Князь Горчаков — главнокомандующий Крымской армией

Первая героическая оборона Севастополя высветила миру великие имена адмиралов — руководителей обороны В.А. Корнилова, П.С. Нахимова, В.И. Истомина, гения русской хирургии Н.И. Пирогова, героя матроса П. Кошки и многих других. В одном строю с широко известными и почитаемыми нами людьми, оставившими свой след в истории Севастополя, заслуживает быть и главнокомандующий Крымской армией князь М.Д. Горчаков (1793-1861 гг.).

Поступив в 1807 году юнкером в гвардейскую артиллерию, он очень быстро продвигался по служебной лестнице. В 1820 году Горчаков был уже начальником штаба корпуса, в 1831-м — начальником артиллерии армии. Он принимал участие в войне 1812-1814 гг., в турецкой войне с Наполеоном 1828-1829 гг., в польской войне 1831 г. и венгерской — 1849 г. В 1854 году М.Д. Горчаков командовал корпусами, действовавшими против турок на Дунае. После очищения русской армией дунайских княжеств Горчаков был назначен командующим Южной армией, расположенной по берегам Черного моря и реки Прут. С этого времени отмечается активное влияние Горчакова на события, происходящие в Севастополе.

Февраль 1855 года начался для русских войск в Крыму с неудачной атаки под Евпаторией. Город был занят союзниками еще в сентябре 1854 года. Опасаясь наступления со стороны Евпатории, император Николай I настоятельно рекомендовал главнокомандующему Крымской армией А.С. Меншикову предпринять атаку города. 5 февраля 1855 года в результате нескольких часов боя русские войска отступили, потери убитыми и ранеными составили около 700 человек. Известие о неудаче под Евпаторией стало роковым для Николая I, считавшего себя виновным в напрасной гибели солдат. 18 февраля император скончался. На престол вступил его сын — будущий император Александр II. За три дня до кончины отца наследник по поручению императора известил А.С. Меншикова о его отставке.

С 24 февраля 1855 года командование Крымской армией было возложено на генерал-адъютанта князя Михаила Дмитриевича Горчакова. Он имел репутацию добросовестного и самоотверженного генерала. "Едва приехав к нам, князь отправился по всем, до одного, бастионам и батареям оборонительной линии, обошел эти укрепления днем, с одним Тотлебеным, он посетил даже Селенгинский и Волынский редуты и Камчатский люнет, где ежеминутно носилась смерть", — свидетельствовал участник обороны Севастополя, военный писатель и историк П.В. Алабин. Прибыв в Севастополь полным энергии и желания "все исправить", главнокомандующий М.Д. Горчаков скоро понял, что это не так просто. Переломить ход событий было уже практически невозможно. Недостатки в снабжении армии, истощение материальных возможностей полуострова, огромное количество раненых значительно ограничили свободу маневра. Правда, оборону Севастополя Горчаков нашел в лучшем состоянии, чем предполагал.

После четырех бомбардировок Севастополя и штурма Малахова кургана стратегическое положение обороняющихся в июле-августе 1855 г. оставалось напряженным. Ни государь император Александр II, ни первые руководители обороны не грешили безрассудным оптимизмом. Главнокомандующий Крымской армией давно уже склонялся к тому, что дальнейшее пролитие крови бессмысленно. Горчаков не являлся сторонником продолжения обороны Южной стороны города. Однако дух защитников Севастополя, их беззаветное служение невозможно было оскорбить решением о прекращении сопротивления, да и последствия военного поражения могли быть только тяжелыми. Эти обстоятельства, да еще и сыновний долг, побуждающий продолжить дело отца, заставили Александра II достаточно настойчиво "советовать" М.Д. Горчакову дать решительный бой и заставить неприятеля снять осаду.

Безусловно, находясь в Севастополе, а не за тысячу верст от него, главнокомандующий понимал, сколь гибельной может стать такая активность. Но Михаил Дмитриевич был опытным царедворцем и, несмотря на личную храбрость, не умел возражать государю императору. 29 июля 1855 года он собирает военный совет, на котором хочет испросить мнение высшего командного состава о готовящейся операции. Среди присутствующих только начальник гарнизона генерал-адъютант Д.Е. Остен-Сакен решился возражать против атаки на французские позиции. В выступлении на военном совете Остен-Сакен заявил, что планируемый штурм Федюхиных высот не принесет победы защитникам Севастополя. При голосовании еще двое поддержали его мнение: генералы К.Р. Семякин и А.К. Ушаков. Тем не менее совет принял решение назначить 4 августа 1855 года атаку французских укреплений на Федюхиных высотах и итальянских позиций на горе Гасфорт. Справедливости ради надо добавить, что уверенности в победе не было ни у кого. В ночь с 3-го на 4 августа 1855 года войска, предназначенные для боя, двинулись с Мекензиевых гор к долине реки Черной, где произошло так называемое Чернореченское сражение. Горчаков выделил для атаки 31000 человек с резервом 27000. Но командующий русской армией не обеспечил четкого взаимодействия частей, не поставил перед войсками ясных и конкретных целей. Это и привело к поражению русской армии. Потери защитников Севастополя оказались большими: погибло 260 офицеров (из них несколько генералов) и не менее 8000 солдат (по другим данным — погибло 400 офицеров и 9000 низших чинов).

