Чих… на счастье

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.Говорят, у каждого есть свой ангел-хранитель. У моей двоюродной сестры Анжелы он точно присутствует во всех пиковых ситуациях в ее жизни. Анжелка как-то мне рассказала три-четыре загадочных случая из ее жизни, но хорошо я запомнила один.

…Дело было у нас в Крыму, в районе Багучан-яйлы, — так начала свой рассказ Анжелка. — Мы отдыхали под Гурзуфом и на местном базарчике увидели красочную рекламу полетов на параплане с опытными пилотами, имеющими за плечами более 300 налетов.

Позвонили по мобильному телефону. Бодрый мужской голос ответил, что зовут его Петей и что за 250 гривен можно полетать на высоте 1,5 км над живописным плато в течение 20-30 минут. И что все это удовольствие абсолютно безопасно.

Все это происходило в 2008 году. Мы с моим молодым человеком достаточно громко, помнится, обсуждали разговор с неведомым Петей и обратили внимание на то, что нас очень внимательно слушает какой-то мужик средних лет в спортивного типа штормовке. Помню, он извинился за то, что вступает в разговор, и задал неожиданный вопрос: "Как вы думаете, на улице весна или зима?"

Виктор, мой спутник, пожал плечами и спросил: "А вы это к чему?"

— А к тому, — ответил незнакомец, — что летать на парапланах лучше всего зимой, когда воздух в наибольшей степени турбулентный. А весна — весна очень проблематична для любителей острых ощущений в плане свободного парения. Случаются аварии. Впрочем, — завершающе сказал он, — красиво жить никому не заказано.

Затем повернулся и ушел.

Мы переглянулись, развели руками, но от экстравагантного варианта как-то разнообразить наш отпуск не отказались.

…И вот мы с проводником добрались до южного, очень обрывистого склона Багучан-яйлы, поднявшись на высоту чуть более 1,5 километра. Первым изъявил желание полететь мой Витя.

И его полет (длился он 25 минут) прошел за спиной инструктора вполне нормально. Уже заходящий с востока параплан снизился до высоты 10-15 метров, когда я разглядела возбужденное, слегка раскрасневшееся лицо моего спутника: он поднял вверх большой палец и даже изобразил "присыпочку": мол, класс!

Пока пилот и мой Витя снимали амуницию, я вдруг почувствовала себя, как в таких случаях обычно выражаюсь, "на грани каскадного чиха". Дело — в странной особенности моей физиологии. Примерно раз в три года, в самый порой неподобающий момент на меня обрушивался безудержный, а главное — беспричинный, вазомоторный ринит, т.е. беспрерывное чихание как одно из его составляющих. Я иногда могла чихнуть подряд до пятидесяти раз. Пазухи носа распухали, гланды краснели, голова после 10-го чиха уже разрывалась — полная "разруха" организма.

Вот и в тот памятный майский день, буквально за 10 минут до начала моего полета на параплане, вазомоторный ринит спонтанно поверг меня в состояние, близкое к шоку.

О каком полете можно было вести речь? Мы ограничились удовольствием, которое испытал мой бойфренд, и не спеша стали спускаться с горы.

На следующий день, придя на местный базарчик, я вдруг услышала, как две торговки овощами делились свежими местными новостями. То, что "у Варгавиных сгорел сарай", меня совершенно не задело, а вот сообщение о том, что очень сильно ударился о скалу при посадке Петька-парапланерист, которого увезли в ялтинскую больницу, меня как-то странно встревожило.

Я осмелилась вступить в разговор и спросила: "А когда это случилось?"

— Да вчера же. Петик с молодой парой катался: с мужиком слетал нормально, а девка, на ее счастье, отказалась в последний момент, видно, испугалась, — охотно рассказала одна из женщин.-Вот он и решил слетать в одиночку. А тут ветер сильный откуда-то налетел, и параплан "сложился". Хорошо, что парень жив остался, ноги, правда, сильно пострадали…

Я все это слушала ни жива ни мертва. Это ж о нас с Витей! И тут мне в голову как ударило: ведь чих овладел мной неспроста, я вообще-то девушка не из робкого десятка. Как ни крути, а ведь это — работа моего ангела-хранителя, не иначе.

А вы в него верите?

Другие статьи этого номера