Три дыхания восточного ветра

Далеко веет ветер Востока — до самого Крыма дотягиваются его душные горячие языки, если находятся в далёкой земле носители самобытного восточного уклада. Не ждите от новой, "тройной", экспозиции "Восточный ветер" в Художественном музее им. М.П. Крошицкого аляповатой сувенирной экзотики, которая часто замещает в нашем сознании край древних мудрецов и отчаянных нищих. Для художников Рамазана Усеинова и Натальи Перовой, а также скульптора Айдера Алиева Восток — не просто декоративные завитки: на полотно их судьбы он лёг затейливым орнаментом, который не стереть, от которого не избавиться. Каждый из них в своё время окончил Республиканское художественное училище им. П.П. Бенькова, каждый сберёг Восток в душе, превратив в заветный краеугольный камень, — на нём зиждется фундамент искусства. А ещё это три мастера, чья долгая дружба завязалась здесь, в Крыму, и длится уже немало лет. Севастопольская выставка полотен Рамазана и Натальи вместе со скульптурами Айдера — очередная встреча товарищей в творческом формате. Поэтому всем трём художникам корреспондент "Славы" задал всего лишь три вопроса: о Востоке в сердце, об общей альма-матер и, наконец, о силе дружбе. — Чем для вас является Восток?

Наталья Перова: — Я родилась в Ташкенте и до 20 лет прожила на Востоке, а, как известно, каждый, кто так или иначе связан с Востоком, "отравлен" им. При этом полностью меняется менталитет человека, то, как он воспринимает мир, как пишет картины. Происходит это органично, как песенка, которую неосознанно напеваешь под нос: она как будто из души идёт. И для меня естественно жить в этой среде, даже моя мастерская выдержана в восточном стиле. Подобное всегда тянется к подобному, и в друзьях я ищу черты восточные — широту души, открытость миру и щедрость. Не без хитринки-лукавинки, конечно!

Айдер Алиев: — Очутившись внутри этого бытия, мы получили хороший урок в жизни. Молодость нужно питать впечатлениями, и тогда результаты не заставят себя ждать. В Крым мы приехали уже готовыми художниками, сохранив в душе мудрость, тонкость Востока, его формы и краски, которые, думаю, будут вести нас до конца жизни. Восток отличается от Запада прежде всего скоростью жизни. И искусство для меня должно быть именно таким: размеренным, неторопливым, более созерцательным.

Рамазан Усеинов: — Я родился и был воспитан на Востоке, прожил там 40 лет, так что прочувствовал его "от" и "до". Это очень важная часть моей жизни, но, подчеркну, только часть. Те 20 лет, что я живу в Крыму, меня стал интересовать синтез Востока и Европы, в искусстве в том числе. Образ жизни, культура, отношение к вещам — во всём люди восточные отличаются от западных. Если европейцы ближе к целостному восприятию мира, то жители Востока любят детализировать: они ярко одеваются, в разговоре могут не касаться главного, а вести беседу о несущественных мелочах. И всё-таки я верю, что понимание между культурами возможно. Хотя на Востоке люди настолько же добрые и хорошие, как и европейцы, бедность толкает их на крайние шаги. Стоит дать Востоку достаток — и всё наладится.

— Чем для вас является училище им. Бенькова?

Н.П.: — Каждый художник должен получить хорошую базу, а дают её именно в училище, где нас учат писать, рисовать, компоновать, правильно мыслить. Кому-то этих азов хватает на всю жизнь, кто-то идёт дальше. Училище Бенькова, как и Крымское, считалось очень сильным. Могу сказать, что здесь меня "поставили на нужные рельсы".

А.А.: — Училище было основано опытными педагогами, эвакуировавшимися из Москвы и Петербурга, многие из них остались в Узбекистане и взяли псевдонимы. Беньковское училище многим художникам дало путёвку в жизнь, а для меня не только стало кругом друзей, но и заложило основы мастерства. Главное — там преподавали практикующие педагоги, действующие художники. Для обучения это крайне важно.

Р.У.: — В училище им. Бенькова меня направила учительница из Дворца пионеров. Отец мой был виноделом и к искусству никакого отношения не имел. Училище занимало первое место по количеству студентов, поступавших в престижнейшие академии Союза. Как правило, творческая судьба у выпускников тоже складывалась благополучно. В училище я получил основу реального искусства, выучился необходимой "грамоте" без всяческих "измов". Приобретя основу, дальше художник сам выбирает свой почерк, свой язык. Училище зарядило меня энергией, дало любовь к искусству, выпустив меня в жизнь очень хорошим человеком и художником.

— Чем для вас является ваша дружба?

Н.П.: — Художники — люди обособленные, одиночки; встречаемся только на выставках, пленэрах или в творческих группах. И представьте, что вы, такой рак-отшельник, не вылезающий из своей ракушки, вдруг встречаете в большом незнакомом городе своего однокашника! Так 10 лет назад мы и встретились с Рамазаном и Айдером, а знали друг друга только по работам.

А.А.: — Дружба дружбой, но в экспозиции должны смотреться прежде всего работы. Наш союз с Рамазаном и Натальей уникален именно тем, что нашим работам вместе так же хорошо, как и нам, их авторам. При совмещении двухмерности живописи и трёхмерности скульптуры происходит "инсталлирование" выставки: когда зритель переключается от объёма к плоскости, художественный эффект только усиливается.

Р.У.: — Помимо дружеских взаимоотношений, у нас очень хорошая творческая совместимость. Наши работы отлично сочетаются, а это не такое уж распространённое явление. Чаще чужие вещи "убивают", перетягивают внимание на себя. Нам не только приятно беседовать на общие темы — наше искусство сходно. Но не по стилю, а по духу.

Три дыхания одного ветра — Рамазан Усеинов, Наталья Перова и Айдер Алиев — предлагают зрителю путешествие на Восток без подделок и обмана. Более того, в отличие от поверхностного "туристического" подхода, выставка даёт возможность если и не укорениться, то хотя бы стать истинным "паломником" в далёкую страну. Как и положено ему по природе, дух Востока веет там, где хочет. Три художника, чьи работы составили выставку "Восточный ветер", могут похвастать его заботливым и щедрым вниманием.

Другие статьи этого номера