Пойманная радуга

Действующая до 4 октября в Доме Москвы очередная выставка Людмилы Федчишиной "Шёлковая радуга солнечного края" — не открытие стиля, но подборка работ, сделанная уверенной рукой мастера своего дела. А дело, которым занимается Людмила Степановна, не из лёгких — роспись по батику. Техника эта, даром что обвораживает зрителя пестротой красок и хитросплетениями узоров, отнимает массу времени и сил. Однако упорства Людмиле Федчишиной не занимать: сквозь 25 лет работы в здравоохранении она пронесла привязанность к искусству и, как только появилась возможность посвятить себя творчеству, — тут же окунулась в него с головой. На выставке, помимо картин, расписанной одежды, открыток и других элегантных вещиц, выполненных Людмилой Степановной в технике батика, представлены также работы её учеников, многие из которых узнали о мастере благодаря женскому клубу "ФрезИя" — организатору этой экспозиции, насчитывающей более 70 работ. Мы взяли у Людмилы Федчишиной небольшое интервью. — Людмила Степановна, за несколько лет работы с батиком вы настолько освоились с этой техникой, что сами стали преподавать. В чём секрет творческого прорыва?

— Никакого секрета. Я прошла обучение у Сергея Давыдова, ведущего специалиста по батику, члена Союза художников России и руководителя Центра батика в Москве. Занятия проходили очень интенсивно, кроме двух мастер-классов каждый день, я брала и дополнительные частные уроки, чтобы сократить время пребывания в столице: сами понимаете, дорогой город. Зато за это время я успела побывать много где: музеи, галереи, театры… Сейчас мои девчонки удивляются: "Мы за 20 лет столько не видели, сколько ты за неделю посмотрела!"

— Что заставило поехать в саму Москву? Неужели поближе специалистов нет?

— Есть, но хочется ведь самого лучшего! Конечно, сейчас не то что раньше, когда прочитать о батике можно было только в журнале "Наука и жизнь". Зато теперь надо выбирать.

— С красками и шёлком есть проблемы? Тоже ведь не дешёвое удовольствие!

— Слава Богу, нет. Муж — мой главный спонсор (он оплатил мою поездку в Москву), а также мой продюсер и самый жёсткий критик — царская цензура отдыхает (смеётся). У него всегда особое мнение. А вообще вся семья меня очень поддерживает. Старший сын говорит: "Мама, мы так рады, что ты себя нашла".

— У вас много сюжетов на традиционные севастопольские темы. Можно ли назвать ваши работы автобиографическими?

— Некоторые точно можно. Как-то мы собрались вместе перебирать наши семейные фотоархивы (а снимков у нас очень много). И вот я тогда подумала: в детстве мы были очень счастливыми, независимо от того, плакали или нет. И очень часто, просыпаясь, мы говорили тогда: "Ой, а я во сне летал". И тебе родители отвечали: "Как здорово!" Ведь в мечтах мы стремимся к чему-то светлому, прекрасному. Так родился эскиз одной из моих любимых картин — с двумя ангелами. Её-то муж в шутку и называет автобиографической.

— Откуда приходят образы для работ?

— Я много фотографирую, часто в основу картин ложатся снимки — свои или друзей. С натуры в технике батика не порисуешь!

— Вы пользуетесь батиком и в дизайнерских целях — зонтики, одежда… А к чему душа больше лежит: к прикладному или "чистому" творчеству?

— Ко второму, конечно. В картины ты выкладываешь себя, то, что ты почувствовал или увидел: Херсонес, Феолент, любимый Севастополь. Поэтому радует, что некоторые работы уже находятся в фондах, в частности, Крымскотатарского музея искусств.

— Главные качества мастера по батику…

— Терпение и аккуратность. Были у меня суетливые ученики, спешившие сделать работу как-нибудь. Очевидно, к чему это приводило. А вообще рисунок очень здорово проявляет характер человека. У меня занималась женщина, по рисункам которой чётко было видно, что она всю жизнь находилась под тотальным контролем мужа. Она боялась раскрыться, жила, будто в коконе. Потихоньку, потихоньку мы начали работать с ней — и в конце концов она раскрепостилась. Сейчас занимается не только батиком, но и фотографией, йогой… Мне доставляет огромное удовольствие общение с этим человеком.

— Ученики приносят вам только положительные эмоции?

— От занятий всегда получаешь удовольствие. Например, мне было очень интересно общаться с детьми из детского и юношеского творческого центра им. Св. Кирилла и Мефодия в моём родном Джанкое: вместе мы писали картины, занимались узелковым батиком. Конечно, у них не всё получалось, но это был такой восторг, такой азарт! А если ученик заинтересован, он всегда добьётся результата.

— К детям вы применяете особый подход?

— С детьми нужно общаться только как с равными, и они покажут, на что способны. У меня в прошлом году был на занятиях мальчик из Джанкойского района, который выиграл грант на поездку в Индию. Когда он в первый раз взял в руки трубочку для холодного резерва (ею наводится контур по ткани), он идеально навёл рисунок, идеально подобрал цвета. Изумительно вышло! Думаю, его будущее будет связано с живописью. Такие одарённые ребята приносят учителю огромную радость.

— Творчество для вас — работа или удовольствие?

— Это работа, за которую нужно садиться только в хорошем настроении, иначе вы просто потратите зря время и испортите материал. Но когда уходишь в этот мир, уже не замечаешь, что происходит за твоей спиной. В прошлом году при подготовке к очередной выставке мне сказали, что специально для моих работ подготовили стенку. До открытия оставалась неделя! Я не спала пять суток. Это был бешеный ритм! Но и масса удовольствия! Бывает, заработаешься — и время пролетает незаметно. Чувствуешь, что в голове зазвенело — значит, уже далеко за полночь.

Другие статьи этого номера