший ввысь огромный полосатый воздушный шар. Получается, зеленый туризм, поднятый под облака. Но — хоть разорвись — сейчас путь мой лежал в противоположную от старта летающего объекта сторону. На приподнятом над селом плато посажен виноградник. Людская молва приписывает его знаменитому и любимому французскому киноактеру Жерару Депардье. Услышав это имя, напрочь забудешь о такой диковинке в наших краях, как воздушный шар.

ЗАГАДКА КОРОВЬЕГО РОГА

На плато, петляя в лесу, к молодым виноградникам ведет множество троп. Та, которую по незнанию я выбрал, резко оборвалась. Остаток пути преодолевал через буреломы. Но с лихвой был вознагражден видом плантации. Как не восхититься ровными строчками саженцев винограда, тем более что они устояли перед более чем на месяц затянувшейся испепеляющей жарой.

Промежуток непаханой земли и еще один клочок виноградника — посадки весны текущего года. За ним к пыльному проселку вплотную подходит лес. Из тени деревьев с лаем выскочила свора дворняг. Послышался голос: "Идите смело, они вас не укусят". Смело не получилось. Собаки нутром чувствуют, когда их боятся. Наконец, пришла подмога — ладный парень. Когда четвероногая орава угомонилась, мы уселись с ним в тени за круглым столом. За спиной у нас оказалось бунгало, очень смахивающее на киношное, а перед нами более чем на четырех гектарах раскинулся виноградник постарше — трехлетка. Он выглядит совершенно потрясающе. Если бы я ездил по Европам, то сразу признал бы его полное сходство с итальянскими, французскими и прочими многолетними насаждениями.

Мой спаситель от собак, а теперь гид-собеседник — агроном Сергей Горелов. Как оказалось, молодые виноградники принадлежат производственному кооперативу "Терруар". Их общая площадь превышает семь гектаров. Перед тем как решиться воткнуть в землю на плато над Родным привитые чубуки, образцы почвы возили на анализ в специализированные лаборатории Симферополя, что привычно, а также, Италии и (внимание!) Франции. Результаты исследований почти не отличались друг от друга. Почва признана карбонатной, не кислой, наоборот, щелочной, а это для винограда то, что надо.

Высокое качество земли не единственное преимущество выбранного места под новые виноградники.

— Учтите еще, — сказал Сергей Горелов, — что годовая сумма осадков на этом пятачке превышает 600 миллиметров, тогда как в населенном пункте, расположенном в нескольких километрах южнее, — 350-360 миллиметров.

Не обойдены вниманием были и некоторые сведения недавней истории. Так, на облюбованном новыми хозяевами плато, в пору расцвета бывшего колхоза, рос виноградник. Он давал по 150-200 центнеров ягод с гектара, за что звеньевой Валентине Митяевой было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

После подъема плантажа и дальнейшей разделки почвы (снова внимание!) из Франции привезли привитой, здоровый посадочный материал знакомых нам сортов: "рислинг", "каберне савиньон", "мерло", "шардоне", "мускат белый" и сортов менее у нас известных: "пино нуар", "савиньон блан", "гевюрстраминер", "марте"…

Самая распространенная у нас схема посадки — три на полтора метра. Здесь же применена иная схема: два на один метр. То есть междурядья шириной два метра, расстояния между штамбами в рядках — всего лишь метр. Таким образом, на каждом гектаре размещено по пять тысяч кустов — почти вдвое больше, чем на привычных крымчанину плантациях.

На установку шпалеры пошли не знакомые нам железобетонные колья, а деревянные. Дерево не абы какое, а акация более стойкая перед гнилью и короедами. Концы бревен, ушедшие в землю, подержали на костре. Так будет надежнее.

Где-то за океанами, в Южном полушарии, живет австралиец украинского происхождения Алекс Подолинский — автор теории и практик метода возделывания сельскохозяйственных культур, получившего название "биодинамический". Определяющая фишка этого метода — исключить из процесса производства материалы, средства неприродного происхождения. Отсюда колья из акации вместо железобетонных опор. Химические средства борьбы с вредителями и болезнями заменены отварами хвоща, табака, ромашки, крапивы, эфирными маслами. Если что-то себе здесь и позволяют в самом крайнем случае, то только полупроцентный раствор медного купороса. Не более того.

Напрочь отвергнуты минеральные удобрения! Вот-вот междурядья вступившего в плодоношение виноградника засеют травкой. По мере роста ее будут скашивать. Таким образом, учит Алекс Подолинский, за 2-3 года можно нарастить содержание гумуса в почве до десяти процентов.

Говорят, в настоящее время на далеком Зеленом континенте 80 процентов сельскохозяйственной продукции, здоровой и экологически чистой, производят единомышленники и последователи Алекса Подолинского. Предложенный им биодинамический метод в земледелии широко шагнул на другие материки, в том числе в Европу. Выходит, виноградничек в Родном пока еще единственный, крохотный еще очажок в Севастополе, в Крыму ведения виноградарства по-новому. Из искры, как говорится, возгорится пламя.

