"Балаклавская Одиссея". Послевкусие

Одна моя знакомая, уезжавшая с первой ночи перформансов на Михайловской батарее, сев в катер, обнаружила, что о "Балаклавской Одиссее" говорит весь салон. Реплика, перелетавшая из уст в уста, была весьма показательной: "А что это было?" Неделю спустя после фестиваля современного искусства "Слава Севастополя" решила закрыть "одиссейную" тему опросом горожан и гостей феста. А лейтмотивом серии небольших интервью мы выбрали вопрос, подслушанный vox populi: "Чем для вас стала "Балаклавская Одиссея" и как вы её оцениваете?"

Зоя ПОВЕРЕННОВА, учитель английского языка гимназии N 1 им. А.С. Пушкина:

— Это великолепнейший проект… Теперь я вижу, что Севастополь и вправду становится культурной Меккой. Организаторам стоит сказать спасибо хотя бы за то, что многие коренные жители, как и я, впервые побывали в Инкерманском карьере. А ещё большая благодарность спонсорам: видимо, в городе начинает возрождаться меценатство. Из фестивальных событий порадовало открытие памятника "Водолаз-маяк" (хоть и маловат, но так даже интереснее), от подводного концерта ожидала большего — я даже представляла, как начнётся синхронное плавание, но, увы… То ли непрозрачная вода помешала, то ли это организационная оплошность. А вот Михайловская батарея — просто поразила. Как быстро её привели в порядок! Попав на плац, я буквально ощутила эманации истории, которые нисходили на зрителей. Из работ остались в памяти трёхмерная виноградная лоза от завода "Инкерман" и инсталляция сестёр Арендт — я по себе знаю, что море в Коктебеле чего только не выбрасывает на берег. Мария и Наталья представили нам истинный язык моря, который мне оказался понятен и близок.

Игорь СИД, писатель, куратор Крымского клуба:

— Проект сразу поразил размахом. Ночной фуршет над Севастопольской бухтой, на неприступных каменных стенах Михайловского равелина сам по себе уже напоминал хэппенинг. Свежими фруктами гости из разных стран — в основном искусствоведы и критики — закусывали уже внизу, на пирсе. Сильнее всего меня впечатлил подводный концерт в пучинах штольни музея подлодок, проведённый силами сотрудников Сорбонны. Вместо скрипок и барабанов из водоотталкивающих материалов, которые я ожидал увидеть, парижские аквалангисты использовали портативный синтезатор в герметической камере, снабжённый зачем-то сотней разноцветных лампочек. Трём исполнителям, судя по всему, аккомпанировала какая-то опасная крупная рыба, ибо они, генерируя мощную импровизированную симфонию, непрестанно вертелись и метались туда-сюда в мутных глубинах штольни, пуская судорожные пузыри под ноги встревоженных слушателей. А понравился мне больше всего перформанс Исмета Шейх-заде с воздвижением замков на воде. Пятиметровые кубические коттеджи возникали прямо на глазах зрителей из пенопластовых пластин, соединяемых строительными гвоздями и столярным клеем, а затем медленно и величественно уплывали от своих создателей по поверхности воды вдоль штольни.

Владимир ТАРАСОВ, главный радиолог управления охраны здоровья:

— По отношению к фестивалю употребил бы все прилагательные в превосходной степени. Безумно понравилось. И Инкерманский карьер, куда попал впервые, и равелин, и всё, что происходило на этих площадках. Особенно, наверное, запали в душу "военные" проекты PinchukArtCentre от Арсена Савадова и Сергея Браткова. Я, конечно, не эксперт в современном искусстве, но лично меня тронул танец Марты Лоджански — и визуально понравился, и заставил задуматься о сути человека, о том, какие жертвы мы готовы принести ради своей цели. Австрийские ребята порадовали перформансами. Вообще это явное достижение "Одиссеи" — современному искусству с его свободным взглядом очень тяжело вклиниться в наш город с его жёсткой структурой и строгим подходом к культуре.