Это было последнее и самое кровопролитное крупное сухопутное сражение Крымской войны. Главнокомандующий Крымской армией дал приказ об отступлении. Чернореченское сражение — самое черное пятно в биографии князя М.Д. Горчакова. Конечно, он предпринял это сражение под давлением императора и против своего желания, но как главнокомандующий бесспорно несет всю ответственность за напрасные жертвы. Уже после Чернореченского сражения М.Д. Горчаков в письме военному министру 20 августа 1855 года писал: "Я решился упорно продолжать оборону Южной стороны столько времени, сколько это будет возможно, так как это самый почетный для нас выход".

Русские войска предприняли яростную атаку на Малахов курган, но из-за перевеса сил со стороны союзников господствующая высота 27 августа 1855 года оказалась в руках врага.

Э.И. Тотлебен писал о Горчакове: "Доехав до открытой площадки у подножия кургана, среди страшного ружейного огня он долго всматривался в положение войск". После захвата противником Малахова кургана Горчаков считал бесперспективным продолжение сопротивления. Не желая бессмысленного кровопролития, главнокомандующий принял решение об оставлении Южной стороны города. Соответствующее распоряжение было передано на все бастионы. Уместно отметить, что князь М.Д. Горчаков, когда принимал командование Крымской армией, писал императору Александру II, что Севастополь долго не удержать и эвакуация из города неизбежна. Эвакуация военного гарнизона из Севастополя состоялась в ночь с 27-го на 28 августа 1855 года. По понтонному мосту было вывезено на Северную сторону бухты, с минимальными потерями, более 25000 человек. С Корабельной стороны отступающих перевозили на пароходах, яликах, лодках. Приказом главнокомандующего Западной армией 1 января 1856 года Горчаков отбыл в Петербург. С января 1856 года до самой смерти Михаил Дмитриевич был наместником Царства Польского и главнокомандующим 1-й армией.

Скончался князь Горчаков 13 мая 1861 года и (по его завещанию) был похоронен на Братском кладбище, расположенном на Северной стороне Севастополя. В 60-е годы XIX века на могиле князя М.Д. Горчакова по проекту и под непосредственным руководством архитектора А.А. Авдеева был сооружен памятник. Он выполнен в форме небольшой часовни, расписанной фресками. Автор живописи — профессор М.Н. Васильев, работавший над ней в 1862-1863 гг. Материал памятника — диорит, габрово, различные сорта мрамора. Внутри, за решеткой, — бюст генерала и мраморная доска с надписью: "Князь Михаил Дмитриевич Горчаков, генерал от инфантерии, главнокомандующий русской армией в 1855 году. Родился в 1793 г. января 26, скончался 1861 г. мая 13. Тело покойного по его желанию погребено среди воинов, не допустивших врага отечества перейти за рубеж того места, где находятся их могилы". По своим архитектурным и художественным достоинствам памятник князю М.Д. Горчакову — это один из лучших памятников на Братском кладбище.

Г. ИЛЬИНА.

______________

Уважаемые севастопольцы!

8 сентября исполнилось 155 лет со дня окончания первой обороны Севастополя. 9 сентября мы отмечаем День памяти героев Восточной (Крымской) войны.

Не многие знают, что театр военных действий Крымской войны охватил огромную территорию от Балтики до Тихого океана, но именно героическая оборона Севастополя наполнила историю Крымской войны и географией, и личностями.

Она изумила весь мир самоотверженностью, стойкостью и героизмом защитников города. Балаклава, Инкерман, Черная речка, Малахов курган помнят имена Корнилова, Нахимова, Истомина, Тотлебена, Даши Севастопольской, Петра Кошки, сотен и тысяч героев, жизнь отдававших во имя Отечества. Даже оставив город, русские войска все равно одержали в его героической обороне моральную победу над противником.

Из года в год 9 сентября, в День памяти павших при обороне Севастополя в Крымской войне, севастопольцы приходят на Братское кладбище, чтобы почтить память павших героев, которые покоятся здесь. Уверены, что так будет и в дальнейшем. Это наша история, которую мы пронесем сквозь века.

Пусть никогда не гаснет свет подвига наших героических предков!

Председатель городской госадминистрации В. САРАТОВ.

Председатель городского совета Ю. ДОЙНИКОВ.

Другие статьи этого номера