Кстати, в июле нынешнего года по приглашению Федерации органического общества Украины Алекс Подолинский совершил поездку в Украину. Завернул он и в Родное. В целом, гость был доволен состоянием виноградника, хотя сделал и некоторые полезные замечания.

Чтобы завершить тему биодинамического метода, расскажем, как по советам австралийца стимулируют почву. Набитый навозом коровий рог Сергеем Гореловым был закопан в землю на полуметровую глубину. Через полгода рог извлекли наружу. Его содержимое высыпали в тридцатилитровую деревянную кадку. В течение часа воду с необычной добавкой размешивали. При этом надлежало думать только о хорошем в жизни. Полученным таким образом раствором окропили почву.

Кто-то скажет: шаманство и с сарказмом улыбнется. Хотя справедливей и полезнее было бы восхититься и признать буйный прирост, несмотря на крайне засушливое лето, лозы-трехлетки — прирост такой, что у агронома он вызвал тревогу. Как бы силы куста не ушли на прирост! Ведь они нужны на формирование первого урожая. Кстати, все гроздья завязались в ряд исключительно на уровне первой проволоки шпалеры, что, наверное, облегчит уборку.

Наконец, я задал Сергею Горелову вопрос, с которым, каюсь, сенсации ради пришел: "Действительно ли Жерар Депардье имеет какое-то отношение к виноградничкам в Родном. Как-никак и анализ почвы делали на его родине, во Франции, и сорта винограда французские, и название кооператива тоже французское Терруар"… Но в качестве хозяина семигектарной с гаком плантации Сергей Горелов назвал москвича севастопольского происхождения сомелье Павла Швеца. Агроном не поделился мобильным телефоном Павла Владимировича ("Не имею права"), а записал мой. Вечером того же дня мне позвонил сам сомелье. А пару дней спустя мы с ним встретились в редакции нашей газеты.

(Я заглянул в академический словарь иностранных слов, чтобы справиться, что означают слова "сомелье" и "терруар". Сведения о них в увесистом томе отсутствуют. Словарь отстал от жизни).

МНОГО И ДЕШЕВО — НЕ ВСЕГДА ХОРОШО

— Я — Павел Швец, — представился мой собеседник.

— Павел Владимирович.

— Обойдемся без отчества. Просто Павел. Я родился в Севастополе, окончил 38-ю среднюю школу. Подал документы для поступления в военно-морское училище в Санкт-Петербурге. Учебу бросил, убедившись в том, что не смогу беспрекословно, как это положено военнослужащему, подчиняться старшим по званию и должности. В Москве получил высшее образование в пищевом институте…

Павел говорил, а мне не хотелось его прерывать вопросами. Вниманию читателей предлагаются самые, на мой взгляд, знаковые места затянувшегося почти на час монолога сомелье.

Павел Швец:

"Будучи студентом, я начал работать в новой на то время в российской столице должности — сомелье. Нет, это не только дегустатор вин. Его обязанности гораздо шире — это ведение в ресторане винного хозяйства. Полтора десятка лет я колесил по Франции, Италии, Германии и другим европейским странам, которые славятся своим виноделием. Напрашивались сравнения…"

"В конце 50-х годов прошлого столетия на очередном, естественно, историческом Пленуме ЦК КПСС было принято решение удвоить в огромной стране производство вина и непременно дешевого, доступного рядовым потребителям. Подключили науку. Ученые вывели новые сорта винограда, разработали специальную агротехнику, сконструировали невиданные до сих пор машины, выбросили старые и написали новые учебники для подготовки специалистов… Все усилия были направлены на то, чтобы обеспечить выполнение задач партии и правительства: добиться двойного увеличения производства дешевого вина к столу советских граждан. Наука и производственники — честь им и хвала — выполнили возложенную на них работу хорошо. Искренне большое спасибо людям по-настоящему заслуженным, по праву удостоенным наград и почетных званий. Но вектор приложения их усилий был созвучен тому времени: производить вина много и дешево. Сегодня мир требует иного: вина супервысокого индивидуального качества, присущего конкретному месту возделывания винограда.

Но мы не ушли от старых подходов в ведении виноградарства и виноделия. Действующее законодательство о вине не регламентирует правила происхождения виноматериалов. Так, расположенный в Крыму винзавод может их завозить с Чукотки, а разлитое в бутылки вино будет именоваться крымским по месту дислокации завода.