Наталья БЕНДЮКОВА, директор Художественного музея им. М.П. Крошицкого:

— Здорово, что такой фестиваль прошел в Севастополе. Но он был явно стартовым. Даже такие серьёзные галереи, как PinchukArtCentre и Государственный центр современного искусства, насколько я знаю их возможности, представили не самые громкие проекты — судя по всему, приехали не похвастать, а на разведку. Хочется верить, что им понравились город и атмосфера, и в следующем году фестиваль пойдёт по нарастающей. А молодёжь пусть лучше проявляет интерес к такому искусству, чем вообще ни к какому. Может, постепенно фестиваль воспитает зрителя, который от современного искусства обратится к искусству классическому, к вечным ценностям.

Павел КОВАЛЕНКО, студент:

— От "Балаклавской Одиссеи" я ожидал чего-то необычного, загадочного и по-современному странного. Странного оказалось много, больше, чем загадочного, и уж точно больше, чем необычного. Даже для меня, молодого и современного юноши, перформансы, незамысловатые с одной стороны и идейные — с другой, показались глупыми и бездушными. Спасает только мысль о том, что я просто не дорос до этого искусства. Когда на крыше равелина предложили кидать помидоры в танцовщицу Марту Лоджански, я был рад поучаствовать, заодно и "оторваться" за всё, что пришлось увидеть, но и тут разочаровали: помидоров практически не оказалось. На Михайловской батарее понравились только видеоинсталляция художников AES+F и видео от PinchukArtCentre. На закрытии было сверхскучно, может, я не туда смотрел, но в горящей куче дров, которая, как выяснилось потом, называлась "Бог хлама", было мало искусства, её даже поджечь по-человечески не смогли: сначала стреляли из луков, а когда не смогли попасть, кто-то поплыл к "Богу" с факелом. По-моему, проблема современного искусства в том, что им стремятся заниматься все… Так что на следующей "Одиссее" хотелось бы увидеть больше искусства, а не стремления к оригинальности.

Михаил ЮРЛОВ, директор общественной организации "Фонд "Севастополь":

— Я бы прежде всего поблагодарил Романа Мархолиа и Себастьяна Кайзера за то, что они прилагают усилия и находят спонсоров, чтобы насытить жизнь нашего не слишком богатого культурными событиями города. Все Розенбаумы, Маршалы, Киркоровы и прочие артисты прибывают к нам под девизом "Мы к вам заехали на час", а вот мероприятий, построенных на местном богатейшем материале, местной жизни, не так уж и много. Шереметьевы вдохнули новую жизнь в Михайловскую батарею, "Балаклавская Одиссея" — в Инкерманский карьер. Да, были проколы в организации, но не в них ведь дело, а в том, что впервые у нас делают фестиваль европейского масштаба.

Виктория ДАНИЛЮК, искусствовед Художественного музея им. М.П. Крошицкого:

— Фестиваль отгремел. Яркий и насыщенный, он встряхнул севастопольцев и гостей города, заставил говорить о современном искусстве, спорить. Не все получилось однозначно хорошо: организаторы явно хотели угодить всем, но недовольных все же хватало. Несмотря на массированную рекламу, многие так и не поняли, что и где происходит. Кроме того, в погоне за феерией фестиваль был разбросан по трем весьма удаленным друг от друга площадкам. И хоть открытие в Балаклавских штольнях и закрытие в Инкерманском карьере не предусматривало широкой зрительской аудитории и транспорт был хорошо организован, все же это разрывало впечатление от фестиваля на отдельные события. Однако в остальном считаю, что фестиваль удался. Помимо актуального искусства весьма высокого уровня, в чем в первую очередь заслуга Себастьяна Кайзера, который налаживал контакты с европейскими художниками, были учтены вкусы рядовых севастопольцев, не всегда успевающих следить за новостями современной культурной жизни. При этом было достаточно много украинских проектов, а один — севастопольский, что говорит в пользу фестиваля: он не прошел как вторжение в локальную художественную ситуацию, без учёта местной специфики. Были проведены лекции, художники находились возле своих работ, готовые пояснить, что здесь происходит.

Валентин КОРНИЕНКО, предприниматель, занимается экскурсионным бизнесом:

— Замечательная задумка — использовать Инкерманский карьер как площадку для представлений. Жаль, осталась некая незавершённость замысла, слабая кульминация фестиваля: появление воздушных шаров можно было обыграть мощнее, хотелось, чтобы они парили над карьером, а в "Бога хлама" можно было стрелять горящими стрелами с четырёх концов озера… И всё же я с удовольствием побывал и в карьере, и на батарее: такая трактовка, такое видение привычных пространств для меня было открытием. А из событий на Михайловской батарее мне больше всего запомнилось… ночное купание: я на некоторое время ушёл на пустой пляж рядом с равелином. Было тихо, подсветка, море… То что нужно!

