"Я жил до начала времен…"

Севастополец Александр Немялковский растит сына и дочь. Как и всех современных подростков, их магнитом тянет к компьютеру с программами игр. В меру своих сил отец возражает: "Час, не больше. Ребятки протестуют. Александр Александрович выкладывает свои аргументы. "За вас, мои дорогие, — обращается он к своим детям, — подумали компьютерщик, режиссер, художник, кто-то еще. А где же вы? Получается чистой воды потребительство". Нужен и личный пример творчества. Однажды Александр Немялковский сел за стол… Он просиживал за ним дни, бывало, и ночи. Так была написана первая книга романа "Великие драконы".- Вряд ли склонность моих детей к компьютерным играм является побудительным мотивом к написанию романа. В детстве мечтал стать летчиком. Но окончил Харьковский авиационный институт. В стране конструкторы самолетов пока невостребованны. Работал экономистом, в настоящее время — оценщик движимого и недвижимого имущества…

— Но как вас, технаря по существу, угораздило засесть за роман?

— Вы не поверите: в один вечер мои сердце, душу, мозг пронзила мысль о том, что мне ведома огромная по объему и значению история. Не во сне, а наяву я увидел образ взлетающего дракона.

— Вашу книгу предваряет эпиграф в стихах со строкой "Я жил до начала времен…"

— Живу с твердой уверенностью в том, что мне открыта та история от начала и до конца. С этим убеждением я и принялся за работу, хотя до сих пор меня не посещала мысль о литературе. За всю предыдущую жизнь я даже заметки в газету не написал.

— И вдруг роман на 878 страниц убористого текста. Что вы хотите сказать людям?

— Вы заметили, герои моего повествования чисты. Они не-способны на подлость, зависть, коварство. Да, главный герой в одном эпизоде предает богиню, но, опять же, с той лишь целью, чтобы спасти страну. Его поступок — от благородного порыва. В моем романе ни разу не употреблено слово "деньги". Их просто нет. В мире, в котором живут мои герои, правит магия…

— Откуда все-таки семечка, которая дала такие всходы?

— Будучи студентом Харьковского авиационного института, меня надолго увлекли подробные тексты технических отчетов о космических полетах американских астронавтов по программе "Аполлон". Основную часть своего произведения, наиболее кульминационные его места, я писал, уединившись в расположенном в глубине Крымских гор селе Счастливом. Там еще не нарушена веками устоявшаяся тишина. О видах из окна я не говорю, слов не хватит. Они, на удивление, не отвлекали, а помогали. Неделю я с семьей жил в палатке. На плато горы Ай-Петри. Впереди открывалось безбрежное море. С противоположной стороны — сколько глаз хватает — горные хребты. Нет, на Ай-Петри я не писал, но в той обстановке думается иначе, совсем не так, как в городе.

— В книге вы предложили читателям присылать на электронный адрес свои отклики. Как они оценивают ваш труд?

— Уже разошлась треть тиража. Мне дороги отклики всех читателей. Особо близка мне реакция доктора технических наук, заведующего лабораторией одного из российских автогигантов. Он любитель научной фантастики. Мой роман не ложится полностью в рамки этого жанра. Тем не менее это не вызвало его возражения. Еще один читатель высказался таким образом, что сквозь строчки видел картины сюжета. "Неплохо было бы, — пишет он, — поставить по роману фильм". Одной женщине показалось, что произведение напоминает ей книги Головачева, Кери, хотя, к своему стыду, я их не читал.

— Вы ощущали влияние кого-то из писателей?

— Скорее всего Нортона.

— Реакция читателей, видимо, побуждает продолжать работу над реализацией творческого замысла.

— В настоящее время пишу второй том произведения. Всего их будет три. В ткань сюжета уже ложатся не планеты, а космос. Странным может показаться мое заявление о том, что я ничего не придумываю, а описываю картины, которые видел, как представляется подсознанием, внутренним зрением: будто вовсе не пишу, а наблюдаю за тем, что происходит. Убежден в том, что я обязан написать произведение до конца, даже если оно обречено на неуспех. Только написать, что рассматриваю как долг перед кем-то или перед чем-то. Содержание книги мне открыто от начала и до конца.

— Что еще в планах?

— 16 сентября в Харькове проводится традиционный фестиваль писателей-фантастов. Собираюсь представить там первый том своего романа. С нетерпением жду возможности пообщаться с известными и начинающими авторами.

— Успехов вам, Александр Александрович, творческих успехов.

Другие статьи этого номера