Откупорим бутылку нашего крепленого вина. Результат естественного брожения виноградного сусла — четыре процента спирта. А на этикетке-то 16 процентов. Значит, 12 процентов приросли после того, как в сусло бухнули спирт, изготовленный из зерна или картофеля. Так это, по европейским меркам уже не вино, а водочный коктейльчик. В Европе и в мире принимается закрепление вина только виноградным спиртом. Это требовал также известный винодел Сергей Галицын. Остальное — фальсификат. Законы о виноделии, созвучные мировым, в ущерб нашим крупным производителям принимать не будут. Но получается, что в ущерб вину и в ущерб престижу Украины как винодельческой страны…"

"Сегодня людей, которые умеют брать ягоду правильно, оптимально сбалансированную становится все меньше и меньше. Изобретены технологические ухищрения, которые помогают скрыть недостатки. Под рукой всегда сахар для устранения кислотности, средства для оптимизации, как кажется, иных показателей. Но безвозвратно уходит стиль индивидуального качества вина.

Все это — следствие того, что в 60-е годы прошлого века в нашей стране резко поделили профессию: на агронома-виноградаря и винодела. Их готовят в различных вузах. Они обречены на перманентный конфликт. По существу, некому болеть за гармонию зрелости кожицы ягоды, ее сока и семечки, за сохранность налета на винограде — диких дрожжей. Ни в коем случае нельзя вмешиваться в природные процессы брожения. Без всего этого нет стиля, индивидуальных качеств вина. Окончательное слово — за виноделом, так как конечный продукт виноградарства — вино…"

"Французский термин "терруар", который в названии носит наш производственный кооператив, — совокупность, сочетание всех факторов, которые влияют на качество вина. Это не только земля, но и микроклимат, направление ветра, сумма температур, разнотравье, пищевые цепи млекопитающих и иных живых организмов на конкретном небольшом участке… Все вместе они создают некий баланс. Земля должна кишеть организмами, быть по-настоящему живой. Только при этих условиях можно вырастить ягоды высокого качества. Высший класс показывает тот винодел, который не допустит потерь индивидуальных черт сырья, изготовит вино с широкой палитрой лучших свойств. Я говорю о суперкачественных винах, чтобы их когда-нибудь согласились отведать в Европе авторитетные знатоки. В конце-концов, это престиж страны. Я поставил перед собой цель создать свое индивидуальное вино, как велят господствующие в мировом виноделии тенденции. Рад, что в Родном мне повезло взять на 49 лет в аренду паи в таком замечательном обособленном месте. Оно очень подходит для получения элегантных тонких вин".

— Как вы распорядитесь виноградом первого урожая:

— Закуплено высокотехнологичное оборудование. Оно будет передано в аренду одному из винзаводов. Туда и поступят на переработку собранные у нас ягоды. В перспективе планирую построить мини-завод в Родном.

— Государство компенсирует, как обещало, понесенные вами затраты на закладку виноградников и уход за ними до вступления в плодоношение за счет одного процента от выручки спиртных напитков и пивом.

— Но не на все сто процентов, а в очень и очень ограниченном объеме, к тому же несвоевременно. Ложка, между тем, дорога к обеду.

— Не могу удержаться, чтобы не спросить: вы человек Жерара Депардье?

— Я никакого отношения к нему не имею, а также иным структурам. Я один. В мире устоялась мода на пользующихся спросом элитарных потребителей вина малых агропредприятий. Жерар Депардье — совладелец одного крупного винодельческого холдинга. Известно, что он посетил Крым, Севастополь. Сотрудники актера интересовались в Крыму возможностями покупки или аренды земли. Но, судя по всему, не сложилось. Если же рассуждать здраво, то Жерара Депардье надо было пригласить к нам, и участок земли ему подарить, хотя следует признать: закон не одобряет таких действий. Но присутствие в виноделии Крыма, Севастополя такой фигуры, как Жерар Депардье, дало бы нам очень большую фору. Имя великого артиста — не пустой звук для туриста и отдыхающего, ради которых мы должны стараться. Чем скорее колхозы окончательно развалятся, тем лучше. Жаль только, что земля, возможно, уйдет под строительство вилл. Между тем, редко где в мире земля создана для виноградарства в такой степени, как севастопольская. В границах Большого Севастополя наш производственный кооператив уже не единственное малое специализированное агропредприятие. Мы подумываем о создании ассоциации. Есть еще больше инвесторов, готовых вкладывать деньги в виноградарство. Часто они ко мне обращаются за советом, как осесть на земле. Чем я им могу помочь, если пять лет назад цена вопроса была ниже и доступ проще, чем сейчас. Хотя признано, что виноградарство и виноделие — одно из перспективных направлений развития региона. Надо это не только признать, но и действовать соответственно.

* * *

До сих пор я был уверен, что имею возможность пригубить настоящее вино. Жаль расставаться с этим убеждением. Зато греет надежда, что в недалеком будущем такое вино в Севастополе появится. Пусть для кого-то.

В Родном я искал Жерара Депардье и нашел его в лице Павла Швеца и его единомышленников.

Другие статьи этого номера