Евгений ЧИГРИНСКИЙ, начальник отдела международных связей и протокола СГГА:

— Это первый настолько масштабный фестиваль искусств в нашем городе, и я рад, что в нём приняло участие столько зарубежных авторов. Кроме того, фестиваль получил поддержку не только зарубежных институций — Британского совета, Гёте-института, EUNIC, — но и городских властей: Николай Карпеев, первый заместитель председателя Севастопольской администрации, и Николай Буртовой, мэр Инкермана, оказали огромную помощь в организации фестиваля, иногда буквально на личном уровне. Из работ мне больше всего запомнилась международная экспозиция на первом этаже Михайловской батареи — вообще это грандиозная площадка для такого рода событий. Жаль, но пока что фестиваль не соответствует её масштабу. Но гостей на две ночи перформансов пришло много, думаю, в следующем году "Одиссея" наберёт обороты и покажет всё, на что способна.

Николай РУДЕНКО, директор торговой сети "Панорама":

— Больше всего меня, да и всех горожан, "зацепил" проект Романа Минина и Гамлета Зеньковского. Я лично ходил с камерой и опрашивал людей, чтобы выяснить, чем же так задела их провокация харьковчан. Так и не понял до конца: то ли тем, что заградительные противолодочные боны надписями "замарали", то ли содержанием этих надписей: "Герои Севастопольской обороны", "Ленин в нафталине"… На мой взгляд, проект харьковчан — настоящий прорыв в идеологии Севастополя, новый взгляд на нашу историю и новое к ней отношение. Безусловно, самая удачная работа всего фестиваля. Другие запомнившиеся "яркие пятна" фестиваля — видео Виктории Бегальской из фондов Центра современного искусства (Москва), снятое на городском пляже в Балаклаве, а также фильм Билла Моррисона Decasia, досмотреть который до конца смогла едва ли восьмая часть зрителей. Меня он тоже сначала раздражал, но потом заставил задуматься о нашем отношении к фестивалю: что это — праздник или работа? Ведь многие вещи, представленные на "Балаклавской Одиссее", требовали от нас сосредоточения, без которого не бывает постижения истины. А мы в основном шли туда за яркими впечатлениями: мол, развлекайте нас! Перформанс в Инкерманском карьере, на мой взгляд, был слишком кратким по сравнению с временем, затраченным на дорогу. Многие так и не поняли, что и где происходит. Конечно, это было пробное освоение нового пространства, но после "первого блина" я могу просто не захотеть приехать сюда во второй раз! Ещё хотелось бы, чтобы фестиваль воздушных шаров либо "вплелся" в "Одиссею" (была ведь идея использовать аэростаты как экраны для показа видео), либо был чётко отделён от неё. Параллельное существование невыгодно обеим сторонам. Но в целом я, как коренной севастополец, крайне доволен, что в нашем городе проводится такой крупный фестиваль. А ещё больше меня радуют проекты, не просто привезённые из-за границы, а созданные европейскими художниками здесь, на основе местной специфики. В этом я вижу перспективу развития фестиваля.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ:

Экхард ШНАЙДЕР, генеральный директор PinchukArtCentre:

— Что мне больше всего понравилось, так это положительная энергия Севастополя и людей, организовавших этот фестиваль. Очень понравилось пространство, предложенное для экспозиций, в том числе удивительный плац Михайловской батареи — отличное место с огромным потенциалом для будущих проектов. Сделан большой шаг вперед за короткую историю фестиваля. Меня порадовало сочетание представлений и выставок, а также особенная атмосфера пространства, в том числе невероятная мощь штолен для подводных лодок, которые, опять же, имеют огромный потенциал для реализации различных проектов. Запомнился впечатляющий перформанс австрийского художника Клауса Пубитцера. Если у фестиваля получится подключить международных партнеров, это будет толчком для развития всего региона. Со своей стороны мы будем рады и всегда готовы сотрудничать. Если начать переговоры заблаговременно, мы могли бы вместе реализовать очень сильный проект.

Другие статьи этого номера