"Садовые" секреты Григория Лифанова

В театре имени А.В. Луначарского — очередная премьера: спектакль по пьесе Эдварда Олби "Всё в саду". Жанр постановки определен как психологический триллер. В спектакле занят "весь цвет" театра: Анатолий Бобёр, Ирина Демидкина, Наталья Романычева, Александр Порываев, Елена Василевич. По словам режиссера, москвича Григория Лифанова, в его новой совместной работе с "луначарцами" (пятой по счёту) есть много сюрпризов, способных удивить самого искушенного зрителя. О том, чем столичный мастер решил поразить воображение местных театралов, Григорий Лифанов рассказал в эксклюзивном интервью "Славе". — Григорий, рассказывая о своём новом спектакле, вы всегда говорите о нестандартной технической составляющей постановки. Какие конкретно новые театральные технологии используются и чем вызвано подобное влечение к экспериментам над формой?

— Во-первых, мы использовали мультимедиа. А также решили "выжать" максимум их сценографических возможностей. У меня художница из Польши. Мы с ней поставили у неё на родине уже четыре спектакля. Так что союз у нас давний. В данном случае впервые в истории севастопольского театра будут применяться проекционные мультимедиа-системы… Полностью раскрывать секреты не хотелось бы. Подготовленный зритель — уже неполноценный зритель. Хочется, чтобы публика искренне удивилась тому, что увидит.

— Вы всегда очень серьёзное внимание уделяете музыкальному оформлению спектакля. Это стало ясно ещё по первой вашей севастопольской постановке "Осторожно: дети!", превратившейся в своеобразный "русский народный мюзикл". Как решался вопрос музыкального наполнения в спектакле "Всё в саду"?

— На мой взгляд, с одной стороны — очень однообразное музыкальное решение: используется всего одна музыкальная группа. Опять же пока не скажу какая. При этом звукоряд не воспринимается как нечто скучное и занудное. Видимо, произошло стопроцентное совпадение музыкального и драматического материалов. Могу сказать только, что это очень качественная музыка… Честно говоря, это моя любимая группа.

— Получается так, что каждый ваш новый спектакль удивляет даже видавших виды зрителей. Удивляет то, насколько постановки непохожи. Сначала была исконно русская комедия ("Осторожно: дети!"), затем — откровенная эротическая феерия ("Любовный хоровод"), потом — абсолютно девственная и наивная советская сказка ("Фабричная девчонка"). Вы постоянно меняетесь. Сейчас вы ставите триллер. Что же это: желание попробовать себя во всех жанрах или боязнь повториться?

— Это скорее поиск стиля. Я не считаю себя законченным творческим человеком. Как только случится понимание того, что я "нашёл себя", станет неинтересно заниматься этим ремеслом. Пока идёт поиск почерка, поиск стиля — возникают новые ходы, новые "фишки". Кроме того, как приезжий режиссер, я чувствую большую ответственность и перед театром, и перед местным зрителем. Я понимаю, что если театр доверяет мне постановку, я обязан сделать так, чтобы она была максимально интересна публике. Пустых залов на спектакле быть не должно. Есть ещё момент репертуарной политики театра. Предыдущие премьеры — русская классика (в постановке Владимира Магара) и современная отечественная драматургия (в постановке Дмитрия Астрахана). Было бы странно предлагать нечто подобное. Я предложил западную драматургию. Режиссерский "портфель" у меня очень большой. Много материала, который я очень хочу поставить, но до которого ещё не дорос. Мне показалось, что на данном этапе для данного театра и зрителя Олби будет очень интересен и востребован.

— Тот материал, который играют актёры, сильно отличается от оригинального текста пьесы?

— Я не сторонник серьёзной переделки текстов. Мне интересно, что хотел донести драматург. Конечно, есть некоторые сокращения. Пьеса писалась в 60-е годы прошлого века. Тогда люди могли сидеть в театре 3-4 часа. Материал очень разжевывался. У нас же сейчас "клиповое" мышление, к которому приучили нас телевидение и Интернет. Поэтому есть некоторые купюры, но они не переворачивают смысл пьесы и не претендуют на авторское решение спектакля.

— С труппой театра им. А.В. Луначарского вы работаете пятый год. В этом спектакле кто-нибудь открылся для вас с новой стороны?

— Я впервые в этом сезоне работаю с Ильёй Спиновым. Для театра он новый человек, пришедший из ТБМ. Мне кажется, что Илья очень перспективный актер, который займёт своё место в труппе. Было очень интересно его открывать для себя. С остальными актёрами я давно и плотно работаю. В этом смысле небольшим "открытием" стал Анатолий Николаевич Бобёр. Он острый характерный актёр, которого обожает севастопольская публика. В этом спектакле ему довелось сыграть персонажа неспешного, тёплого и даже тихого. Добрый миллионер, немного не от мира сего. Я думаю, что это интересная роль для этого актера. Несомненно, его талант засверкает некой новой гранью…

Другие статьи этого номера