О людях почтенного возраста вспомните

Сегодня, 1 октября, — Международный день людей пожилого возраста и День ветерана. Но эта дата в календаре не вполне относится к числу праздничных. Скорее, это еще одна попытка привлечь внимание общественности к проблемам, которые сопутствуют человеку, когда он переступает определенный возрастной рубеж.

С точки зрения статистики к категории "пожилых" относятся женщины в возрасте 55 лет и старше, мужчины в возрасте 60-ти лет и старше. Но статистика здесь лишь условность. Наше старшее поколение хоть и жалуется иной раз на болячки, обостряющиеся в дождливый день, — зададут фору многим молодым. Скажем прямо: сегодня духовных "стариков" среди тридцати-сорокалетних гораздо больше, чем из числа наших дедов, матерей и отцов.

Неслучайно пожилой возраст еще называют почтенным. Это как-то более справедливо выглядит и благороднее звучит. Люди почтенного возраста — это обычные, как и все живущие на земле люди. Просто их жизненный груз на плечах больше и тяжелей.

В канун Международного дня людей пожилого возраста в редакцию обратилась Алла Георгиевна Мелехова, проживающая на улице Фадеева. То, о чем она рассказала нам, не является "жаренным" фактом, выходящим из ряда вон. Но после ухода ее как-то тише стало в кабинете, грустнее. Хотелось сказать вслед этой женщине какие-то важные, ободряющие слова. Вот что рассказала Алла Георгиевна:

— Я живу в микрорайоне, недалеко от парка Победы. В основном там многоэтажные жилые дома, в которых проживает много людей, таких же, как я, в силу возраста достаточно беспомощных. Я, к счастью, еще самостоятельно хожу. Но дома лежит муж, перенесший инсульт. Так что все хозяйственные проблемы решаю самостоятельно. Магазинов в нашем микрорайоне не много, тем более, овощных. Идти до Юмашевского рынка минут двадцать да потом надо возвращаться с тяжелыми сумками. Мы, старики, были обрадованы, когда в один прекрасный день во дворе дома остановилась небольшая грузовая машина. Пожилые супруги, муж и жена, выставили на продажу лук по цене 4 гривны 75 копеек. Это очень недорого. Лук продается и по шесть, и по семь, и по восемь гривен. Оказалось, что эти супруги сами вырастили лук. Решили не отдавать продукцию перекупщикам по бросовой цене, а продать людям. Откуда ни возьмись, подошел молодой человек в гражданской одежде. Представился сотрудником милиции и попросил у продавцов разрешительные документы. Их не было. Тогда он начал составлять протокол, сказал, что документы будут переданы в суд, а товар и весы изъяты. Я оглянулась — вокруг одни бабки. Глядя на некоторых, вообще удивляешься, как они смогли выйти из квартиры во двор. Люди не возмутились, не зароптали, а стали умолять этого милиционера позволить купить им дешевый лук, который продается так близко около дома. Приехала еще милицейская машина. Из нее вышли бравые, одетые в спецформу, парни. Нас никто и не слушал.

Мне стало больно, когда я увидела, как заплакал мужчина-продавец. Передо мной стоял труженик, с большими, грубыми от тяжелого физического труда, руками. Это картина всю ночь так и стояла перед глазами. Утром мы с соседями решили написать письмо, где выразили свои чувства, и передать его городским властям.

Скажете, пустяковая ситуация? Не стоит газетной строки, житейские мелочи? А что еще остается живущим на мизерные пенсии и зачастую чувствующих себя брошенными на произвол судьбы далеко не молодым людям? Для многих поход в магазин, как событие, потому что до магазина надо как-то дойти. Нет, неслучайно "наши пожилые" выглядят совсем не так, как их иностранные белозубые сверстники, бодро сходящие в город на экскурсии с трапов круизных лайнеров. Уделом наших, "родных" стариков стала борьба за выживание, за каждый день. И дело не в действиях вышеупомянутого милиционера, который, конечно же, действовал согласно должностным инструкциям. Вопрос: "Почему в глазах пожилых людей с каждым годом все больше грусти и страха?

Хоть и говорят про старость, что это не радость, но этой чаши никто не минует. Поэтому очень хотелось бы, чтобы пожилой возраст в нашей стране был по настоящему почтенным, исходящим из понятий "почтение", "почет". Ведь только почета и уважения заслуживает тот, кто прожил большую трудовую жизнь, родил и поставил детей на ноги.

Оксана НЕПОМНЯЩИХ.

Глас народа

КАК ВАМ ЖИВЕТСЯ, ДОРОГИЕ НАШИ СТАРИКИ?

Т.К. БУЛАНОВА, бывший врач горСЭС, 73 года:

— Когда были молодыми, мы работали для лучшего будущего нашей страны. Сейчас грустно видеть, что разрушено все, что нами создавалось. Пожилым людям сейчас сложно и психологически, и экономически.

А.А. ЖАДЬКО, председатель ветеранской организации:

— Крайне тяжело. Чем это вызвано? Повышением тарифов на коммунальные услуги, высокими ценами на продукты питания и лекарства. Пенсия не соответствует прожиточному минимуму. Из этого следует, что люди отказывают себе в нормальном питании и приобретении лекарств на лечение. Получается, что заслуженные люди, которые воевали или пережили войну, восстанавливали страну из руин, отдали свое здоровье на благо общества, сейчас, в преклонном возрасте, не имеют соответствующей поддержки государства.

Н.В. ОВЕЧКО, 72 года:

— Я инвалид первой группы. С 16-летнего возраста работал. Рабочий стаж 46 лет. Трудился, пока не заболел. Теперь половина пенсии уходит на то, чтобы поддержать здоровье. Средств на нормальную жизнь не хватает. Пользуюсь льготой на оплату коммунальных услуг — оплачиваю частично, как дитя войны. Но почему-то моя жена, которая тоже является ребенком войны, эту льготу не получает. Для ее оформления нужно разделить счета, то есть развестись с женой. Такие вот казусы со льготами. Но мы не обижаемся на жизнь. Войну и разруху пережили. И нам не привыкать к тяготам жизни.

Э.П. ДУНАЕВА, ответственный секретарь Ленинского совета ветеранов:

— Беспокоит положение с ростом цен на лекарства. Например, в четверг в аптеке корвалгин стоил 9 гривен, в понедельник — 10 гривен 50 копеек; кардиомагнил стоил 34 гривны, через неделю — 40 гривен. В аптеке подтвердили, что лекарства дорожают ежедневно Так накручивают цены, что становится непосильно для пенсионеров.

З.Я. МАТЕЦКАЯ, 60 лет:

— Питание очень дорогое. Хожу по рынку, чтобы купить что-либо подешевле. А каково тем, кто не может ходить? Лечение практически недоступно. В больницу пенсионеры не ложатся из-за отсутствия средств, а об операции даже думать нельзя — так это дорого. Кто решился лечь в больницу, все необходимое берет с собой: тарелки, ложки, постельные принадлежности и т.д. Разве это нормально?

А. СЕРГЕЕВА, пенсионерка:

— Я бы хотела, чтобы государство больше заботилось о людях, которые прошли через пекло войны. Чтобы пенсии дали возможность достойно прожить ветеранам оставшиеся дни. Воспитывать молодежь в духе уважения к старикам. Ну, а нашим ветеранам можно пожелать здоровья, благополучия, и чтобы они помогали друг другу.

Другие статьи этого номера